Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Комментарий дняАрхив публикаций ]
Распечатать

С церковью по жизни, или РПЦ МП после ОВЦС


Так уж получилось по всем известным причинам, что российская власть с Церковью по жизни шагает и отчасти через это надеется, что никогда и нигде не пропадет.

И это правильно. Ведь не с "Единой Россией" же ей шагать. Шагать можно только с тем, кто народу близок или хотя бы понятен. С Церковью как раз всегда всё понятно: храмы, свечки, духовенство – это такая же часть российского ландшафта, как поля, леса, березки, реки, облака, даже и подчас дубы…

Но это со стороны народа "всегда понятно", а вот со стороны власти – тут всегда не меньшие трудности, чем с какими-нибудь гидроэлектростанциями. Все понимают, что вот есть некоторая энергия, которая рассеивается просто так – вместо того, чтобы крутить динамо-машины. Но вот как ее заставишь крутить?

Поэтому у нас вся российская история – сплошной конкурс проектов разных устройств, аккумулирующих церковную энергию в государственных целях. Нынешняя Общественная палата при президенте РФ, список членов которой, вносимых президентом, был оглашен 30 сентября, – это еще одна попытка такого проекта. "Церковное" (если подразумевать под "церковным" представительство разнообразных, а не только христианских религиозных организаций) существует в этой палате наряду с разными светскими формами "общественного". Идея проекта – связать с персонифицирующим российскую власть президентом всё то, что для нашего общества социально значимо, но бюрократически не оформлено. Естественно, что и от религиозных лидеров кто-то должен "вписываться" в такой проект.

Про общественные перспективы Общественной палаты мы тут постараемся рассуждать поменьше, чтобы сосредоточиться на перспективах религиозных, и даже не на религиозных в целом, а лишь на тех, которые касаются одной, но очень уж важной, религиозной организации – РПЦ МП. Эти перспективы могут оказаться обнадеживающими даже и в том случае, если во всем остальном Общественная палата покажет себя не более общественной, чем все ее идейные предшественники. Обнадеживающими они, перспективы Общественной палаты относительно РПЦ МП, оказаться очень даже могут, хотя "общественными" — никогда.

Общественная палата формируется по бюрократическому принципу, то есть "авторитетность" приглашенных туда людей прямо связывается с их бюрократическим статусом в тех организациях, которые они представляют. "Общественное" здесь только то, что в структуре самого государства, тоже бюрократической по сути, связи именно этих организаций с президентом не прописаны достаточно подробно. Речь идет вовсе не о том, чтобы связать с президентом каких-либо людей, авторитетных лично, а о чем-то обратном – бюрократизировать то, что еще не забюрократизировано: связь с президентом тех структур, которые представлены, опять же, бюрократически, членами "Общественной" палаты.

Как бы ни иронично это звучало относительно, допустим, творческих союзов, но для РПЦ МП это именно то, что сейчас от нее требуется нашему государству.

Все послесоветские годы Россия не может создать для отношений с РПЦ МП бюрократический аппарат, который работал бы так же четко, как созданный вместе с самой РПЦ МП в 1943 году сталинский Совет по делам Русской церкви, окончательно добитый вместе с Советским Союзом.

После развала СССР сложилась парадоксальная ситуация: одна половина бюрократического аппарата, созданного для управления РПЦ МП, сохранилась – это ее Синод, а другая, государственный Совет по делам религий, – ликвидирована. Это примерно такая же травма для РПЦ МП, какой для человека могла бы стать потеря одного из полушарий головного мозга.

Беда в том, что созданные человеками бюрократические структуры управления не обладают совершенством создания Божия – человеческого мозга. Поэтому в человеческом мозге оставшееся в одиночестве полушарие еще может как-то продублировать функции утраченного, а в человеческой бюрократии на это нельзя даже надеяться.

Бюрократическое "тело", утратившее ровно половину своих мозгов, начинает сходить с ума и проявлять признаки слабоумия. Отсюда такие известные скандалы середины 90-х годов, как торговля РПЦ МП водкой и сигаретами. Отсюда постоянные "голубые" скандалы, связанные с представителями высшей иерархии и, особенно, чиновников высшего церковного аппарата (нередко становящихся известными широкой общественности уже в виде трупа, от которого, по мнению следствия, ведут "голубые" следы)… Причем, центр подобных скандалов, как правило, локализуется вполне точно – даже если речь идет о каком-нибудь Екатеринбургском епископе Никоне (формально удаленном после крупнейшего "голубого" скандала, а в действительности — в результате разборки между разными кланами внутри РПЦ МП по поводу изумрудного бизнеса), ниточки тянутся в Москву, в Данилов монастырь, где располагается ОВЦС (Отдел внешних церковных связей) митрополита Смоленского и Калининградского Кирилла (Гундяева).

Подобно человеческому мозгу, "бюрократический мозг", потеряв одно из своих полушарий, тоже постепенно стабилизируется. Но характер его функционирования начинает сильно отличаться от первоначально задуманного.

В случае РПЦ МП на месте раны от ампутированного полушария теперь выросла опухоль — злокачественная подмена прежнего Совета по делам РПЦ. Ею как раз и стал ОВЦС митрополита Кирилла Гундяева. ОВЦС не ставит перед собой государственных задач, так как и не имеет государственных интересов. Это именно опухоль на том, что еще оставалось у РПЦ МП от прежних советских мозгов.

Первоначально, в советское время, ОВЦС существовал как учреждение, бесконечно далекое от общественной жизни. Об этом свидетельствовало даже само его тогдашнее название, на слегка криптоцерковном языке (некоторые понятия этого языка, благодаря своему архаичному звучанию обрели в современном обиходе слегка неприличный смысл), явно не предназначенное для показа светской общественности: Отдел внешних церковных сношений. В 90-е годы, после выхода ОВЦС на большую дорогу общественной жизни, пришлось от этого названия отказываться, не меняя аббревиатуры… Под "внешними сношениями" подразумевались исключительно иностранные связи РПЦ МП.

В 90-е годы на смену прежней концепции явилась новая: "внешние" — теперь уже не "сношения", а "связи" — это связи РПЦ МП со всем вообще, что находится за ее пределами, то есть и со светским обществом внутри страны.

Наподобие того, как Совет по делам РПЦ регулировал все общественные проявления ее жизни, а за внутренней жизнью в узком смысле этого слова лишь "присматривал", — так и ОВЦС стал претендовать на такую же роль. Реально внутри РПЦ МП сложилась система двоевластия ОВЦС (то есть лично митрополита Кирилла) и "Чистого переулка", то есть партии Патриарха. На стороне ОВЦС сильное техническое преимущество и весьма неплохое превосходство кадровое (если не количественное, то уж качественное — точно). Партии "Чистого переулка" удавалось поддерживать хотя бы незначительный перевес разве что большей близостью к президенту. Президент Патриарха Алексия II(Ридигера) уважает, а митрополита Кирилла (Гундяева) — не жалует. Но все это шаткое квази-равновесие с небольшим перевесом в сторону Патриарха грозит рухнуть после его смерти.

Общественная палата при президенте РФ — это первая структура, которая призвана такое равновесие сохранить. Согласно привычному распределению ролей внутри РПЦ МП, в палату должен был бы войти митрополит Кирилл (Гундяев). Но он не вошел. Разумеется, это было оформлено его заблаговременным интервью о том, что "он и не хочет", которое можно было удобно вспомнить постфактум, чтобы сказать, что "он и не хотел" — но так делают все нормальные политики.

Даже этого факта хватило бы, чтобы понять, что нынешняя российская власть имеет намерение как-то всерьез обойти митрополита Кирилла. Но, специально для скептиков, вот еще одна демонстрация: митрополит Кирилл блистает своим отсутствием на очередных переговорах Путина в Синоде РПЦЗ. На сей раз президент полностью взял переговоры в свои руки, совсем не подпуская представителей РПЦ МП к их организации. И это он поступил по-государственному. Так вот и надо. Это полезно и для руководства РПЦЗ(Л), то есть той части прежней Зарубежной Церкви, которая собирается объединяться с Московской патриархией: они должны заранее приучиться смотреть в рот представителю светской власти, а не митрополиту Кириллу и даже не Патриарху.

Итак, кто же вошел в Общественную палату при президенте РФ от Московской патриархии? Кто такой загадочный митрополит Калужский и Боровский Климент (Капалин), управляющий делами РПЦ МП?

Это такой человек, о котором совершенно бессмысленно спрашивать, кто он "такой". Как "самостоятельная церковно-политическая величина", он - "никакой". Он просто хороший бюрократ, порвавший с кланом митрополита Кирилла и выдвигаемый в последнее время партией "Чистого переулка" на роль преемника Патриарха. Хороший бюрократ не должен иметь яркого цвета, вкуса и запаха. Он не для приправы, а для настоящей еды, вроде картошки или котлеты.

Теперь главное, чтобы и дальше всё делать правильно. Уже начатую "блокаду" опухоли патриархийного мозга надо продолжать как можно более систематически: тогда есть шанс, что и вообще вся проблема будет решена только терапевтическими средствами, без хирургии.

А главная задача — постепенно выстраивать полноценное "второе полушарие". Разумеется, это работа исключительно для власти; в современных реалиях – для администрации президента. Но теперь, благодаря наличию митрополита Климента (Капалина), власть уже имеет пусть и незначительный, но здоровый участок для подсоединения одного "полушария" к другому – будущей государственной структуры по управлению "традиционными конфессиями" к будущей здоровой структуре автономного внутреннего управления РПЦ МП.

Игумен Григорий,
для "Портала-
Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования