Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Комментарий дняАрхив публикаций ]
Распечатать

Молитва сестры Мэри. «Код да Винчи» как «нарушение основ христианства»


В середине августа сестра Мэри Майкл двенадцать часов непрерывно молилась в соборе г. Линкольна, где шли съемки очередных кадров художественного фильма по роману Дэна Брауна "Код да Винчи". Таким образом, шестидесятилетняя монахиня выражала свой протест и против нашумевшего бестселлера, и против съемок, на которые даже некий священник Алек Найт, пожертвовал более 140 тысяч евро. Сестра Мэри не одинока в своем возмущении. Столь же непримиримой позиции по отношению к этому популярному детективу, в котором упоминаются персонажи Нового Завета, придерживается немало христиан в разных странах. Кроме того, о своем негативном отношении – как к роману, так и к фильму – заявили и Римо-католическая, и Русская Православная Церкви.

Собственно, обо всем этом широко известно. Равно, как и о причине, по которой этот роман вызвал жесткие нарекания со стороны крупнейших религиозных организаций планеты: с точки зрения христианского вероучения Иисус Христос, у которого в наше время обнаруживаются потомки – это уже слишком!

Тем не менее, роман Д. Брауна существует. Фильм снимается. Поэтому говорить о допустимости или недопустимости происшедшего, в общем-то, бессмысленно: джинн из бутылки уже выпущен, а окончательная оценка прецедента будет сделана, вероятно, лишь где-то в будущем.

Но во всем этом есть еще один аспект, о котором хотелось бы сказать. А именно, наше восприятие. Наше восприятие того, что возникает в этом мире независимо от нашей воли, а затем разделяет человеческое сообщество на приветствующих и проклинающих. Ведь роман Брауна далеко не "первая ласточка" в бесконечной череде произведений, содержащих рискованные гипотезы, из-за которых когда-то могли бы разыграться настоящие войны. Сегодня мир, тем не менее, продолжает существовать. Но в нем становится чуть больше скандальности, а количество людей, эмоционально придерживающихся той или иной стороны в каком-то новом конфликте мнений, увеличивается.

Но давайте попробуем хотя бы немного разобраться в причине нынешнего скандала с очень странным участием "двух сторон". Почему двух? Потому что первая, несомненно, включает в себя разгневанную религиозную общественность разных стран и две мощные организации – РКЦ и РПЦ. Вторую же, пассивную, можно представить условно, как не менее интернациональное сообщество более чем 50 млн. увлеченных читателей пресловутого романа. Кстати, по той причине, что в большинстве западных стран религиозные люди в среднем составляют не менее половины от общей массы населения, трудно поверить, что нет верующих и среди его поклонников. И пусть христиан из их числа наберется всего лишь треть, все равно это будет немало. Иными словами, вторая сторона явно перевешивает. Впрочем, это мало что значит, потому что из заведомой правоты большинства исходят, как правило, исключительно марксисты да маоисты.

Вероятно, должна была бы появиться еще и третья сторона – "пятая колонна", так сказать. Это те, кто готов так же активно противостоять и двум Церквям, и возмущенным верующим. Кому подобало бы ходить на митинги, или в противовес искренней молитве сестры Мэри, организовывать напротив ворот Ватикана и Свято-Данилова монастыря богомерзкие карнавалы. Но такой стороны нет. Впрочем, и слава Богу, что нет. Потому что, появись она, впору стало бы говорить о том, что бывший школьный учитель Дэн Браун, написанием своего романа не только обозначил неприязнь к религии, но и предпринял самый настоящий информационный террористический акт в отношении безусловной ценности, питающей мир почти два тысячелетия.

Теперь о причине. В романе "Код да Винчи" одна из лихо завернутых сюжетных линий завершается тем, что главная героиня оказывается принадлежащей к роду, начало которому положено самими Иисусом Христом и знатной дамой по имени Мария из Магдалы (сплетня, имеющая аналоги, по меньшей мере в бульварной литературе конца XIX – начала XX веков). Все остальное в романе – и сокрытие Церковью некоей "правды" на протяжении веков, и узкий круг посвященных, хранящих до времени тайну - проистекает именно из этого. Конечно, автору можно было бы прописать вместо Иисуса, к примеру, кого-то из первых римских пап, а вместо Магдалины инопланетянку, отчего роман ни в чем бы не проиграл. Во всяком случае, сам автор тактически, уж, точно выиграл бы: не было бы нынешней организованной кампании верующих и двенадцатичасовой молитвы сестры Мэри, не было бы возмущения Ватикана и Московской патриархии. Правда, не было бы и 140 миллионов английских фунтов, которые получил Браун еще на начало 2005 года, не было бы и столь грандиозных вложений в съемки фильма. Но половина всех этих "благ" все равно не миновала бы автора. Ведь, роман появился вовремя: жанр интеллектуального детектива с религиозно-мистическим элементом нынче востребован.

Однако возникает подозрение, что если с тактикой у Дэна Брауна не всегда бывает хорошо, то со стратегией у него все в полном порядке. В противном случае, остается предполагать либо вмешательство в творческий процесс либо какого-то гения политической аналитики, либо самого провидения.

Как известно, накануне выхода книги автор сделал заявление, что "Код" ни в коем случае не носит антирелигиозного характера и не направлен против Церкви, что это просто роман, развлекательная история. Это заявление можно считать блестящим пиар-ходом, после которого общественная реакция на новую книгу сопровождалась пристальным вниманием со стороны Католической Церкви. В 2004 году, когда "Код да Винчи" еще не появился в переводе на русский язык, на католическом Западе не без участия Церкви вокруг романа уже формировалась атмосфера особо критического отношения. Ну, а когда к началу текущего года общий тираж издания перехлестнул за 15 млн, анти-брауновская кампания стала набирать обороты и достигла своего пика после начала съемок фильма и присоединения Русской Православной Церкви к возмущениям Римо-католической. О такой рекламе нельзя было и мечтать!

Но каким же образом умудрились крупнейший христианский институт мира и Московская патриархия поддаться на столь явную провокацию, и стать на сегодня основой рекламной кампании крайне сомнительного с церковной точки зрения проекта? Ответ, вероятно, кроется не столько в реакции официальных Церквей, сколько во всех нас – верующих христианах. Ответ – в том самом восприятии христианской общественностью внезапно появившегося рядового детектива, отличающегося от множества других разве, что слишком уж претенциозным сюжетом.

Примеры подобной, явно нездоровой реакции верующих на обращение светской культуры к религиозной теме, на рубеже XX – XXI веков уже имелись. Вспомним, хотя бы недавний шум, поднявшийся вокруг фильма Мела Гибсона "Страсти Христовы", закончившийся тем, что картина была признана-таки высокохудожественным произведением, не имеющим никакого отношения к кощунству.

Так, что же – спустя какое–то время после скандала христиане прозрели, а затем снова попадаются на ту же удочку? Вероятно, да. И происходит это оттого, что сами религиозные представления в христианском мире к началу третьего тысячелетия оказались, увы, значительно девальвированными.

Ценности Новозаветной традиции в восприятии множества христиан просто смешались с упоминаниями о Христе и иже с Ним, где бы то ни было. В результате родилась некая новая мифологема, где одно от другого уже не отличается.

В самом деле, как может смутить или оскорбить религиозное чувство верующего то обстоятельство, что где-то кто-то в миру не верит, либо искажает его представления о евангельской истории? Подобное возможно лишь в той мере, в какой христианина могло бы смущать существование на свете, например, язычников или атеистов. Блестящим примером независимости истинной веры от целого сонма "смущений" внешними обстоятельствами, может послужить вся история христианства. А для россиян в частности – опыт последнего богоборческого периода в СССР.

Так, отчего же теперь, в условиях какой-никакой, но все же свободы вероисповедания, религиозные люди обнаруживают иной раз не просто неумение, но и нежелание пользоваться этой свободой именно для вероисповедания?

Почему столь ничтожный повод, как выход в свет какого–то детектива, возвращает их к религиозному формализму, который так смахивает на упертый фундаментализм?

И который так далек от веры…

Михаил Ситников,
для "Портала–Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования