Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Комментарий дняАрхив публикаций ]
Распечатать

Человек с «макаровым»


Вслед за настоящей войной на московских улицах между спецслужбами и террористами –началась другая война —грязная и кажущаяся совершенно непонятной. Война между двумя правоохранительными ведомствами нашего государства — МВД и ФСБ, обвиняющими друг друга во всех смертных грехах в связи с захватом заложников. Виноватые есть, виноваты они очень сильно, искать этих виноватых непременно будут — причем в обоих ведомствах, одно из которых не смогло проработать информацию о готовящейся "исключительной операции в Москве", обещанной Масхадовым чуть не за неделю, а другое — пропустило людей с ружьем в зал "Норд Оста", не нашло их ни на подступах к Москве, ни на улицах Москвы, нигде… Соответственно, каждое из двух ведомств заинтересовано в том, чтобы более виноватым оказалось другое.

Пока выигрывает ФСБ, проколы которого меньше бросаются в глаза и которое смогло реабилитировать себя действиями спецподразделений при штурме. В результате в прессе то появляется информация о задержанном ФСБ милиционере, передававшем по телефону все секретные сведения прямо в зал террористам, то жуткие откровения спецназовцев - участников штурма, вроде такого, совершенно кошмарного: "Одного мента мы просто избили. Он подошел к лежащей женщине, взял ее сумку, вытащил кошелек и положил его в карман. И вдруг увидел, что она приходит в себя. И со всей силы ударил ее сапогом по лицу. Мы избили его. Кто-то кричал: "Убей его, на боевые спишем". Эти утверждения тут же опровергаются МВД, говорящим, что ничего подобного просто не было, но беда в том, что милиции никто не верит. Жуткие истории, даже если они чистой воды клеветническая выдумка, смотрятся настолько естественно в связи с имиджем российской милиции, что кажется — припиши милиционерам поголовное людоедство — и то — никто не удивится.

Царящая в правоохранительных органах атмосфера коррупции, непрофессионализма и "ментовского беспредела", создает ситуацию в которой граждане чувствуют себя не только не в безопасности, но, напротив, в опасности, если видят человека в синей форме или свет проблесковых маячков на белых "фордах". Милицию боятся не как карателя, а как врага, едва ли не столь же страшного как террористы и криминал, и, к тому же, часто действующего с ними заодно. Западное понятие "грязный полицейский", означающее полицейского сотрудничающего с криминалом, в России не могло бы привиться ровно потому, что у нас все уверены — других "полицейских" попросту не бывает. Остается задать только один вопрос — как вообще может существовать государство, в которой престиж основной правоохранительной структуры не просто нулевой, а имеющий, так сказать, черную харизму", и в которой стражей порядка боятся, презирают, ненавидят — и это почти все чувства который испытывает общество к "ментам" (кроме, разве что, мифических теле-"Ментов" и мифической Каменской)? И дело не в том, что на самом деле все не так плохо и достаточно часто работники МВД выполняют свою работу профессионально, честно и благородно — увы, милиция не может работать, не обращая внимание на общественное мнение… России нужна не просто реформа правоохранительных органов, а реформа взгляда на суть правопорядка и правоохранения, взгляда принципиального и, можно сказать, социально философского и религиозного.

Нынешнее положение вещей, в которой с одной стороны беспредельничающую, бездельничающую, а порой – бандитствующую милицию терпят как "неизбежное зло", основано на определенном взгляде на государственные силовые структуры. Этот взгляд, по сути своей — марксистский, предполагает отношение к аппарату государственного насилия как к инструменту насилия власти (точнее правящего класса) над обществом, как инструмент прежде всего обращенный против общества, а против криминала в той степени, в которой он является "протестом против общественной несправделивости" и угрожает спокойствию правящих классов. При таком раскладе ничего удивительного для народа в насквозь коррумпированной и насильничающей "ментуре" нет — напротив, она воспринимается как некое "неизбежное зло", от которого все равно никуда не деться, если мы не хотим анархии. С таким "неизбежным злом" пытаются договариваться, не иметь дела (знаменитый российско-советский принцип "не обращаться в милицию") и т.д., но никак не менять и не реформировать, поскольку черного кобеля добела не отмоешь.

Христианский взгляд на правоохранительные органы не позволяет и не позволит мириться с их нынешним состоянием. Дело не только в том, что "органы", будучи карающей частью государственной машины, должны быть, по апостолу Павлу, "страшны не для добрых дел, но для злых" и должны поднимать свой меч (изображенный у них на эмблемах) только против творящих злое… Эта функция правоохранительных органов не вполне непонятна и сейчас — по крайней мере в советские времена о ней еще помнили и киношный советский милиционер был именно таким "этическим философом", но только вооруженным пистолетом Макарова.

Важно понимать, что христианская концепция государства, основана еще на одном важном требовании к правоохранительным органам — они должны обеспечивать не только физическую безопасность людей, но и их безопасность нравственную — специальная социальная группа "сотрудников правоохранительных органов" (равно как и специальная группа "солдат") существуют в обществе именно для того, чтобы уберечь большинство граждан от постоянного принятия дела правосудия в собственные руки, для того, чтобы рядовой обыватель не имел необходимости сталкиваться со всей той кровью, грязью, моральными травмами, которые связаны с вооруженной борьбой со злом, с сопротивлением злу силою, которым вынуждены заниматься правоохранители. Задача милиционера не только в том, чтобы защищать обывателя от бандита (с этой задачей наше МВД справляется хотя бы иногда и хотя бы частично), а также и в том, чтобы вставать между бандитом и обывателем непроницаемой стеной, быть плотиной на пути грязного криминального потока. Сейчас же, мало защищенный физически, рядовой гражданин вообще не защищен морально, его постоянный страх и недоверие по отношению к правоохранителям оказываются убийственны для всей государственной системы.

Нынешнее состояние правоохранительных органов оказывается не только опасно, но еще и безнравственно, и страх перед "человеком с "макаровым" это самый разрушительный, самый разлагающий и обезоруживающий среди многочисленных срахов, разъедающих наше общество. Нормальной государственности нельзя построить на силовых структурах, которых обыватели будут бояться. Потому серьезная государственная реформа правоохранительных органов, неизбежная после случившейся трагедии, должна преследовать в качестве конечно цели, то, чтобы не надо было бояться человека с "макаровым". Не надо не потому, что его "распиарили", а потому что он в действительности "страшен не для добрых дел, но для злых" (Рим. 13, 3).


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования