Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Комментарий дняАрхив публикаций ]
Распечатать

Голоса из хора. Римский понтифик в поисках солидарности на правом и левом флангах


Новый римский понтифик давно обещал сделать несколько важных шагов. Будучи богословски образованным и широко мыслящим архиереем, он спланировал сделать эти шаги так, чтобы прикрыть сразу оба тыла – правый и левый.

Несколько дней назад широко разошлись вести о его встречах с лидерами интегристов и даже главой раскольного с точки зрения официального Ватикана движения лефевристов монсеньером Бернаром Фелле. Эти встречи подарили надежду не только на присоединение последователей Марселя Лефевра к Римско-католической Церкви, но и поставили в центр поля вопрос о смысле и направлении преобразований в Католической Церкви. И даже более того – поставили под вопрос само направление "аджорнаменто", ставшее мэйнстримом в Католической Церкви после II Ватиканского Собора. Кажется, скоро священникам разрешат без особых сложностей служить Тридентскую мессу на латыни.

Вообще, гонения на традиционно-мыслящих и традиционно-молящихся католиков были во многом причиной напряжения и даже раздора внутри католического мира. Богословы и литургисты модернистского направления (а до начала 80-х гг. даже в крайней форме "богословия освобождения") доминировали повсюду, а традиционалисты пребывали в гонимом меньшинстве, несмотря на то, что, как всегда, на их стороне была традиция и своя правда. Как правило, модернистские революции в Церкви заканчиваются расколами, и это прекрасно понимал еще покойный Иоанн Павел II. Но сделать он почти ничего не мог, отчасти потому, что много сил потратил на "политику", т.е. борьбу с коммунизмом, а отчасти потому, что и сам вырос из той эпохи, и если и был богословом (скорее, он был богословствующим писателем и поэтом), то был умеренным модернистом.

Бенедикт XVI – человек совсем иного склада. Не обладая поэтической и эмоциональной харизмой покойного Иоанна Павла, он, тем не менее, обладает трезвым взглядом и просчитывает риски в церковной политике. Возвращение к традиционному богословскому течению, защита консерваторов стали важным делом с самого начала его понтификата.

Но не только правые традиционалисты (сторонники латинского языка, Тридентской мессы, григорианского пения и классического богословия) нуждаются в папской защите. Левый фланг, обязательно долженствующий быть в Церкви, был также изрядно потрепан попытками Иоанна Павла лавировать между опасностью модернизма и консервативным реваншем. Одной из жертв этого лавирования стал знаменитый швейцарско-немецкий богослов Ганс Кюнг. На недавней встрече, прошедшей в дружественной атмосфере, Папа обласкал некогда опального богослова.

И хотя между двумя богословами не обсуждались острые вопросы, беседа коснулась проблем "глобальной этики", а также диалога между рационализмом естественных наук и рационализмом христианства, многим стало ясно: Кюнг возвращается в игру. Дело в том, что левый фланг нужен так же, как и правый. Богословие, философия – это дерзновение. Нередко философы могут далеко зайти в своих идеях, но мудрость иерархии и должна состоять в том, чтобы приводить в гармоническое сочетание эти отдельные "козлогласования" с церковным хором.

Как известно, Кюнг начинал с "проклятого вопроса" о папском примате. Его знаменитая книга "Unfehlbar? Eine Anfrage" ("Непогрешим?"), как ни парадоксально, ставила тот же вопрос, что и монсеньер Лефевр: каков смысл и богословское обоснование нововводного догмата?

Скажем прямо: почти всякое оригинальное и сильное богословие принимается большинством в штыки. По крайней мере, в наши дни. Конечно, волна негатива, и часто невежественного негатива, обрушивается на каждого богослова. В католическом мире можно вспомнить вместе с Кюнгом знаменитого полу-пантеиста Тейяра де Шардена, а в православном – "софиологов" о. Павла Флоренского и Сергия Булгакова. Кюнгу вменили в вину концепцию некоей "этической супперрелигии" (Weltethos), включающей в себя основные положения всех мировых религий, которые он, якобы, считал "равными по духовной значимости". Действительно, Кюнг, симпатизировал позиции Карла Барта, выдающегося протестантского богослова, и говорил, что она "не противоречит католическому вероисповеданию".

Действительно, он выступал за модернизацию языка Церкви, хотел "сделать традиционные вероположения доступными для понимания современного человека". Его экуменические идеи (вспомним его труд "Christentum und Weltreligionen") вызывают у традиционно мыслящего христианина чувсто досады. Но задумаемся: а достаточно ли динамично и ярко выступают защитники традиционного богословия и противники экуменического слияния, основанного на "этическом монизме"?

Этика – базовый раздел богословия. На ней строится во многом здание христианства. Но выпячивание т.н. "нравственного богословия" нередко ведет к недопустимой модернизации богословского языка и к искажению учения о Церкви. Поэтому вместе с этической составляющей необходимо развивать и формально-эстетическую. Эстетика образована от слова "одежда, облачение", и именно недолжное или неуместное облачение богословских идей может навредить им в сильнейшей степени.

Как кажется, Папа Бенедикт понимает эту сложную диалектику. Он готов протянуть руку и Кюнгу, и правым, ибо в основе его действий лежит одна важная интуиция: изгоняя яркого, но чересчур голосистого или нестандартного певца из хора, регент рискует получить вчетверо сильнейший голос на стороне, за дверями храма. И поэтому надо обсуждать, надо гармонизировать голоса на основе церковной традиции. Если иерарх понимает эту богословскую диалектику – у христианства есть надежда в этом мире.

Алексей Муравьев,
для "Портала-Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования