Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Комментарий дняАрхив публикаций ]
Распечатать

Израильская "программа размежевания" и ее противники: религиозные корни идеологического противостояния


Поскольку о так называемом "размежевании" - осуществленной израильским правительством эвакуации и ликвидации еврейских поселений в Секторе Газа – написано и сказано в последнее время многое, в рамках этой статьи мы не будем говорить о военных, политических или социальных последствиях этого решения. Речь пойдет о другом – религиозной мотивации людей, которые до последнего дня продолжали бороться против этой программы.

Каждый, кто хоть раз видел по телевизору сюжет о "размежевании", не мог не обратить внимания на весьма специфический вид участников акций протеста. Мужчины с большими бородами, в вязаных ермолках, с развивающимися цицит (специальные кисти, которые, согласно Торе (книга Числа), правоверный иудей должен сделать на краях одежды); женщины в длинных юбках и достаточно характерных головных уборах…

В Израиле "по одежке" можно не только встречать, но и довольно часто определить политическую и религиозную принадлежность человека. Описанная форма одеждыпозволяет безошибочно распознать представителей так называемого "национально-религиозного лагеря" (или, в просторечии, религиозного сиониста). В противоположность другим ортодоксальным течениям, данное направление израильского иудаизма отличается, прежде всего, сочетанием религиозного образа жизни с активным участием в современной жизни: религиозные сионисты, в отличие от хасидов и других ультра-ортодоксов, дают своим детям не только религиозное, но и светское образование, служат в армии, работают...

Именно религиозные сионисты с начала 90-х годов составляли подавляющее большинство участников любых акций протеста против любых проектов территориального компромисса между Израилем и арабами. Именно эти люди остались в Секторе Газа до конца, вынудив правительство Израиля эвакуировать их силой.

Возникает резонный вопрос: почему именно религиозные сионисты оказались основными (а часто практическими единственными) борцами за каждый сантиметр Святой Земли?

На первый взгляд, ответ на этот вопрос может показаться очевидным – именно религиозные сионисты составляют весьма значительный процент жителей еврейских поселений Иудеи и Самарии – территории, которая перешла под контроль Израиля в 1967 году (советская пропаганда называла эти территории "Западный берег реки Иордан" - по контрасту с Восточным берегом, на котором располагается королевство Иордания). И, следовательно, в данном случае люди попросту защищают от угрозы собственный дом.

Однако данное объяснение кажется нам явно недостаточным. Прежде всего потому, что, вопреки распространенному мнению, большинство жителей Иудеи и Самарии - не религиозные сионисты, но люди светские (это особенно заметно в городах, расположенных на Западном берегу: Ариэле, Маале-Адумим и Кирьят-Арбе). Планы ликвидации поселений угрожают им не меньше, чем их религиозным соседям. Однако, в отличие от последних, светские поселенцы явно не торопятся на баррикады.

Поэтому, видимо, следует признать, что речь в данном случае идет не просто о "защите дома". И что повышенная активность представителей национально-религиозного лагеря связана с тем, что именно для этого лагеря "поселенчество" (создание еврейских населенных пунктов в Иудее и Самарии) стало главным делом жизни и основным пунктом идеологической программы.

Почему же другие сегменты израильского общества проявили к этому проекту гораздо меньший интерес? Чтобы ответить на этот вопрос, нам придется слегка углубиться в историю возникновения современной идеологии религиозного сионизма.

Когда в конце 19 века венский журналист Теодор Герцль создал Всемирную Сионистскую Организацию, объявившую своей целью возрождение еврейского государства, иудейские религиозные круги отнеслись к этой идее двойственно. Значительная часть правоверных иудеев – прежде всего наиболее традиционные и консервативные элементы – восприняли сионизм резко отрицательно. Во-первых, их не устраивала перспектива совместной работы с безбожниками (большинство сионистов, начиная с Герцля, были весьма далеки от еврейской религии). Во-вторых, у них не вызывала энтузиазма мечта Герцля создать еврейское государство, "как у всех народов", то есть светское и демократическое ("с итальянской оперой и немецкой драмой", как писал Герцль в одном письме); их идеалом было теократическое государство, построенное на законах Торы.

С другой стороны, часть правоверных ортодоксальных иудеев, получивших название "религиозные сионисты", поддержала Теодора Герцля. Эти люди вошли в Сионистскую Организацию и приняли участие в различных ее проектах.

С самого начала религиозный элемент находился в сионистском движении в явном меньшинстве. Тем не менее, в годы, предшествовавшие Второй мировой войне, религиозные сионисты приняли пропорциональное участие в колонизации Палестины. А с момента создания независимого еврейского государства – в его жизнедеятельности и защите.

Каковы были мотивы религиозных евреев, поддержавших сионистский проект? Некоторые из них поддержали сионизм из голого прагматизма – будущее еврейское государство казалось им единственным спасением от антисемитизма и дискриминации. Поэтому, в частности, этим людям было не принципиально важно, где именно будет создано еврейское государство. Например, когда на 6-м Сионистском конгрессе Теодор Герцль предложил строить это государство не в Палестине, а в Уганде, этот проект был религиозными сионистами поддержан.

Однако впоследствии в религиозном сионизме восторжествовали иные идеи, связанные с именем Авраама Ицхака Кука – выдающегося религиозного мыслителя, ставшего после Первой мировой войны главным раввином Палестины.

На протяжении двух тысяч лет после разрушения Иерусалимского Храма римскими войсками евреи жили в ожидании грядущего Избавления: прихода царя-мессии из рода Давида, который соберет всех евреев в Землю Израиля (Палестину) и восстановит еврейское государство и Иерусалимский Храм.

В традиционной еврейской литературе существует несколько различных мнений касательно того, как именно будет происходить грядущее Избавление. Рав Кук, опираясь на каббалистические теории (а также, по мнению некоторых исследователей, на философию Гегеля), создал на этот счет свою оригинальную теорию.В соответствии с его учением, Избавление представляет собой исторический процесс. Причем ожидаемые евреями приход Мессии и построение "царства Божьего на земле" произойдут, согласно р. Куку, лишь на последних этапах этого процесса. Началом же Избавления должно стать массовое возвращение евреев в Землю Израиля.

Таким образом, сионистский проект в глазах р. Кука был не просто попыткой решения "еврейского вопроса", но прелюдией грядущего Избавления. A еврейская колонизация Палестины – не просто попыткой спрятаться от антисемитизма, но актом, обладающим религиозно-эсхатологическим значением.

Разумеется, рав Кук полагал, что в конечном итоге Избавление должно закончиться созданием еврейского царства, живущего по законам Торы. Но вместе с тем, его совершенно не смущало, что большая часть участников сионистского возрождения были людьми нерелигиозными. По мнению р. Кука, нерелигиозные сионисты были "ослом Мессии" (согласно одной из еврейских традиций, Мессия явится верхом на белом осле) - то есть всего лишь инструментом божественного Провидения, с помощьюкоторого будет осуществлен эсхатологический процесс Избавления (Р. Кук приводил также другую аналогию. Во Святая Святых Иерусалимского храма мог заходить только первосвященник, и то всего один раз в году, в Судный день. Однако пока Храм строится,рабочие - каменщики, штукатуры, маляры - могли заходить туда когда угодно и сколько угодно. По мнению р. Кука, нерелигиозные сионисты, возрождавшие еврейскую Палестину, как раз и были такими рабочими, строящими Храм.)

Кроме того, по мнению р. Кука, мистико-эсхатологическая логика процесса Избавления в конечном итоге приведет к тому, что если не сами первые сионисты, то, по крайней мере, их дети и внуки вернутся к соблюдению религиозных предписаний – прежде всего под влиянием проживания в Земле Израиля, которую рав Кук полагал обладающей особой святостью. Таким образом, для рава Кука и его последователей было крайне важным, что еврейское государство будет создано именно в Палестине – на исторической и религиозной родине еврейского народа. Именно этот факт, в соответствии с данным учением, превращалобычный "колониальный" проект в начало эсхатологического процесса.

Идеи рава Кука нашли свое отражение в "Молитве за государство Израиль", составленной вскоре после создания еврейского государства (в сионистских синагогах эту молитву читают каждую субботу). В этой молитве еврейское государство названо "началом нашего Избавления".

После Шестидневной войны, когда под контролем Израиля оказались уже упомянутые территории Иудеи и Самарии - и, в том числе, наиболее священные для иудеев места: город Хеврон с могилами прародителей еврейского народа, и Восточный Иерусалим с главной еврейской святыней Храмовой горой и Стеной Плача - учение р. Кука развил его сын и ученик, р. Цви Иуда Кук. Максимально упрощенно, идея р. Цви Иуды состояла в следующем: дальнейшее Избавление является функцией еврейской колонизации новых территорий, оказавшихся под контролем Израиля. И в тот момент, когда количество евреев на этих территориях достигнет некой "критической массы", придут в движение некие скрытые космические силы, в результате действия которых окажутся радикально, в духе мессианских библейских пророчеств, преобразованы сначала государство Израиль, а затем и все мироздание.

В соответствии с этим учением, предназначение государства Израиль состоит, прежде всего, в том, чтобы послужить основным инструментом данного эсхатологического процесса. Для этого государству надлежало неукоснительно придерживаться двух принципов. Во-первых, правительство Израиля не должно было отдавать арабам ни сантиметра из занятых территорий, например, в обмен на мирный договор (многие религиозные авторитеты, не принадлежавшие к сионистскому лагерю, не возражали против территориального компромисса с арабами, по формуле "территории в обмен на мир". Однако раввины-сионисты полагали любые территориальные уступки в Земле Израиля нарушением заповеди Торы). Во-вторых, государство должно было всемерно поддерживать еврейскую колонизацию "освобожденных территорий".

В 1967 году в Иудее и Самарии проживало более миллиона арабов. Поэтому все израильские правительства с крайним опасением относились к любым планам, которые могли бы привести к аннексии Западного берега, - в результате евреи достаточно быстро оказались в Израиле в меньшинстве. Однако р. Цви Иуду, похоже, эта проблема не волновала. По свидетельству одного из израильских раввинов, р. Кук искренне считал, что на каком-то этапе Избавления палестинские арабы, под воздействием упомянутых выше мистических сил, ...обратятся в иудаизм!

Впрочем, колонизация Иудеи и Самарии должна была послужить не только решению арабской проблемы. Те же мистические силы грядущего Избавления должны были, по мнению учителей религиозного сионизма, тем или иным способом вернуть к Торе и заповедям секулярное большинство израильского общества. Т.е. поселенчество рассматривалось, в том числе, как инструмент своего рода "эсхатологической революции" - преобразования светского еврейского государства Израиль в религиозное "государство Торы", с заменой правящих светских элит религиозными авторитетами (легко представить, какой отзыв находили подобные перспективы в сердцах меньшинства, имеющего мало шансов "перехватить власть", пользуясь лишь "конвенциональными"методами агитации и реальной политики).

После Шестидневной войны ученики р. Цви-Иуды Кука заняли господствующее положение в национально-религиозным лагере. В частности, под их контролем оказалось большинство учебных заведений религиозных сионистов. В результате этого практически все творческие силы национально-религиозного лагеря оказались сосредоточены на поселенческом проекте.

Во-первых, религиозные сионисты приняли активнейшее участие в создании и развитии еврейских поселений в Иудее, Самарии и секторе Газа. Причем многие поселения (особенно до 1977 года, когда у власти в Израиле находились социалисты) были созданы фактически "захватным правом": сначала группа активистов "высаживалась на местности", где создавала незаконное поселение, и лишь затем правительство (обычно - после нескольких насильственных эвакуаций незаконных поселенцев) сдавалось и задним числом давало на эту инициативу добро.

Во-вторых, на "оккупированные территории" была перенесена значительная часть образовательной инфраструктуры национально-религиозного лагеря: в поселениях оказались лучшие школы, иешивы, курсы предармейской подготовки для религиозной молодежи. В результате дети многих религиозных сионистов, проживающих в пределах "зеленой черты" (границах Израиля до Шестидневной войны), - все равно обучались на этих территориях.

И, наконец, идея "освобождения Земли Израиля" заняла центральное место в "пропаганде и агитации" религиозных сионистов. O том, насколько интенсивной была эта пропаганда, может свидетельствовать проповедь некого поселенческого раввина, услышанная автором этих строк в середине 90-х: выступая в синагоге одного из поселений в Иудее, означенный проповедник договорился до того, что "Земля Израиля важнее Торы"! Причем в первую очередь в соответствующем духе были построены учебные программы школ, принадлежащих к национально-религиозному направлению. В результате несколько поколений религиозно-сионистской молодежи "с молоком матери" впитывало основные постулаты учения р. Кука, и прежде всего - что Земля Израиля священна и неприкосновенна, и что существует религиозный запрет отказаться хотя бы от сантиметра ее территории.

Разумеется, поселенческая активность религиозных сионистов подстегивалась не только эсхатологическими ожиданиями, но и рядом других соображений. В частности, успех этого проекта помогал религиозным сионистам изжить комплекс своего рода "исторической неполноценности". Как известно, государство Израиль было создано в основном усилиями нерелигиозных элементов. Религиозные сионисты были в этом лишь "попутчиками", вынужденно следовавшими в фарватере секулярных фракций. Навязав же государству поселенческий процесс, религиозные сионисты получили возможность почувствовать себя "в голове, а не в хвосте". Отныне не они следовали за нерелигиозными силами, но напротив, светское государство было вынуждено реализовывать их программу.

Кроме того, в пределах "зеленой черты" религиозные сионисты, в отличие от ультра-ортодоксов, обычно селились в общих кварталах с нерелигиозными евреями. Однако на территориях религиозные поселенцы, в подавляющем большинстве, предпочли поселиться в чисто религиозных поселениях, в которых человек, не соблюдающий заповеди, обычно не имел право не только купить дом, но даже снять квартиру. Для многих религиозных сионистов эта модель оказалась весьма привлекательной, поскольку таким образом они могли воспитывать своих детей "в чистоте", не опасаясь "тлетворного влияния" их светских сверстников.

В свете сказанного выше становится понятна реакция религиозных сионистов на решение правительства Израиля ликвидировать часть еврейских поселений. Во-первых, со всей очевидностью выяснилось, что никаким "авангардом" религиозные сионисты не являются - израильское общество, в своей массе, отказалось следовать за их идеалами.

А во-вторых, в глазах представителей этого лагеря подобный шаг являлся не только и не столько политической ошибкой, сколько религиозной, даже эсхатологической катастрофой: вместо того, чтобы содействовать процессу Избавления, сионистское государство фактически оказалось его противником. "Осел Мессии" взбрыкнул, сбросил своего седока и отправился дальше своим собственным курсом! "Строители Храма" решили использовать построенное ими здание для личных нужд!

Именно это, на наш взгляд, стало причиной того, что представители данного лагеря составили основную массу непримиримых борцов против эвакуации Газы. Ибо для них на карту оказались поставлены не дома, но идеалы; борьба шла не столько за "землю", сколько за собственную мечту, за собственное (рассыпающееся на глазах) мировоззрение.

Трудно сказать, как отразится на национально-религиозном лагере успех шароновской программы размежевания (за которой, с большой вероятностью, может последовать демонтаж и других поселений). Многие наблюдатели предсказывают глубокий кризис, в результате которого одна часть религиозных сионистов порвет с религией, а другая, напротив - с "сионизмом", в той или иной форме присоединившись к ультраортодоксии. Если эти прогнозы оправдаются, то тогда израильский иудаизм ждет невеселое будущее. Ибо канет в лету единственныйвариант еврейской религии, позволяющий религиозному еврею не замыкаться в гетто, но активно и плодотворно участвовать в производственной и культурной жизни современного общества.

Евгений Левин,
для "Портала-Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования