Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Комментарий дняАрхив публикаций ]
Распечатать

КПД равно нулю. Громкое начинание политтехнолога Белковского, поддержанное оо. Кураевым и Чаплиным, скончалось еще при родах


Мало кто помнит о политическом эксперименте, поставленном почти ровно год назад, в начале августа 2004 года, — о Комитете Православного Действия (КПД) "православного политолога" Станислава Белковского. А ведь хороший был эксперимент. Если сейчас о нем не вспомнить, то он так и пропадет — без всякой пользы для потомства. И, чего уж совсем нельзя допустить, — без всякой пользы для текущей политической жизни.

Открывалось всё не без помпы: Само собой, на пресс-конференции рядом с Белковским сидело много священников – о. Андрей Кураев, о. Владимир Вигилянский, о. Всеволод Чаплин И куда же всё делось? Где теперь все эти православные активисты, в сане и без сана? Какие теперь они совершают политические действия?

Трудно искать ответы на эти вопросы. Но, впрочем, если бы православные активисты совершали какие-нибудь политические действия, то за прошедший год об этом было бы узнать легко. Поэтому логичнее всего придти к выводу, что в процессе работы КПД возобладала более традиционная для Православия точка зрения, но в ее наиболее современной интерпретации, — когда главным православным действием считается уже не исихия, "безмолвие", — а как раз говорильня, но на фоне почти буддийского "недеяния" в его более русском варианте "ничего-не-делания".

Православие удается проэксплуатировать как тему для "просто поговорить", но не как основу какого-либо политического действия.

Почему так? Возможно ли и желательно ли, чтобы стало иначе?

Это вопросы теоретические и важные. Создатели КПД пропустили стадию задавания таких вопросов, начав сразу с ответов, — и если у них в целях с самого начала стояло "православное бездействие", то они правильно сделали. Такая цель означала бы установку на сознательную компрометацию идеи "православной политики" - "православного действия". Вряд ли столь серьезные господа готовы были принести в жертву свои имена ради столь позорной цели. Скорее всего, они искренне хотели "православной политики", но у них ничего не получилось. Поэтому мы все же попытаемся заглянуть в лицо тем вопросам, на которые "с легкостью необыкновенной" ответили создатели провалившегося КПД.

Когда-то, в первой половине 90-х, многие российские политики пытались воспринимать как фактор политического процесса саму структуру РПЦ МП. Вскоре наступило разочарование. Не потому, чтобы РПЦ МП оказалась очень уж "не от мира сего", а потому, что она оказалось конгломерацией организаций того самого бизнеса, который больше смотрит на ближайшие перспективы прибыли, нежели на отдаленные перспективы политики. В РПЦ МП легко найти место для больших денег, но для большой политики — нет.

Поэтому идея большой политики с использованием больших капиталов РПЦ МП, материальных и символических, для нужд политиков самостоятельных и от РПЦ МП независимых, — стала носиться в воздухе уже с середины 1990-х годов.

Сначала эту идею пытались воплотить на уровне неловких альянсов местных губернаторов с местными архиереями. Позже, с начала 2000-х годов, пошли в ход более тонкие игры, нацеленные на выборы-2008. Однако во всех случаях действовали любители: обычные политики и чиновники, которые не понимали ни церковной специфики, ни тонкостей политтехнологий. У них и не должно было получиться ничего путного.

И вот тут явился Белковский: в 2004 году и с откровенно продекларированным прицелом на выборы-2008.

Политтехнология КПД, как ее описывал Белковский, предполагала нащупывание "кнопок" на русской душе, незаметных самим обладателям этой души, но от этого наиболее эффективных для управления — точнее, манипулирования — ею. По общепринятому мнению, эти "кнопки" как-то связаны с Православием. Инерция мышления, от которой не свободны даже политтехнологи, дальше начинает нести в объятия РПЦ МП — точнее, к так называемым "умным людям" в РПЦ МП, которые имеют реальное представление о функционировании в церковной среде разных идеологий, а также о церковном управлении. Отсюда и состав тех, кто вместе с Белковским был на прошедшей год назад пресс-конференции.

Но вот здесь и ошибка.

Если "русская душа", даже в своих атеистических проявлениях, до сих пор остается связанной с Православием, то это не означает, что она как-либо связана — на душевном же уровне — с какой бы то ни было из религиозных организаций.

Из социологических исследований совершенно очевидно, что тот огромный процент жителей России, который идентифицирует себя как православных, превышает во много десятков раз число тех, кто реально посещает храмы, и даже на несколько десятков процентов превышает число тех, кто считает себя верующим в Бога. В современной России — "православие" отдельно (и его очень много), вера в Бога отдельно (ее тоже много, но намного меньше, чем "православия"), а принадлежность к какой бы то ни было церковной организации — еще более отдельно, и ее не просто мало, а исчезающе мало.

Тот образ православия, который существует в сознании нашего народа, фактически, никак не связан ни с какой церковной организацией. Церкви и их содержимое, не исключая духовенство, воспринимаются просто как части ландшафта, вода, горы и воздух, — которые принадлежат всем вместе и никому в отдельности.

Потому и пустое это дело — связываться с религиозными организациями в политтехнологических проектах. Отдельных попов, если надо, можно использовать — как приправу. Но в целом тот политический дискурс, который будет обращен к народу с использованием языка народного же "православия", — нужно потрудиться формировать самим. Этого не понял Белковский, а если бы понял, то, скорее всего, не справился.

А задача, на самом деле, теоретически проста.

За "православными" чаяниями в нашем массовом сознании никакого специфически религиозного содержания не стоит. Это просто "общечеловеческие ценности" — к которым апеллируют все политики, но по-особому культурно оформленные, с использованием особого культурного кода. Этот культурный код для особого выражения общечеловеческих идей имеет в России то преимущество, что ему больше всего верят — потому что до сих пор политикам не особенно удавалось его использовать и этим скомпрометировать (исключения редки: вроде новопреставленного губернатора Евдокимова; http://www.portal-credo.ru/site/?act=comment&id=787).

Скажем за это спасибо РПЦ МП, которая каждый раз, даже в случае Белковского, заботливо вклинивалась между политиками и народом, создавая высокий КПД для "православного бездействия" и сохраняя для будущих политиков потенциал православной культуры.

Игумен Григорий,

для "Портала-Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования