Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Комментарий дняАрхив публикаций ]
Распечатать

Не в деньгах счастье. Руководство РПЦ МП уже не просит у государства денег, оно само хочет стать государством


В течение последних 15 лет епархиальные центры РПЦ МП по всей России, как правило, получали здания церквей и строили новые храмы. Монастыри освобождались музейными работниками, а местный бизнес и региональные бюджеты финансировали многочисленные стройки с золотыми куполами и домами для причта. В настоящее время наступил период пресыщения материальными средствами, по крайней мере, теми, которые можно вкладывать в новые приходы. Об этом свидетельствуют все чаще появляющиеся сообщения о пустующих храмах, которые строились на деньги "новых русских" и районных администраций. Теперь и чиновникам надоело, и официальному православию требуется новый уровень общения с властью.

Однако руководители РПЦ МП, начиная с Патриарха Алексия II, не раз заявляли о том, что Церковь не хочет сливаться с государством. В этой ситуации идеологи Московской патриархии начали кампанию массированного давления на чиновников, чтобы добиться-таки принятия концепции "симфонии властей в новых исторических условиях".

Конфронтация патриархии с экспертами из Администрации президента РФ, как это ни странно звучит, проходит по наиболее принципиальным вопросам для светского государства вообще. Архиереи РПЦ МП, по сути, отвергают идею социального партнерства власти сразу со многими религиозными объединениями, существующими в России и включенными, к примеру, в Совет по взаимодействию с религиозными объединениями при президенте РФ. Напомним, что туда входят, наряду с управляющим делами Московской патриархии митрополитом Климентом (Капалиным) и главой Отдела внешних церковных связей митрополитом Кириллом (Гундяевым), лютеранином, мусульманами, иудеем и буддистом, лидеры тех религиозных традиций, к которым у многих священнослужителей РПЦ МП и националистически настроенной общественности сложилось отрицательное, если не оскорбительное отношение. Это, к примеру, президент Западно-российского союза церкви христиан – адвентистов седьмого дня Василий Столяр и председатель РОСХВЕ - Российского объединенного союза христиан веры евангельской (пятидесятников) - епископ Сергей Ряховский.

Против создания какого-либо нового, более функционального органа по работе с религиозными организациями давно высказывался митрополит Кирилл. По его мнению, появление в какой-либо форме, к примеру, в рамках структуры российского правительства, Совета по делам религий приведет к "вмешательству государства в церковную жизнь".

Более четко то, что стоит за общими высказываниями владыки Кирилла и чего боится священноначалие Московской патриархии, выразил Патриарх Алексий II. По словам предстоятеля РПЦ МП, "сегодня, если нужно, мы встречаемся с президентом, разговариваем по телефону с любыми министрами, а Совет по религии возьмет эти функции на себя, и никого не будет пускать". В данном заявлении, сделанном 23 ноября на встрече со священнослужителями, прослушавшими курсы повышения квалификации в Российской академии госслужбы при президенте РФ, Патриарх говорит не только о том, что чиновник, исходя из своей природы, возьмет инициативу государственно-церковных отношений в свои руки. Главным образом, в случае возникновения Совета по делам религий (или министерства или же департамента) сами церковные деятели потеряют возможность безраздельно пользоваться "телефонным правом".

Политическим врагом Московской патриархии оказывается та власть, которая допускает к "разговору по телефону с любыми министрами" представителей иных религиозных традиций. В ноябре поводом для того, чтобы показать свое отношение к концепции социального партнерства, стали события, которые развернулись вокруг Межрелигиозного совета России (МСР). 15 ноября на пресс-конференции в "Интерфаксе" исполнительный секретарь МСР Роман Силантьев заявил, что совет пока не собирается включать в свой состав представителей протестантских организаций, потому что "во-первых, в Межрелигиозном совете принята схема, при которой каждую религию представляет одно религиозное течение - например, ислам там представлен только суннитами. Во-вторых, в России существует настолько большое разнообразие протестантских конфессий, что ни один из отечественных протестантских лидеров не может представлять интересы даже трети последователей этого течения". Однако управляющий делами РОСХВЕ Константин Бендас сообщил, что протестанты и не подвали заявления о вступлении в МСР. Еще в апреле 2005 года Роман Силантьев отмечал, что в МСР невозможно также и присутствие католиков, так как они малочисленны и не относятся к "традиционным" конфессиям России. На просьбу главы российских католиков архиепископа Тадеуша Кондрусевича, прозвучавшую 26 ноября, о принятии Российской Католической Церкви в совет представители МСР уже не ответили ничего. Скандальная монография Романа Силантьева о новейшей истории ислама в России послужила фактически поводом для выхода из состава МСР верховного муфтия и председателя Центрального духовного управления мусульман России Талгата Таджуддина. События, спровоцированные руководством МСР, созданным по инициативе митрополита Кирилла, позволяют сделать вывод о том, что теперь глава Совета муфтиев России Равиль Гайнутдин является "кандидатом православных" на роль единого мусульманского лидера. В очереди на отчисление из МСР, по логике развития сегодняшней ситуации, стоит лидер Конгресса еврейских религиозных организаций и объединений России (КЕРООР) главный раввин России Адольф Шаевич, так как в рамках совета он не может конкурировать с близким к Кремлю главой Федерации еврейских общин России раввином Берл Лазаром. Невозможность подобных манипуляций в рамках государственного Совета по делам религий заставляет патриархию бороться против институтов, в которых непосредственно осуществлялись бы партнерские отношения религиозных групп и государства.

Церковь стала агрессивно требовать того, чтобы власть помогла ей получить серьезные рычаги воздействия на светское общество. В дипломатическом тоне жалобу на президента Путина и его политику социального партнерства написал митрополит Кирилл (Гундяев). В письме госсекретарю США Кондолизе Райс от 28 ноября этого года Кирилл подчеркивает, что в России "до сих пор отсутствуют регулярная капелланская служба в армии и местах заключения, институт посольских священников". По мнению митрополита, только негативное отношение к религии препятствует введению курса "Основ православной культуры" в школе, за что РПЦ МП выступает уже многие годы. В письме отмечается, что "роль Православия в истории нашего народа преднамеренно замалчивалась в советской школе... К сожалению, школьная программа не сильно изменилась с тех пор. Мы считаем, что преподавание школьных предметов с позиций материализма является нарушением права родителей на обучение детей в соответствии с их мировоззренческими взглядами". Пожалуй, впервые в столь объемной форме митрополит Кирилл обращает претензии именно к государству, пытаясь найти поддержкуу администрации американского Белого Дома.

Наконец, мощным идеологическим давлением на государственную власть является деятельность таких православных публицистов, как о. Андрей Кураев и о. Димитрий Смирнов. Их общая идея заключается в том, что серьезные социальные и культурные проблемы России – от алкоголизма и молодежного досуга до демографии и национальной идеи – можно решить с помощью Православия, точнее - с помощью аппарата нынешней РПЦ МП. К примеру, в статье в "Литературной газете" (от 30.11.05) жесткость риторики диакона Андрея Кураева о вымирании народа и миссии Церкви приблизилась к радикальным эпатажным высказываниям прот. Димитрия Смирнова о необходимости ввести Закон Божий в школах, а также крутить в прайм-тайм православные телепередачи "ради спасения нации". В этой связи естественным выглядит замечание заместителя главы ОВЦС МП прот. Всеволода Чаплина: "Тем, кто считает тенденции современной политкорректности нормой, можно только посочувствовать" ("Интерфакс", 01.12.05). Очевидно, что светскость государства – это то, что мешает структурам официальной Церкви стать объектом более масштабного протекционизма со стороны власти.

В начале мы говорили о том, что в РПЦ МП наступил период некоторого пресыщения финансовыми вливаниями, в том смысле, что кроме них потребовалось кое-что еще - влияние. На современном этапе развития отношений Московской патриархии и Кремля православным иерархам надо доказать, что чиновники должны не только помогать выделению денег на церковное строительство, но и способствовать росту идеологического влияния Православия в стране. Патриархия готова идти на конфронтацию с самыми высшими чиновниками, а не только с министерствами образования, здравоохранения или обороны. На карту поставлено многое.

Роман Лункин,
"Портал-Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-16 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования