Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Комментарий дняАрхив публикаций ]
Распечатать

Чеченский урок шариата для Москвы. Вице-премьер Чечни Рамзан Кадыров продемонстрировал преимущества религиозного решения проблемы общественных пороков в российском "правовом поле"


Один из субъектов федерации, и не абы какой, а самый что ни есть проблемный, объявлен территорией, свободной от "одноруких бандитов". Соответствующее волевое решение принял сын убиенного президента российской Чечни (бывшего ранее верховным муфтием Чечни "самопровозглашенной") Рамзан Кадыров, ссылаясь на нормы шариата. Наверняка журналисты и эксперты быстро найдут вполне логичное политико-экономическое объяснение столь неординарного решения одного из лидеров Чеченской республики. Возможно, данная мера понадобилась местной власти для контроля за начинающейся избирательной кампанией в местный парламент, точнее сказать, за финансовыми потоками кланов-конкурентов, по всей видимости, освоивших нишу игорного бизнеса.

Но нам интересен другой аспект случившегося – как соотносится светскость современного российского государства с попытками религиозных организаций, некоторые из которых обладают на отдельных российских территориях огромным авторитетом, внедрить в социальной жизни свои моральные ценности?

В соответствии с мировой практикой реализации принципа федеративного устройства государств, в решении о ликвидации на территории Чеченской республики игровых автоматов, озвученном Кадыровым-младшим, нет ровным счётом ничего удивительного и, уж тем более, противозаконного. Каждое входящее в федерацию государственное образование вправе устанавливать на своей территории законы, не противоречащие фундаментальным положениям федеральной конституции. Ну, а поскольку Россия – не княжество Монако, львиную долю доходов которого приносят сомнительные в моральном отношении развлечения, то и игорный бизнес не может объявляться стратегической отраслью российской экономики, подлежащей исключительному регулированию со стороны федерального центра. Следует также учесть, что сенсационное заявление высокого чиновника правительства Чеченской республики идёт как бы вдогонку вялотекущей кампании по упорядочению правил организации игорного бизнеса, массово начатой в нынешнем году другими российскими регионами. Так что в отношении соблюдения принципа федерализма инициатива Рамзана Кадырова не является событием из ряда вон выходящим. Правда, не очень понятно, как можно её реализовать при отсутствии развитой нормативной базы в республике?

Однако с религиозной мотивировкой столь радикального решения в де юре светском государстве дело обстоит намного сложнее. При строгом следовании формально-правовому подходу, такая мотивировка невозможна по определению. Только одно указание на религиозные нормы является основанием для аннулирования подобного решения субъекта федерации на уровне федерального центра. Не говоря уже о ссылке на норму шариата (это-то в условиях объявленной государством войны исламизму, призывающему, среди прочего, отвергнуть нормы европейского права в публичной сфере!). Но даже если процедура прокурорской или минюстовской проверок будет запущена, то до отмены решения пройдёт не один месяц – в стране попросту нет эффективных механизмов приостановки решений властей субъектов федерации. Да и будут ли заниматься такими вещами в республике, где каждодневно происходит ещё не такое, когда федеральная власть дорожит существующим здесь политическим status quo… Как-то сомнительно.

Федеральная власть, кажется, единственный раз – и то крайне своеобразно – выступила защитницей конституционного принципа светскости, разом упразднив все партии с названиями, производными от наименований вероисповеданий. При этом никакой рациональной цели на фоне других изменений в избирательном законодательстве такое решение не преследовало – все христианские и исламские партии никогда не набирали в сумме и 1 % голосов. Но и для этого в высшей степени спорного решения (в светской Германии почему-то никому не приходит в голову запрещать Христианско-демократический и Христианский социальный союз!), опять же, понадобился некий внешний повод в виде появившегося закона, который требовал перерегистрации политических партий.

Впрочем, нам известно лишь устное заявление Рамзана Кадырова, но не сам документ, в котором обоснование может быть преподнесено несколько иначе. Так, как это делается в самых пуританских штатах США. Не со ссылкой на религиозные нормы, а, например, с акцентом на "общественную мораль", "нравственное и физическое здоровье", "обычаи", "традиции", "устои", "образ жизни", "привычки". Это, надо сказать, ценят и покровительствующие морально проблемному бизнесу российские власть имущие, и лидеры конфессий. На уровне деклараций необходимость введения ограничений для игорного бизнеса поддерживается и большинством российского общества. При этом власти практически ничего не делают для ограничения едва ли не самых сомнительных способов времяпрепровождения и вложения средств. На сегодня Белгород, где по решению властей вся игровая индустрия вынесена за пределы городской черты, пожалуй, единственный в России пример успешного обуздания игровых империй. С возможностями конфессий дело обстоит так, как конфессии представлены в российском общественном пространстве. Одни – протестанты, католики, старообрядцы, мусульмане, буддисты, иудеи – хотят, но не имеют возможности влиять на ситуацию (или их возможности крайне ограничены этнической паствой), другие, точнее другая (РПЦ МП), – может, но стремится вести себя так, чтобы не потерять потенциальных крупных жертвователей из числа "игровиков" (как не крути, бизнес-то греховный!).

Больше того, СМИ преподносят примеры того, как структуры ведущей конфессии страны сами не прочь поучаствовать в укреплении индустрии развлечений. Наиболее известный случай – сообщение двухлетней давности (на которое, насколько известно, не поступало опровержений) о решении приходского совета кафедрального Богоявленского (Елоховского) собора об оборудовании зала игорных автоматов в помещении, переданном общине московскими властями для реализации её уставных – религиозных (!) – целей…

В России никто не знает, что такое светскость и с чем её едят. Не в последнюю очередь потому, что это не самая любимая тема для РПЦ МП. Если суммировать высказывания на эту тему иерархов и разговорчивых представителей ОВЦС, то представления о светскости выглядят примерно так: "Светское – это не духовное, духовное – это не светское". Вынести какой-либо позитивный смысл из этого заклинания практически невозможно. Именно поэтому отступление от буквы закона Кадырову-младшему простится.

А вот как следует бороться с общественными пороками (что очень важно, не будучи духовным лицом!), Кадыров-младший продемонстрировал религиозным лидерам России поистине блестяще.

Михаил Жеребятьев,
для "Портала–
Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования