Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Комментарий дняАрхив публикаций ]
Распечатать

Молчание ягнят и Великий Акафист


Если кто вдруг забыл — Москва — Третий Рим. Раньше были Второй – Константинополь, и Первый — Roma. А это означает, что история варварских нашествий на Город насчитывает не одно не только столетие, но и тысячелетие. Город всегда стоял верой и падал безверием. Церковная традиция включает в себя множество молитв, песнопений и праздников, посвященных тому, как Город был спасен от нашествия или от захвата нечестивцами — начиная от празднования победы Царя Константина над нечестивым Максенцием , во имя которой Церковь воспевает тропарь Кресту: "Спаси Господи люди Твоя и благослови достояние Твое, победы православным христианом на супротивныя даруя и твое сохраняя Крестом Твоим жительство", через празднование многочисленным случаям заступления Богородицы за Константинов Град, сошедшиеся в празднике Покрова и отразившиеся в одном из величайших произведений церковной поэзии одной из наиболее вдохновенных молитв— Великом Акафисте, и до праздника Владимирской иконе Божией Матери, в память о заступлении при нашествии Тамерлана.

Вот как пишет об этом современный автор в объяснении тропаря Великого Акафиста:

"В царствование Ираклия в 626 году, стеснили Царьград с востока персы, а с запада скифы и авары. Тогда патриарх Сергий, взяв икону "Одигитрия" и ризу Пресвятой Богородицы, прошел с крестным ходом по стенам города. Когда же он в водах пролива омочил ризу, море закипело, и корабли врагов потонули. Народ провел целую ночь на молитве во Влахернской церкви, воспевая благодарение Божией Матери - акафист, что в переводе означает "неседальный",то есть совершаемый стоя.

Акафистов - церковных хвалебных молитвенных песен Спасителю, Богоматери и Святым Угодникам - было создано множество. Однако самый древнейший акафист Пресвятой Богоматери был составлен именно в том самом 626 году по избавлении Константинополя от грозного нашествия. Этот акафист, состоящий из 13 кондаков и 12 икосов, послужил образцом, каноном для всех последующих. Создан он Григорием Писидой на основе стихир святого Ефрема Сирина, уже известного нам по покаянной великопостной молитве. Этот трогательный акафист заключает и радование, и удивление высочайшим совершенством Пречистой Девы, величием Ее и благостию, даруемой верующим.

Второе избавление Царьграда от агарян было при Константине Погонате в 670 году, третье - при Льве Исавре (716- 740 годах) или, по другим сведениям при Михаиле III (864 год) от агарян и скифов - наших далеких предков Аскольда и Дира. Важно, что неожиданное и полное поражение заставило воинов-славян всерьез задуматься над Божиим заступничеством за христиан, и тем промыслительно способствовало обращению части из них к Святому Православию".

Но из истории нам известны и случаи позорного падения Города, изверившегося, рассчитывающего не на Бога и не на человека, а только на то, что "как-то пронесет" и "все образуется". Так произошло с Римом при Аларихе, с Константинополем в 1204 и в 1453 году, и с Москвою в 1571 году при нашествии Девлет- Гирея…

Что поражает в сегодняшней Москве — так это отсутствие веры, полный отказ от мысли, что молитва, церковное действие способно что-то изменить в ситуации. Вся реакция общества сводится к истерическим выкрикам: "Почему Путин ничего не делает", кто-то требует немедленной капитуляции, кто-то немедленного штурма, кто-то коллективного самоубийства, коллективного руководства, кто-то тупо и с отчаянием смотрит в монитор, но молитвенного порыва, если он вообще есть, хватает только на короткое восклицание, но нет, увы, и не может быть такого, чтобы сейчас в центре православной Москвы совершилось сколько-нибудь массовое молитвенное стояние с просьбой к Богу о заступлении и защите. А ведь сказано — "Не надейтеся на князи, на сыны человеческие…" Показательно и молчание православных, именно православных религиозных лидеров, как бы дублирующих растерянное молчание Кремля. Мусульманские лидеры говорят громко, много и уверенно, потому что им приходится оправдываться за своих озверевших и потерявших облик человеческий единоверцев… А вот о чем говорит сухо-формальное заявление Патриарха и столь же формальное и неспешное, ничем не свидетельствующее о чрезвычайности и экстремальности события, обещание завтра служить молебен о спасении заложников? А что будет до завтра?

Никаких следов духовной мобилизации православного духовенства или хотя бы православных мирян, наподобие тех, которые спасали многажды от осады тот же Константинополь — не видно, хотя ситуация ничем не отличается от тогдашней. Действительно нашествие — безжалостное, кровавое и сулящее разрушением всей той жизни, к которой мы уже привыкли и в которой о Боге вспоминают крайне редко и только по большим праздникам… Действительно на Город, прямо в центр, прямо туда, где с равной статистической вероятностью мог оказаться почти каждый москвич…

Сегодняшняя беда — это не только ужас, но и вызов. Всем нам, тем кто живет в этом Городе, всем нам, кто живет в России, всем нам, кто еще может отличить добро от зла, а бандита и убийцу от "борца за свободу"… Это вызов не только властям, не только спецподразделениям, но и совести и душе каждого. И только если мы сможем встретить этот вызов достойно, для нас не прозвучат осуждением нашей теплохладности слова Константинопольского Великого Акафиста:

"Взбранной Воеводе победительная, яко избавльшеся от злых, благодарственная восписуем Ти рабы Твои, Богородице, но яко имущая державу непобедимую, от всяких нас бед свободи, да зовем Ти: Радуйся, Невесто Неневестная".


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования