Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Комментарий дняАрхив публикаций ]
Распечатать

Ночь в канун Дня всех святых. Язычество или сатанизм, религия или извращенность сознания?


Вот уже пять лет как ежегодно с приближением Хеллоуина в российских СМИ появляются более или менее категоричные мнения разного рода моралистов, призывающих запретить этот "нечестивый праздник". Его дата, ночь с 31 октября на 1 ноября, совпадает с кануном празднования Дня всех святых по католическому календарю, что выглядит особенно неподобающе в глазах многих верующих христиан, как бы намекая, таким образом, на определенную нарочитость нехристианского праздника. Разумеется, при этом никто не будет даже интересоваться, что Хеллоуин гораздо древнее праздников церковных, так как он, в развитии его до уровня средневековья, уже существовал много более 2000 лет. Разумеется, самые последовательные его противники в наше время – представители религиозных фундаменталистов всех направлений христианства – чаще всего знают об этом, и их рекомендации светским властям запретить откровенно языческий праздник, основываются не на историческом казусе.

Вот и в этом году, в середине октября в России стали появляться выступления священнослужителей, педагогов христианских учебных учреждений и православных антикультистов, в которых Хеллоуин определяется, как явление сугубо сатанинское, и именно в этом смысле враждебное не только Церкви, но и психическому состоянию нации вообще. С такими заявлениями выступили Архангельская и Новосибирская епархии РПЦ МП и, в частности, настоятель Александро-Невского собора г. Карасук Новосибирской области протоиерей Александр Новопашин.

Православный священник прямо указывает на сатанизм празднования, который проявляется в специфических нарядах устраиваемых ночных карнавалов, в устрашающих масках и прочем антураже, а обычай угощения участниками таких карнавалов друг друга разными сладостями ассоциируется у о. Александра с подношениями нечистой силе. Тем более, что, по его мнению, праздник этот особо отмечают "язычники, сатанисты, колдуны и ведьмы", поставленные им без тени сомнения в один ряд.

Однако он совершенно справедливо подмечает весьма своеобразное поведение значительной части отечественной молодежи на разного рода гуляниях и прочих широких мероприятиях, вроде футбольных матчей или выездных рок-фестивалей. Правда, Хеллоуин, в этом смысле, мало чем отличается от прочих праздников, в число которых входят и Новый год, и День победы, и день Воздушно-десантных войск (ВДВ), и самая что ни на есть христианская Пасха. Потому что напиваются до скотского состояния или обкуриваются наркотиками, а затем принимаются хулиганить, в том числе и занимаются вандализмом на кладбищах, яркие представители "нашего будущего" не только в одну единственную первую ноябрьскую ночь, а круглый год. Кстати, не отдавая при этом каких-либо предпочтений православным надгробиям, юные "отморозки" одинаково глумятся над могилами христиан, мусульман, иудеев и атеистов.

Что бы там ни было, частенько понять искреннее беспокойство тех, кто придерживается норм христианской морали, нетрудно. Хотя лучше бы, если такое чувство беспокойства возникало не только у священников и не только раз в году, а у всех, заботящихся о культурном поле россиян, и ежедневно. Но речь, собственно, не о том, как вероятнее всего способна наша молодежь употребить праздник, а о самом Хеллоуине. В частности, о его происхождении и о том, является ли он, в самом деле, сатанинским, или нет.

Источником празднования современного Хеллоуина историки уверенно называют древний кельтский огненный праздник Самхайн или Самуаийн (от кельтск. - "samhuinn"), присутствующий в календаре друидов и достаточно подробно изученный.

Год кельтов, населявших более двух с половиной тысячелетий тому назад в основном территории современных Великобритании и Франции, начинался с 1 ноября. Согласно древним преданиям, в ночь на "новый год" люди полностью гасили огни в своих жилищах, чтобы затем снова зажечь их от пламени святилищ, где жрецы, судьи и хранители высоких знаний и искусств – друиды - веками хранили неугасаемый Живой Огонь.

Циклическое восприятие всех процессов, наблюдаемых на Земле и на небе, было свойственно всем без исключения религиозным традициям язычества. Поэтому гашение огня символизировало у кельтов завершение очередного круга жизни, а принесение в жилище нового пламени было символом возвращения к жизни вновь, в ожидании следующей весны. Подобные "моменты" между двумя полноценными кругами жизни (как, например, чистилище, отделяющее христианского умершего от уготованного ему посмертья) во всех религиях и культах – в том числе кельтами – воспринимались как бы областями перехода из "этого" в "тот" мир, а значит – особо магическими. С таким восприятием тесно связано присутствие во многих религиозных традициях представлений о том, что в некие определенные дни, стена между грубым вещественным миром и миром духов (кельтск. - "siedh"), где обитают и ушедшие из жизни люди, становится столь тонкой, что и души мертвых, и сами духи могут беспрепятственно шастать туда-сюда. Понятно, что начало нового годового цикла связывалось в религиозных кельтских представлениях как раз с таким моментом.

Языческий пантеон друидизма включал в себя персонификации природных и космических сил и стихий, не разделяя их, как было это и в иных культах того далекого времени, на существ принципиально добрых и злых. В религии кельтов напрочь отсутствовали разного рода "дьяволы" и их "подмастерья", однако были, например, великаны, эльфы, многочисленные боги и духи, которые могли оказаться опасными для человека не оттого, что враждебны ему, а в силу различия между ними и человеком "от природы". Даже феи, которые считались кельтами наиболее опасными, т. к. могли заманить людей в свой мир, из которого назад дороги нет, делали это не специально, а невольно, одним лишь своим присутствием и чувством симпатии к какому-либо человеку.

Поэтому в ночь Самхайна, как и в других языческих традициях в подобные даты, у кельтов было принято вывешивать и выставлять разного рода имитации существ, призванные отвлекать неземных гостей от живых людей, а самим, тем временем, заниматься гаданием, устраивать себе угощение - словом, стараться делать вид, что "их в это время нет", и они – сами по себе, а духи с покойниками – сами по себе.

В настоящее время известно и описано более трех сотен духов и богов кельтского пантеона. В их числе и божества смерти Гуинэпнуд и Эроун (Gwynn ap Nudd и Arawn), но никак не несуществующее божество Самхайн, которое описывается в комиксах современных христианских протестантов, вроде тех, что выходят в издательстве Дж. Чика, и стали, вероятно, основой для аргументации нынешних принципиальных противников Хеллоуина. Согласно своей этимологии, кельтское слово "samhuinn" означает всего лишь "закончилось лето". Но понять доверчивых людей просто: ведь в расцвеченных журнальчиках и иной "желтой литературе" рассказывается, что кровожадному Самхайну кельты как раз при наступлении нового года приносят человеческие жертвы, а некие "черные друиды" ловят, тем временем, на дорогах невинных девушек, чтобы сотворить с ними нечто скверное.

Разумеется, подобные измышления больного рассудка имеют к кельтской языческой традиции такое же отношение, как жертвоприношение христианских младенцев к иудейской, или убийство жаб и змей в традициях вульгарного "православия", дабы "простилось сорок грехов", к православному христианству.

Вероятно, причина фобии, возникающей у представителей современных вероисповеданий по отношению к празднованию Хеллоуина, как и прочих не ассимилированных с монотеистическими религиями языческих праздничных дат, заключается в вульгарном представлении большинства людей, будто между язычеством и сатанизмом существует тождество. Однако, язычество - это определенный этап развития сугубо религиозного сознания. Даже, если судить по формальным признакам, многобожие и персонификация стихий, присущие языческим культам, не имеют ничего общего с сатанизмом. Кроме того, любое направление язычества, будь то древнегреческое, древнеримское или современное, всегда акцентирует внимание на том, что "темная сила", если существование таковой учитывается религиозными представлениями, так же принципиально враждебна язычникам, как шайтан мусульманам и дьявол христианам.

Собственно, само наличие "темной силы" - это прерогатива иудейско-христианской (авраамической) концепции, где в противовес Единому Сущему естественно подразумевается существование олицетворения абсолютного зла и разрушителя – сатаны, воспринятое позднее в составе авраамической традиции и мусульманской религиозной доктриной. В отличие от язычников, сатанисты являются сознательными поклонниками сатаны и темных сил, обращаются к ним за помощью и исполняют их волю.

Следует отметить, что сведения о человеческих жертвоприношениях в друидизме действительно существуют. В этом отношении мнения специалистов по кельтской культуре полностью совпадают, и заключаются в том, что в качестве жертвы в особых случаях небывалых стихийных бедствий, эпидемий или иных катаклизмов, либо кто-то вызывался выступить в качестве жертвы добровольно, либо предавался смерти заслуживающий ее по закону преступник. В остальных случаях кровавых жертвоприношений использовались, как и в остальных религиях, преимущественно животные, растения и ценные предметы. Однако, конкретно в празднование Самхайна, жертвы не приносились вообще.

Позднейшие мифы о друидах, равно, как и о многих других языческих культах, имеют свои корни в раннем средневековье периода распространения монотеистических религий – христианства и ислама. Такое мифотворчество представляется явлением совершенно естественным в процессе эволюции и общественного восприятия религии, и самого религиозного сознания. В этом нетрудно убедиться на примере средневековых текстов, где повествования о "демонической природе" язычества оправданы стремлением, например, христианской Церкви достичь наибольшей эффективности в распространении евангельского учения и расширении собственного влияния, как религиозно-культурного института.

Разумеется, древний кельтский праздник дожил до нашего времени далеко не в той форме, в какой отмечался он в дохристианской Европе. Такие современные атрибуты хеллоуина, как тыквы, которые "приехали" из Америки на наш континент только после плаваний Колумба, или обычай надевать маски и костюмы, свойственные средневековым карнавалам – все это позднейшие "наслоения" разных культур. Равно, как и мазанье мылом окон или переворачивание автомобилей колесами вверх, что было принято среди молодежи при праздновании хеллоуина в начале прошлого века в США. Ну, а теперь и наши российские "акселераты" в меру своих представлений о веселье, делают вклад в обойму этого праздника в виде откровенного вандализма, часто окрашенного в тона особо изощренного цинизма.

Поэтому, у о. Александра из Новосибирской области, нет никаких оснований утверждать, что "с юридической точки зрения проведение Хеллоуина в государственных и муниципальных образовательных учреждениях Российской Федерации, следует рассматривать как форму принудительного вовлечения учащихся в религиозные объединения сатанинского типа и обучение учащихся сатанинской религии". Другое дело, что именно голословные обвинения язычества, как одного из видов религиозного мировоззрения, в сатанизме, а не празднование хеллоуина, могут быть расценены, пользуясь словами самого священника, как "серьезное нарушение закона". Причем, закона не только морального, но и вполне уголовного, в соответствии с пунктом 2-б ст. 282 УК РФ (Возбуждение национальной, расовой или религиозной вражды), предполагающим наказание в виде лишения свободы на срок от 3-х до 5-ти лет. Ведь, разве останется равнодушным иной верующий из числа тех, что совершают налеты на неправославные религиозные организации и избивают иноверцев, если прочтет, например, такое суждение священнослужителя, как "Страшно становится, когда узнаешь, что вместо "Основ православной культуры" в школах насаждаются сатанинские праздники и наши дети вынуждены изучать обряды сатанистов"?

В заключение нельзя не заметить, что участие в праздновании хеллоуина христианина, ведущего действительно христианский образ жизни, выглядело бы, разумеется, нонсенсом, независимо от того, насколько безобидно проходило такое празднество. И не только потому, что ночной молодежный карнавал уходит своими корнями в древнюю языческую традицию, но и по той причине, что ему не стоит забывать о Дне всех святых, который на фоне непростой двухтысячелетней истории христианства, должен быть наполнен для него особым смыслом. Однако стоит вспомнить и о том, как должен воспринимать такой христианин праздники любых иноверцев, будь то иудеи, мусульмане или язычники – а именно, в силу непричастности к этим верованиям – отстраненно. Но ‑ с уважением.

Михаил Ситников,
для "Портала–
Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования