Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Комментарий дняАрхив публикаций ]
Распечатать

Кризис политической религиозности в России – история наших дней. Реальные перспективы существования Межрелигиозного совета России


Сам по себе, единичный факт или событие - не более, чем факт и событие. Ряд фактов и событий обязательно дают некую сумму, позволяющую рассматривать их как тенденцию, как фактор истории – неважно, к давнему или недавнему времени они относятся.

Все начиналось просто и понятно. Книга Романа Силантьева об исламе не могла не вызвать бурной реакции - не столько своим фактическим содержанием, сколько условно говоря, этико-личностным фактором – статусом автора как секретаря Межрелигиозного совета России (МСР), ключевую роль в котором играют мусульмане. Последовавшая за публикацией этой книги отставка автора с поста секретаря МСР и сложившаяся ситуация, при которой межрелигиозные отношения можно было начать формировать, как говориться, с чистого листа (и в более конструктивном, нежели прежде, духе), привели, в результате, к следующим последствиям.

Воспользовавшись некоторым замешательством в административных кругах и в ОВЦС МП, задетые содержанием книги мусульмане (точнее, отдельные представители ислама) пошли в лобовую атаку. Теперь уже, используя пресловутый принцип "светскости", они пытаются протащить идею замены государственных символов, находя в них неприемлемое религиозное наполнение. Хотя, став частью государственной атрибутики, религиозный по происхождению символ теряет свое буквальное значение. Тому пример – полумесяц на флагах Турции, Узбекистана и Азербайджана. Он, конечно, тоже связан с религией, но как хоть и значительный, но второстепенный элемент. Равно как и изображение креста. А вот, скажем, в государствах почти на 100 % шариатских, таких как Саудовская Аравия или Иран, в государственной символике действительно присутствуют сакральные символы высшего порядка. У первой на флаге слова исповедания веры – шахады, у второго – стилизованное на персидский манер имя Аллаха.

Этот историко-геральдический экскурс подводит нас к выводу: вся нынешняя шумиха имеет только одну цель – воспользовавшись замешательством в стане оппонентов, продавить свои религиозно-политические интересы. И это не хорошо, не плохо, а понятно.

Но еще есть иудеи, объединенные в Федерацию еврейских организаций России (ФЕОР), и они не дремлют. И вот уже появляется заявление с просьбой рассмотреть некоторые высказывания мусульманских деятелей, имеющие антисемитскую направленность. А сама проблема специфического "мусульманского антисемитизма" мало исследована с точки зрения религиозной доктрины, и поднимать ее сейчас – значит серьезно усугублять ситуацию. Это задвигает еще дальше возможность установления более или менее устойчивого межрелигиозного мира в РФ.

Вполне возможно, что результатом нынешней кампании станет то, что межобщинные конфликты наших "традиционных" религий, которые раньше в рамках МСР худо-бедно притормаживались, теперь развернутся с новой силой и размахом. Большинству же российских граждан, а также светским властям, станет ясно, что МСР – однозначно есть структура, напоминающая не общественно-политический институт, а кухню в коммуналке. И их отношение к авторитету Церкви, инициировавшей создание такого "уникального органа", станет соответствующим.

Какие уроки стоит извлечь из этой истории? Религия, по природе своей, явление, в первую очередь, духовное, психологическое и социальное, а политическое – в последнюю. И когда это последнее становится во главу угла, из религии выхолащивается содержание духовное. И тогда наступает кризис. Об этом свидетельствует вся мировая история религий. Сейчас, когда дискуссия внутри МСР по "делу Силантьева" идет на межличностном, а точнее даже на "подковерном" уровне, представляется, что этот метод не очень эффективен для "межрелигиозного дела", разве что позволяет реанимировать его на некоторое время.

В России есть протестанты, католики – конфессии с развитой социальной доктриной и практикой, есть определенная часть православных, мусульман, иудеев, вовлеченных в реальную жизнь, в то, что можно, несколько утрируя, назвать социальной сферой. Но их то в МСР в свое, совсем еще недавнее время, и не пустили. Может, в этом и состоит загвоздка?

Валерий Емельянов,
для "Портала–Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования