Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Комментарий дняАрхив публикаций ]
Распечатать

Море волнуется не раз… О психологии "рассеянных с рождения граждан" и духовном отечестве


Новое заявление епископа Агафангела Таврического и Одесского РПЦЗ (Л) не содержит по сути ничего нового. Старый набор обвинений в "сергиянстве" еще раз выставляется в качестве непреодолимой преграды между двумя частями бывшей некогда Греко-российской Церкви. В чем причина такого ненового волнения в утихших волнах объединительного процесса?

Видимо, владыка, пользующийся некоторым покровительством посла США в Киеве, хочет еще раз выдвинуть свою кандидатуру на роль "главы неприсоединяющихся", в то же время не лишая себя статуса члена Синода РПЦЗ(Л). В проамериканской новой Украине статус члена нью-йоркского синода может вскорости значить больше, чем даже статус члена Синода московского.

Пожалуй, единственным "но" является возможность сепаратного договора между президентами России и Украины. Ведь, как известно, президент Путин уже входит в историю как "объединитель". Это объединение совершается уже на основе декларируемого чисто политического требования единства русского народа на всем земном шаре. Если совсем недавно епископ Женевский Амвросий (Кантакузин) говорил, что между "двумя частями Русской Церкви" есть "психологическая преграда", то теперь это средостение будет разрушено новым Александром – президентом РФ. Коли дело в психологии, а бытие, как известно, определяет сознание, то именно политическое решение должно изменить психологию рассеянных "российских граждан по рождению", как можно определить с точки зрения президентской политической прагматики. И неважно, согласны ли считать эти "рассеянные элементы" современную Россию "своей гражданской Родиной, радости и печали которой" станут их радостями и печалями. Важно, что статистически важная часть их уже повезла на историческую Родину дорогие останки, участвуя в проекте "политическое православие" и встраивая "белогвардейскую героику" в новый русский ландшафт.

Конечно, среди старых эмигрантов есть еще те, кто в силу отсутствия привычки остается глух к "собирательским" намерениям московских политтехнологов. И их "психологическая преграда" становится тем более ясной, когда они определяют причину своего неприятия "объединения". Она видится им в "кагебешности" современной России, "кагебешности" ее президента и "кагебешности" РПЦ МП. Ни слова уже не звучит о канонической стороне, что свидетельствует о фактическом сложении оружия "старой гвардией".

Рассмотрим главный аргумент епископа Агафангела в этом контексте. Он также поражает своим внеканоническим характером. Оказывается, неприятие объединения "двух частей" мотивировано "разными отцами". То есть, иначе говоря, епископ предлагает принять иную церковную генеалогию, чем предполагается в сценарии объединения. По его мысли РПЦЗ есть следование по двум маякам – Антонию (Храповицкому) и новомученикам Российским. РПЦ МП, согласно этому объяснению, идет-де курсом патриарха Сергия (Страгородского), митрополита Николая (Ярушевича), патриарха Алексия (Симанского) и митрополита Никодима (Ротова)… И раз эти курсы не совпадают, значит и объединение невозможно.

Но давайте заглянем за эту красивую зарубежно-патриотическую ширму. Что такое отечество Антония (Храповицкого) – борьба с большевизмом, канонизация синодального строя и синодального богословия в виде неосхоластики и супер-монархическая идеология, доходящая местами до царебожничества? Так ли уж невозможно принятие в России того радикального белогвардейского монархизма и царской мистики, которые присущи мысли и делам митрополита Антония? В том-то и дело, что они вполне инкорпорированы в российскую идейную палитру как одна из возможных красок "правой идеологии". В России больше не может быть единой монархической идеи, но она существует. Итак, духовное отечество "зарубежничества" не представляет собой ничего несовместного с новым российским православно-монархоидным менталитетом.

Уже вопрос о новомучениках куда сложнее – разделить их четко на сторонников и противников глаголемого "сергиянства" почти невозможно. РПЦ МП канонизировала почти всех новомучеников (без особенного, правда, отклика со стороны народа). Канонизирован и последний российский император.

Что же до наследия упомянутых в заявлении епископа Агафангела владык, то вот тут как раз все сложнее. Как известно, патриархи Сергий и Алексий I, а также митрополит Николай были политическими прагматиками в духе старых добрых синодальных норм – "что ни поп, то батько". Их собственные взгляды отличались умеренно-либеральным колоритом, но в целом были самого традиционного для начала ХХ в. склада. Есть ли место для такого традиционализма в современном православном менталитете, сложившемся в РПЦ МП? Конечно, есть, ведь он очень прост и характерен для каждого приходского попа.

Другое дело митрополит Никодим. Это был настоящий политический игрок, его богословские взгляды доходили порой до "богословия революции" и латиномудрия (экуменизма в отношении Католической Церкви). Есть ли преемство его традиции в нынешней православной среде? И вот тут-то и оказывается, что нет. Латиномудрие осуждено и проклято, равно как и левацкое богословие "богопосланности Октября". И проклято как раз тем, кто единственно может считаться преемником политической линии митрополита Никодима – главой ОВЦС митрополитом Смоленским и Калининградским Кириллом. Просоветские симпатии в РПЦ МП характерны как раз скорее для тех, кто пленяется монархической идеологией и видит ее выражение чуть ли не в сталинском империализме. Разговоры о "неправильном монархизме" и "православном сталинизме" только мутят воду: из радикального романтического монархизма Антония почти неизбежно следует оправдание имперского поворота СССР в 40-50-е гг. ХХ в.

Итак, есть ли основания считать, что "отцовство" в том виде, как его формулирует епископ Агафангел, продолжает жить в российском православном менталитете? Придется признать, что все куда более запутано, чем видится из Одессы. Разумеется, пока "на Дерибасовской хорошая погода", зарубежный владыка может надеяться, что его духовно-риторические упражнения пленят еще кого-то из старой гвардии, ему напишут еще пару писем поддержки.

Но духовное отечество в век распространения идеологий по информационным каналам сместилось так сильно, что картина, начертанная в Заявлении, просто не соответствует положению вещей. Духовное отечество объемлет давно уже "обе части Русской Церкви" и восходит к одному источнику – наследию синодальной Греко-российской Церкви. "Отмежевание от богоборческой власти" и признание "только православной монархии" есть такая политизация религии, которая сразу превращает идею зарубежного отечества в маргинальную форму той же самой идеологии, которая привела отечество "внутрисоветское" к компромиссу с властями. А психология – она психологией и останется.

Игнатий Алексеев,
для "Портала-
Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования