Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Комментарий дняАрхив публикаций ]
Распечатать

Красный щит для мусульман. Чем же уязвляет российский государственный герб?


Скандал вокруг протестов против христианской символики на российском гербе продолжается. Кто-то из мусульман поддерживает инициативу муфтия Нафигуллы Аширова, кто-то, напротив, высказывается в том духе, что, мол, все это чепуха, и ничьих религиозных чувств "неправоверная символика" не оскорбляет. Все это при том интересном обстоятельстве, что официально-то креста на нынешнем российском гербе нет. В описании герба в Федеральном конституционном законе РФ написано достаточно ясно: "Государственный герб Российской Федерации представляет собой четырехугольный, с закругленными нижними углами, заостренный в оконечности красный геральдический щит с золотым двуглавым орлом, поднявшим вверх распущенные крылья. Орел увенчан двумя малыми коронами и - над ними — одной большой короной, соединенными лентой. В правой лапе орла — скипетр, в левой — держава. На груди орла, в красном щите, — серебряный всадник в синем плаще на серебряном коне, поражающий серебряным копьем черного опрокинутого навзничь и попранного конем дракона". И ни слова о кресте...

Вероятно, среди спорящих в верхах никто не захотел обратить на это внимание. А, может быть, и не сумел по причине увлеченности самим спором. Потому что как-то не хочется думать, что и сами законодатели имеют смутное представление об утвержденном ими государственном символе.

Но вопрос, собственно, не в этом. Интересней было бы придти к единому мнению в том, что может означать нынешний герб и что может означать наш государственный символ для государства и населения страны.

Итак, символ (от греч. simbolon) – отличительный и, в более глубоком смысле, сакральный знак. В придаваемом ему сегодня значении, в символе воплощена некая идея, которой определенная группа людей придает особый смысл. Изначально символ был предназначен для того, чтобы быть понятным лишь определенной группе единомышленников. Для тех же, кто не был посвящен в его смысл, он оставался непонятным. Иначе говоря, главным свойством символа была явность для одних и таинственность для других. Однако в более поздние времена большинством известных ныне символов этот признак был утерян, хотя значимость свою в виде общественных фетишей они не утеряли до сих пор.

Государственный герб Российской империи имел свое вполне определенное толкование, и существенно отличался от нынешнего российского герба. Составляющие его элементы, в отличие от герба нынешнего, означали конкретные вещи. "Всевидящая" птица – объект поклонения, короны – наследную византийскую царственность, держава – власть и скипетр ‑ ее Божественное происхождение. Две головы орла - это наследие Византийской империи, которое означало саму суть понятия империи, требующей всестороннего контроля над колонизированными землями. Кроме того, в том гербе на скипетре действительно был крест, в отличие от нынешнего набора непонятных круглых набалдашников.

Определенного рода мифологическую конкретность подразумевал собой и советский герб, провозглашавший сытость и распоряжение жизнью государства исключительно рабочих и крестьян.

Но, если попытаться определить нынешний, постперестроечный российский герб, то он выглядит ничем не оправданным "набором предметов", никоим образом не увязанных между собой. Создается впечатление, что в конструкции герба каким-то непостижимым образом отразились и процесс формирования ныне существующего государства российского, и его результат. Для того, чтобы убедиться в этом, достаточно просто внимательно присмотреться к узаконенному эталону герба, которым проиллюстрирован посвященный ему Федеральный закон "О государственном гербе Российской Федерации".

Красный цвет поля герба во всем мире символизирует одно и то же. Это активное мужское начало, цвет жизни, огня войны, энергии, агрессии, импульсивности. Одновременно - опасности, беды, отрицательных эмоций и бешенства.

Фигура двуглавого орла, который сам по себе означает требование поклонения, выполнена на эталоне герба в цвете червленого золота, практически коричневого цвета, который на красном фоне выглядит радикально черным. Если условно желтый цвет золота означает беспечность и легкомыслие, то черный символизирует отрицание всех цветов жизни и самого бытия. Три короны – две на головах орла и одна (большая) над ними ‑ появились только в эпоху Петра Первого и символизировали власть над Великой, Малой и Белой Русью.

На груди орла серебряный св. Георгий на серебряном коне, оба серого цвета ‑ цвета отречения, смирения, меланхолии, безразличия и бесчувствия. Он, несомненно, благороден, этот цвет, но и неопределенен, нединамичен. Это несколько компенсируется синим плащом, цвет которого означает бесконечность, вечность и истину. Всадник попирает конем и пронзает копьем черного дракона, что в виде символа борьбы добра со злом, отвечает идее всевозможных религий и может считаться единственным элементом герба, который очень условно несет религиозный признак.

Кстати, всадника, поражающего дракона, надо определять, как персонаж "архетипичный". Этот символ был известен в древних индийской, персидской, тюркской и среднеазиатской культурах. На Руси, на гербе Москвы, всадник, поражающий дракона, появился в начале XIV века, но почти сразу был заменен на всадника с соколом. И только по Указу Димитрия Донского он был возвращен и стал с тех пор бессменным символом московского княжества. Гораздо позже, в XVI-XVII вв., всадник, поражающий дракона, начинает ассоциироваться со св. Георгием, а официально утверждается атрибутом герба Москвы лишь в XVIIIвеке.

При этом нельзя не отметить, что св. Георгия под именем Джюрджиса за совершение подвигов на территории нынешнего Дагестана, где, как считают историки, находится его могила, почитают и мусульмане. В Российской империи орден Георгия Победоносца в виде солдатской награды, существовал даже в двух вариантах ‑ на кресте для христиан и на восьмиугольном щите для мусульман.

Ничего удивительного в этом, кстати, нет. Ведь Георгий жил в конце III века, то есть более, чем за три столетия до возникновения ислама. Иными словами, у современных мусульман нет никаких реальных оснований считать, что современный российский герб как-либо оскорбляет их религиозные чувства.

Другой вопрос, что может значить он для всех без исключения российских граждан – христиан, мусульман, иудеев, буддистов, неверующих и т.д. Поэтому имеет смысл попытаться сформулировать, что может значить его символика, если совместить значения отдельных элементов этого символа новой России воедино. Ведь, геральдика ‑ наука капризная, не признающая случайностей или несовместимости. Поэтому, прямо с красного поля геральдического щита, форма которого называется французской, можно говорить об общем настроении активности, даже агрессивности, связанной с неустойчивостью, опасностью и неуправляемостью. На этом поле – имперский, почти черный двуглавый орел, ассоциируется с неподвижной безжизненностью и, одновременно, властностью и владением многим. Правда, внутри он все же золотой, то есть желтый – беспечный и легкомысленный. Но на нем все равно три короны, а в лапах две власти – земная и сакральная.

Все это, конечно, освящает присутствие св. Георгия, которому трудно, наверное, удерживать всю эту несуразицу от распада на составные части. Тем более, что и сам он, которого по традиции изображают в красном плаще на белом коне, сотворен отечественными законодателями в подчеркнуто меланхоличных, смиренных тонах. Будучи в соответствии со своим статусом среди остальных элементов герба единственной его духовной составляющей, святой воин, одетый в синий плащ, тоже заключен в красный французский щит, и поглощен, сдавлен со всех сторон чревом двуглавого гиганта...

Среди наиболее серьезных исследователей сущности символа особо выделяется наш великий соотечественник о. Павел Флоренский. По его мнению, символ – это не просто мертвый знак, а само бытие в неразрывности своей связи с сущностью. Символ Флоренского ‑ это мост между феноменальным и ноуменальным (вещественно ощутимым и мистическим). Живя одновременно в двух реальностях, символ является как бы зримым отражением неуловимой иными средствами глубинной сути явления. Свою теорию символа о. Павел создавал на основе исследования православной иконы.

Трудно сказать, с какой "иконой" приходится иметь дело в данном случае. Но нерасторжимой связи символа с невидимой реальностью, тем не менее, пока никто не отменял.

Михаил Ситников,
для "Портала–
Credo.Ru".


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования