Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Комментарий дняАрхив публикаций ]
Распечатать

Римская Декларация в православной перспективе


 Совместная Декларация Папы Римского Иоанна Павла II и румынского Патриарха Феоктиста по сути обозначила попытку ответа со стороны традиционного для ХХ столетия богословия православно-католического экуменизма на антикатолическую кампанию в России. Действительно, сам этот факт весьма нелегко обойти молчанием в католическо-православных отношениях. Еще несколько лет назад подобные декларации подписывались от лица Святого Престола и РПЦ МП. Однако сегодня, когда католическое духовенство все более и более чувствует себя неуютно на "канонической территории" РПЦ МП, вопрос о сближении и единстве с Католической Церковью стал не просто маргинальным, но как будто и вовсе перестал существовать.

В этой ситуации для Ватикана логичным кажется обращение к тем Церквам "мирового православия", отношения с которыми не омрачены вопросами "прозелитизма". Это, прежде всего, Константинопольская патриархия и Румынская Православная Церковь, многократно делавшие заявления о стремлении к полному каноническому и евхаристическому единству с Римским Престолом. Именно в Румынии, во время встречи Папы и Патриарха Феоктиста, народ обращался к ним с горячим призывом "Unitate, unitate! Единство, единство!".

И Вселенский Патриарх Варфоломей (вслед за своими предшественниками Афинагором и Димитрием), и румынский религиозный лидер давно пребывают в молитвенном (а иногда – и в евхаристическом) общении с Католической Церковью. Вопрос о полном общении ставится богословами и церковными политиками этих Церквей как ближайшая перспектива. И в настоящей Декларации, хоть и с оговоркой ("полное общение не есть поглощение, но общение в истине и любви") прямо говорится, что объединение православных с католиками – "необратимый путь, которому нет альтернативы".

Надо отметить, что такая позиция в скрытом виде разделяется и высшими иерархами РПЦ МП. Например, митрополит Кирилл (Гундяев), глава ОВЦС МП, недавно сделал заявление о необходимости и важности продолжения экуменического диалога. Именно он несколько лет назад говорил о признании благодатности таинств Католической Церкви. Однако политические реалии, прежде всего постепенное превращение РПЦ МП в государственную Церковь РФ, диктуют другой язык для внутреннего употребления. Собственно, можно легко представить себе, что полное церковное единство, которое может быть установлено между Католической Церковью и, скажем, Румынской Православной Церковью, никак не повлияет на политику Русской Православной Церкви в отношении католических клириков внутри РФ. Дело в том, что в основе этого отношения находится богословие нации, оперирующее понятиями "каноническая территория" (считается, что его впервые сформулировал бывший сотрудник ОВЦС МП игумен Иннокентий (Павлов) еще в начале 1990-х гг.), "православные по рождению" и "вторжение с целью прозелитизма".

Но Европа – не РФ, там возможны свои отношения к Римско-Католической Церкви. Именно поэтому Папа и румынский Патриарх утверждают, что действительно глубокое общение во Христе "уже существует между ними", хотя и в неполном виде. Возникает юридический вопрос: гарантирует эта "неполнота" соблюдение православных канонических норм до чаемого объединения, когда в них уже не будет необходимости? И тут оказывается, что сам термин "церковные каноны" перешел из области церковного права в область нравственного богословия и даже частично аскетики. Употребление этого термина в современном церковном языке свидетельствует о том, что его значение теперь – "послушание" и "доверие священноначалию". При такой трактовке понятия "каноны" все вроде нормально. Однако при более традиционном понимании слова "каноны" возникает большое количество проблем. Согласно канонам в старом, юридическом смысле, православный священнослужитель, "молившийся токмо" с еретиком, должен быть извержен из сана, он не имеет права входить в храмы еретиков, принимать от них дары и т.д. Но как же любовь? И разве католики – еретики? – спросит читатель. На этот вопрос правило 9 Карфагенского Собора отвечает, что с еретиками надо обращаться "с кротостию, чтобы привлечь их к Православию". Что же касается вопроса о "еретичестве", то здесь надо проводить четкую границу между церковным понятием и бытовым ругательством. В бытовом узусе "еретик" – это негодяй, отвергающий Бога, не верующий во Христа и хулящий все, что дорого православным. С точки же зрения церковной терминологии, еретик есть человек, разделяющий мнения, отвергнутые Вселенской Апостольской Церковью и не желающий раскаяться в них. Кратко говоря, еретик для Церкви – человек (патриарх, епископ, священник или мирянин - не важно), имеющий существенные разногласия с учением Церкви. Что касается существа разногласий, со стороны католиков ставится сегодня только вопрос о месте Римского первосвященника в Церкви. Со стороны православных, камень преткновения также — место Римского первосвященника в Церкви (отрицание прямой ординарной юрисдикции, непогрешимости в вопросах веры, единственное (а не всего православного епископата) наместничество Христу и преемство св. Петру). Затем, догматические вопросы — о предвечном исхождении Св.Духа только от Отца (знаменитое Filioque), при динамическом исхождении и от Сына, по учению преп. Максима Исповедника, учение о "чистилище", о сверхдолжных заслугах святых и о Непорочном Зачатии Богородицы (и связанных с ними вопросах о Первородном грехе).

До настоящего дня Католическая Церковь не отвергла ни одного из этих учений. Но посмотрим с другой стороны: если католики не отвергли этих, с точки зрения православных, еретических учений, то, может быть, единство достижимо через отвержение православными учений, противоречащих догматическому богословию, разделяемому Римским Престолом? Но тогда вроде бы исчезнет повод именоваться "православными". Именно тут пролегает третий, вначале незаметный, путь – признать, что для единства Церкви разногласия (и вообще догматическое учение) не важны, а важно другое – общее свидетельство, дела милосердия, борьба за мир против насилия и голода и подобные гуманитарные вещи. Это богословие (хоть и с несколькими отсылками к необходимости богословского диалога) и лежит в основе Совместной Декларации.

Как будет относиться церковное мнение к столь явной декларации независимости курса на объединение Православной и Католической Церквей? Влиятельный церковный и культурный деятель Н.А. Струве сделал в Самаре заявление, суть которого сводится к провозглашению митрополита Сурожского (Великобритания) Антония (Блума), ставшего на пути ОВЦС МП в скандале с епископом Иларионом (Алфеевым), единственным светочем современной православной мысли. Второй тезис Никиты Струве – все православные в Европе должны объединиться. Цель этого объединения – создать общеевропейский православный центр, альтернативный московскому, который мог бы довести дело объединения до конца.

Декларация провозглашает приоритетом евагелизацию Европы с целью укрепления ее "души". При этом заявляется, что "евангелизация не может основываться на духе состязания", то есть необходимо "признавать религиозные и культурные традиции каждого народа". Это – реверанс в сторону этноцентрического учения о Церкви (о котором говорилось ранее). Однако затем сделано заявление о необходимости "признавать и свободу вероисповедания", цель которого - оградить существующие греко-католические общины в Румынии от преследований, аналогичных российским.

Согласно традиционному православному пониманию, Церковь приходит в мир, чтобы оградить от влияния мира народ Христов, чтобы вывести из мира благой остаток, не желающий подчиняться законам "мира сего". В этой перспективе "открытость миру", декларируемая в документе, представляется опасной подменой церковной задачи задачей светской. Взамен "объединенные христиане" получат "новые возможности" по участию в процессе глобализации и им будет гарантирована монополия на "христианскую культуру" в постхристианском обществе, ибо "Европа нуждается в культурном богатстве, созданном христианством". Оказывается, что цель "объединенных христиан" куда как скромна – всего лишь "возвратить Европе ее самый глубокий этос и ее истинно гуманистический лик". Не слишком ли скромна эта задача для христианства, долженствующего преобразить человечество, "из конца в конец принявшее Евангелие", и привести его к земле новой, Небесному Израилю?


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования