Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Комментарий дняАрхив публикаций ]
Распечатать

Под знаменем политического ислама. В минувшем году российский ислам нередко проявлял себя как политическая, а не сугубо религиозная система


В уходящем году стало очевидно, что в мире в целом и в исламской его части в особенности тенденция на открытость и диалог цивилизаций сдала позиции, уйдя из политики в рамки академических мероприятий. Например, на состоявшейся в ноябре в Вене конференции "Ислам в современном мире", где говорились очень правильные вещи о противостоянии терроризму и диалоге цивилизаций, присутствовали такие лица как бывший президент Ирана Хатами, иракский президент Джелал Талабани и афганский – Хамид Карзай. Все эти деятели либо ушли с политической арены, показав себя как никудышные практики, либо имеют однозначную репутацию марионеток Запада.

Реальная политическая жизнь исламских стран жестче. В Иране общество дружно проголосовало за молодого "технократа" Ахмадинежада, на поверку оказавшегося шиитским радикалом-обскурантом. Он свято верит, что приход скрытого имама – мессии приблизится, если запретить чиновникам покупать дорогие автомобили, запретить молодежи слушать западную музыку и стереть с карты государство Израиль. Он, вполне может статься, как ильфопетровский Балаганов также убежден, что земля плоская, и Исламская Республика Иран – пуп этой земли. Все это было бы смешно, если бы не было так грустно, поскольку речь идет об одном из действующих руководителей влиятельного, в том числе и в военном отношении, государства.

В соседнем Ираке картина тоже довольно безрадостная, даже несмотря на прошедшие, наконец, парламентские выборы. Продолжающиеся взрывы и захваты заложников демонстрируют, прежде всего, то, что сформировавшееся традиционное исламское общество отторгает ценности западных демократий. Может, правда, потому, что они навязываются извне силой. Но вот в Египте, а еще раньше в Турции, активно усиливаются исламские политические силы, тесня доморощенных секуляристов и сторонников прозападного пути развития. Может, все дело в том, что ислам – очень эмоциональная религиозная культура? Или, наоборот, ответ лежит в такой рациональной области как международная экономика? Точный ответ пока не просматривается за облаком от взрывов, прозвучавших в минувшем году в доселе "спокойных" Египте и Иордании.

Зато в России основные тенденции вроде бы ясны. Во-первых, РФ всё-таки стала наблюдателем в Организации Исламская конференция, тем самым подтвердив, что эта страна с 20-миллионным мусульманским населением является частью исламского мира. Правда заметно, что наш политический истэблишмент пока толком не знает, как распорядиться этим статусом. И кадровые проблемы существуют. Ну, как, например, пошлешь на саммит ОИК в Священной Мекке сотрудника МИДа, курирующего этот вопрос? Последний раз вышли из положения очень интересно – послали бывшего казанского мэра, а ныне полномочного представителя президента в Дальневосточном федеральном округе Камиля Исхакова, человека сугубо светского, зато "этнического мусульманина". Не важно при этом, что проблематикой международных отношений в мусульманском мире он никогда не занимался. Имя-фамилия соответствует, тогда – вперед, и успехов на дипломатическом поприще… Ведь немусульманину закрыт доступ в священные цитадели ислама – Мекку и Медину.

Общественная активность российских мусульман возрастала по двум направлениям – объединение уммы через попытки введения поста единого муфтия и создание новых общественных организаций. Уже давно анализ ситуации показывал, что введение "единомуфтия" вряд ли возможно в нынешних условиях. Серьезные препятствия к этому кроятся не только в доктринальной религиозной сфере, но и в этноконфессиональной и геополитической специфике мусульманских народов Кавказа, а также в продолжающемся "нестроении" между двумя, условно говоря, тюрко-мусульманскими структурами – Центральным духовным управлением мусульман России и Советом муфтиев России. События вокруг попыток введения поста единого муфтия показали и еще одну проблему – разобщенность и противоречия между татарскими религиозно-общественными элитами. Идею "единомуфтия" проталкивало Духовное управление мусульман Нижнего Новгорода совместно с культурно-национальным движением татар-мишарей, что вызвало негативную реакцию Казани. Татарстан ясно дистанцировался от этой инициативы. Не поддержал этой инициативы также и общероссийский мусульманский лидер Равиль Гайнутдин, по происхождению также уроженец Казани. И это при том, что на пост единого муфтия прочили именно его. В результате Первый форум мусульман России, приуроченный к 100-летию Первого съезда мусульман, оказался мероприятием провальным с точки зрения представительности и результатов. Присутствовавшие на нем представители преимущественно поволжских духовных управлений мусульман так и не пришли к созданию не то что единого муфтията, но даже и Совета улемов, призванного выпускать если и не единоличные, то по крайней мере согласованные богословско-правовые эдикты (фетвы), в которых российские мусульмане испытывают очень большую нужду. А Казань активно продолжала "гнуть свою линию" и в декабре созвала свое мероприятие, также посвященное столетнему юбилею Первого съезда мусульман. И оно, надо признать, оказалось более представительным, нежели нижегородский форум, хотя и не задавалось глобальными целями, вроде "единомуфтия". Точку поставило недавнее выступление муфтия Татарстана Гусмана Исхакова, заявившего, что о едином муфтии сегодня говорить нельзя, мусульмане Татарстана не поддерживают эту идею, и необходимо, прежде всего, укрепить сотрудничество религиозных кругов с государством и обществом.

Вывод отсюда такой – ждать юридического объединения российской уммы придется, видимо, еще долго. А вот Татарстан сделал серьезную заявку на то, чтобы превратиться в духовный центр российских мусульман, исключая Кавказ, и к этому есть предпосылки, заключающиеся как в достаточно продуманных действиях светского и духовного руководства республики, так и в исторически сложившемся культурно-религиозном (а где-то даже и государственном) статусе Татарстана.

Теперь о мусульманских общественно-политических инициативах года. Известно, что судьба созданных за эти годы мусульманских политических структур весьма печальна – иных уж нет, те далече, а третьи превратились в "театр одного актера", не имеющего влияния на реальную политику. Минувший год ознаменовался двумя новыми инициативами – созданием организации "Аль-Хак" ("Справедливость"), возглавляемой членом Общественной палаты Камилжаном Каландаровым, и "Российского исламского наследия", созданного при финансовой и организационной поддержке известных предпринимателей братьев Умара и Хусаина Джабраиловых. "Аль-Хак", появляющийся в фокусе внимания общественности и СМИ от пресс-конференции к пресс-конференции, сосредоточился на социальной и правозащитной деятельности. И представляется, что такие инициативы, как создание бесплатных юридических консультаций, пунктов помощи, где медицинские услуги и родовспоможение оказываются в соответствии с шариатом, сегодня более востребованы обществом, нежели нечто "глобальное". Есть у организации и "глобальные" инициативы вроде Всемирного мусульманского форума, намеченного к проведению в Чечне. Назначенный на декабрь, он "по техническим причинам" перенесен на февраль. Поживем, и, даст Бог, увидим.

Ситуацию с другой инициативой – "Российским исламским наследием" (РИН) - можно обозначить как парадоксальную. Организация была создана с целью единения мусульман, считающих себя таковыми не только в смысле религиозном, но и культурно-этническом. Она поставила своей целью, прежде всего, развитие российской уммы в социально-экономическом и культурном ключе. Жаль, что, располагая для реализации этих планов ресурсами, это общественное движение пошло… куда-то не туда. Оно превратилось в собирающийся время от времени дискуссионный религиозно-политический клуб, в котором солируют одни и те же лица, имеющие, зачастую, репутацию фундаменталистов и радикалов. В результате, РИН, созданный с вполне "либеральными" и "демократическими" целями, получил совершенно незаслуженную и неадекватную репутацию "фундаменталистской" организации. Конечно, можно продолжать действовать в формате дискуссионного религиозно-философского клуба. Но это – очень скорый путь в тупик, что явно не стоит тех ресурсов, которые тратятся на проект. Можно диверсифицировать деятельность организации, сделав акцент на видимой практической деятельности. Такой подход представляется куда более перспективным.

Несколько строк о еще двух обстоятельствах, связанных с жизнью мусульман в году уходящем. Первое – начало преследований российских граждан в связи с принадлежностью к так называемым исламским экстремистским организациям, в частности, к пресловутой "Хизб ут-Тахрир". Но это тема больше подходит для правозащитно-политической хроники, нежели для религиоведческого анализа.

Второй сюжет – ситуация вокруг публикации книги экс-секретаря Межрелигиозного совета России (МСР) Романа Силантьева об истории современного российского ислама. Конфликт, признаем, хоть и бурный, но все-таки очень верхушечный. Как не крути, но большинство читателей в метро сидят, уткнувшись в романы Марининой и Донцовой, а вовсе не в красно-коричневый фолиант "Новейшей истории исламского сообщества России" объемом в 624 страницы. Повторим кратко уже озвученную нами ранее оценку этого труда: г-н Силантьев своей публикацией морально-этические принципы работы на такой должности как исполнительный секретарь МСР попрал. Да и со многими статьями положения о МСР факт такой публикации не очень стыкуется. Но хочется обратить внимание на одно последствие "книжного скандала". В его результате несколько пошатнулся авторитет РПЦ МП как модератора МСР и лидера межрелигиозных процессов в среде "традиционных конфессий". Под шумок скандала некоторые мусульманские лидеры, ранее активно говорившие о том, что государство должно быть светским, вдруг стали пытаться протащить в образующемся ваккууме собственные клерикально-политические идеи. Вполне возможно, что процесс "брожения умов" в этом направлении происходит и в других "традиционных" религиозных общинах.

Уходящий год наводит еще на один вывод очень общего характера. Ислам в мире, и в России в том числе, проявляет себя как явление больше политического, нежели сугубо религиозного характера. В нашей стране околоисламская деятельность напоминает некую совокупность аппаратных игр, сопровождающихся акциями самопиара. Это, безусловно, тоже политика, но лишь малая ее часть. А вообще-то политика – это, как известно, искусство управления государством и обществом.

У большинства отечественных мусульман-неофитов, пришедших из немусульманской среды, все более очевидной становится именно политическая мотивация их выбора. Эти люди в своем немусульманском прошлом зачастую принадлежали к леворадикальным или националистическим группировкам. Впрочем, подобное характерно и для многих неофитов в Европе и Америке.

Можно возразить: ислам не только исповедание веры, но и образ жизни, интегральная система, включающая в себя и политическую составляющую. Это верно, но не верна слишком тесная привязка исламской идентичности к политической составляющей, особенно в обществе, где преобладают немусульмане. Для стран с большинством мусульман такая тесная привязка, наверное, более эффективна. И напомним еще, что Священный Коран призывает мусульман соревноваться между собой в благочестии, а вовсе не в политике, более напоминающей политиканство.

Кстати, эта проблема предлагается для возможного обсуждения в году будущем, причем не только в межрелигиозном формате, но и с привлечением представителей консервативно-ортодоксальной части российской уммы и мусульман – носителей либеральных взглядов.

А пока хочется завершить этот год, перефразировав высказывание председателя Исламского комитета Гейдара Джемаля, прозвучавшее на митинге, посвященным Дню Победы: "С Новым Годом, товарищи! Аллаху Акбар! (Бог превыше всего! – Ред.)".

Валерий Емельянов,
для "Портала-Сredo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования