Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Комментарий дняАрхив публикаций ]
Распечатать

Крестьянская вера Михаила Евдокимова. Религиозная политика погибшего народного артиста


Мало, кто знает, что губернатор Алтайского края Михаил Евдокимов, трагически погибший в минувшее воскресенье, за короткий срок своего правления (около полутора лет) сумел показать себя не только в качестве народного политика, который борется с костной корпорацией чиновников. Евдокимов был одним из примеров верующего православного человека (так называемого "практикующего"), не навязывающего свою веру окружающим и терпимо относящегося к представителями инославных религиозных объединений. Для многих "благочестивых православных" людей, занимающих большие посты, веротерпимость заключается лишь в вежливом отношении к мусульманам и иудаистам. Открытость Евдокимова к протестантам или католикам парадоксально воспринималась как составная часть его "народного" образа.

В русских народных сказаниях искренняя вера часто сочетается с подозрительностью к священнослужителям, попыткой выявить реальный корыстный интерес, который стоит за их витиеватыми словесами. Определенная дистанция в отношениях с православной епархией была и при Евдокимове, хотя избранный губернатор не скрыл того, что он православный - в кабинете главы края висело множество икон. Кроме того, при вступлении в должность Михаил Евдокимов принял от епископа Барнаульского и Алтайского Максима (Дмитриева) икону и поцеловал ее, получив, таким образом, церковное благословение на свою работу. Однако за видимой маской благополучного "соработничества" епархии и краевой власти скрывалось, наверное, одно из первых разочарований губернатора в тех людях, которые изначально должны были бы включиться в созидательную деятельность вместе с новым губернатором. Отношения епископа Максима и губернатора Евдокимова оставались довольно прохладными прежде всего потому, что в ходе губернаторских выборов владыка Максим открыто, во время воскресной литургии, поддержал кандидатуру соперника Евдокимова – коммуниста Сурикова, а с новым главой региона отношения так наладить и не смог.

Парадоксально, но для православного губернатора испытанием стало не только сопротивление бюрократии всем его начинаниям, но и строптивость епархиального начальства. В интервью автору главный специалист комитета по взаимодействию с органами местного самоуправления, религиозными и общественными объединениями краевой администрации при Евдокимове – Марина Волобуева - отмечала, что епископ намеренно создает вокруг себя нездоровую психологическую ситуацию. В частности, владыка поссорился с рядом глав местных администраций края, отказывался освящать храмы, построенные на средства глав районов, и вручать им церковные ордена, решение о вручении которых было принято церковным руководством в Москве.

Барнаульского епископа Максима, безусловно, раздражало то, что верующий правитель края проявляет самостоятельность и не исполняет все просьбы и указания епархиального руководства. Например, Михаил Евдокимов практически сразу после своего избрания принял окончательное решение о возвращении епархии здания архиерейского подворья в Бийске. Ранее процесс возвращения здания затягивался местными властями, хотя именно в Бийске находился центр Алтайской православной миссии среди коренных народов Алтая. Наряду с этим, краевые власти не собирались передавать епархии бывшее здание православной церкви в Барнауле, где действует планетарий, так как в защиту планетария специально собирали подписи школьники города. Проблемы возврата церковной собственности решались Евдокимовым строго в рамках закона, с прагматичных позиций и при внимательном отношении к конкретному человеку, кем он ни был – епископом или школьником.

Обычные для большей части православных епархий требования вернуть имущество в полном объеме, не взирая ни на что, дополнялись в Барнауле другими обычными требованиями – пресечь деятельность "тоталитарных сект" в крае. Надежды епархии на "антисектантскую" позицию губернатора, видимо, были особенно сильны после публичного благословения Евдокимова иконой. Тем не менее, и после целого ряда ритуальных действий, призванных заставить главу региона исполнять просьбы епархии, Михаил Евдокимов не высказал публично свою позицию по отношению к какой-либо религии и не выступил в поддержку какой-либо одной - самой "традиционной" - конфессии. При этом отношения администрации края и религиозных организаций заметно потеплели при Евдокимове и стали более прозрачными. Губернатор стал поздравлять с праздниками и православных, и мусульман. Евдокимов также встречался со старообрядческим Митрополитом. По словам Марины Волобуевой, в первое время губернатор больше внимания уделял экономической ситуации в регионе, сбору урожая и бюджету края. Из-за финансовых проблем краевые власти не стали оказывать материальной помощи ни одному религиозному объединению, даже православной епархии.

Жесткое отношение Евдокимова-администратора ко всем чиновникам отразилось и на его восприятии сравнительно молодого епископа Максима (1961 г.р.), который воспринимал свою епархию как маленькое авторитарное государство. До 2001 года, когда он был назначен в Барнаул епископом, Максим заведовал регентским отделением в Тобольской семинарии, а с 2003 года продолжил свое образование уже в качестве студента политологического факультета Алтайского университета. Естественно, что все "студенческие" требования владыки Максима Михаил Евдокимов воспринимал скептически. Непосредственно исполнявшая все поручения Евдокимова в области религиозной политики Марина Волобуева в ответ на вопрос о том, как складываются отношения власти, прежде всего, с неправославными христианскими конфессиями и какую роль в политике администрации играет епархия, подчеркивала, что власти обязаны сдерживать напор критики со стороны православных в отношении религиозных меньшинств. По словам Марины Волобуевой, "чем больше мы сдерживаем православных, тем лучше межконфессиональные отношения. Если разрешить православным все, то наступит хаос". Вслед за краевыми властями взвешенную толерантную политику "сдерживания" агрессивности православной епархии стала проводить мэрия Барнаула. К примеру, представителям епархии городские власти запретили проводить антисектантский крестный ход во время богослужений адвентистов в барнаульском Дворце спорта.

Для того, чтобы не наступил "хаос" в межрелигиозных отношениях, при Михаиле Евдокимове была заведена традиция проведения регулярных встреч губернатора и чиновников с религиозными лидерами края. Так, к примеру, 11 октября 2004 года по инициативе краевой администрации был проведен семинар для религиозных лидеров, посвященный противодействию терроризму. На семинар были приглашены не только представители православной епархии и мусульманской общины, но и лидеры католического прихода, евангельских церквей и других зарегистрированных объединений.

Краевая администрация при Евдокимове выработала новый для России принцип построения отношений с религиозными организациями – с точки зрения их общественной пользы. Чиновники стали отмечать, к примеру, эффективность социальной работы, проводимой пятидесятниками в рамках их реабилитационных центров для заключенных, наркоманов и бомжей. Представители администрации, в частности, посещали реабилитационный центр для наркоманов во Власихе, недалеко от Барнаула, организованный пятидесятнической церковью "Новая Жизнь". Чиновники не протестуют против того, что материальную помощь на создание реабилитационного центра пятидесятникам оказывают многие алтайские предприниматели. Более того, городские и краевые власти, в частности, оказывали существенную помощь пятидесятнической церкви (предоставили место и профинансировали) организацию лагеря для детей-инвалидов края.

Епископ Алтайского объединения Российской Церкви ХВЕ и пастор церкви "Новая Жизнь" Сергей Потапов отмечал в интервью автору, что при Евдокимове власти стали более открытыми к диалогу со всеми конфессиями края, чем это было при Сурикове. Религиозных лидеров, в том числе и пасторов евангельских церквей, регулярно приглашают на семинары в мэрию и краевую администрацию. Представители власти и сам губернатор, по словам Потапова, сознают, что евангельские объединения уже являются важной частью общества.

Толерантная религиозная политика Евдокимова демонстрирует не столько таланты самого Евдокимова как открытого, терпимого и прагматичного человека, который не хотел жертвовать интересами гражданина, православный он или католик. "Народная" вера Евдокимова, которая по-крестьянски проста и не допускает никакого насилия, оказалась в полном противоречии с официальным православием, которое силу власти использует для того, чтобы показать мощь и величие Церкви. Политике Евдокимова был чужд подобный бессмысленный пафос. Безусловно, за полтора года правления Евдокимова удалось немного, а показать существо веры человека на столь скудных примерах вообще невозможно.

После избрания Михаила Евдокимова многие политологи говорили о том, что политическая система страны дала сбой, если артистам так легко сталь губернаторами. "Он использовал только свой имидж как мужика, человека из народа", - твердили известные политтехнологи. И, действительно, во время правления Евдокимова оказалось, что система российской жизни дала сбой, так как и церковная, и светская бюрократия сочли внимание к простому человеку предательством своих интересов.

Роман Лункин,

для "Портала-Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования