Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Комментарий дняАрхив публикаций ]
Распечатать

Борьба за голоса «захожан», или Зачем в России православное телевидение?


Закончился второй день вещания "светского православного" телеканала "Спас", который возглавляет популярный в прошлом у российской молодежи ви-джей Иван Демидов. Новость об открытии подобного телеканала кажется вполне естественной для людей, либо вообще не представляющих себе церковной среды, либо знающих ее несколько лучше среднего уровня. Дело в том, что при поверхностном знакомстве с церковной средой идея "православного телевидения" не лишена парадоксов.

Главный парадокс — в том, что для так называемых "воцерковленных верующих" вообще не свойственно смотреть телевизор, и такое занятие в этой среде не приветствуется. Трансляции богослужений по великим праздникам тут не в счет: для этого особый телеканал ни к чему, да и сама замена посещения церкви телепередачей считается допустимой лишь при физической невозможности до церкви дойти.

Итак, "православный телеканал" — это идея отнюдь не для удовлетворения нужд "воцерковленных верующих". Да и количество последних, в процентах от населения страны, по правде сказать, ничтожно.

Тогда для кого же создан этот "православный телеканал"?

В церковной среде известен один всегдашний ответ на подобные вопросы: для "целей миссионерства". Поскольку такие цели не могут особенно вдохновлять светское общество, то поэтому для "внешних" тот же самый ответ транслируется в форме разговоров о пропаганде традиционных культурных и нравственных ценностей и тому подобного. Традиционных, как подразумевается, даже для светского общества.

Но и этот ответ не лишен внутреннего противоречия. Если общество имеет какие-то культурные и нравственные традиции, то почему для их пропаганды не достаточно канала "Культура"? А если все-таки недостаточно одного канала "Культура", то почему бы не сделать аналогичный второй — пусть бы они конкурировали, и при этом оба канала могли бы обращаться за помощью к "традиционным конфессиям", в первую очередь, разумеется, к РПЦ МП?

Итак, идея именно "православного", а не "общекультурного" канала формулируется на светском языке как-то неубедительно — а, между тем, она находит поддержку в среде людей вполне светских, "воцерковленность" которых, если она вообще имеет место, явно не достигает высоких градусов.

Это верный признак того, что в разговорах о пользе "православного телевидения" для нашего общества мы имеем рационализацию гораздо более глубоких мыслей, нежели те, что высказываются "спасовцами".

Попробуем их проанализировать.

Итак, кто составляет потенциальную аудиторию канала, позиционирующего себя как "православного"?

Мы уже сказали, что "воцерковленных верующих" среди нее практически нет. Но можно ли представить себе, чтобы этот канал стал настолько интересным для большинства наших соотечественников, чтобы они стали переключаться на него с футбольных репортажей, сериалов и всяческих "ток-шоу", которыми привлекают свою аудиторию в жестокой конкурентной борьбе остальные каналы? Очевидно, это тоже не очень реально и даже едва ли обсуждаемо.

Но все же один важный сегмент телеаудитории для "православного канала" остается. Это довольно значительный диффузный слой так называемых "захожан" — людей, которые заходят время от времени в церковь, почти ничего не зная и не стремясь узнавать о совершающихся там обрядах, но придающих этим своим визитам какой-то мистический смысл. Большинство из этих людей на вопрос социолога о вероисповедании склонны называть себя православными, и у многих из них уже выработался рефлекс устанавливать некую мистическую связь между храмом и значимыми событиями в своей жизни.

Хотя количество этих людей может оцениваться как несколько десятков процентов от населения страны, для влияния духовенства и церковной администрации они, практически, недоступны. Их общение с храмами "глубоко личное", и места для священника там попросту нет. В обыденной свой жизни они так же мало думают о духовенстве, как и те наши соотечественники, которые и вовсе не заходят в храм.

В начале 90-х, обманываясь огромным тогда (с тех пор оно сократилось) количеством таких "захожан", многие политики разделяли иллюзии относительно способности администрации РПЦ МП повлиять на симпатии электората. Но выборы 1996 года всех убедили, что заметного влияния на электорат у РПЦ МП нет и не будет.

Действительно, составляющие заметную часть электората "захожане" воспринимают блестящие ризы духовенства в общем ряду церковной утвари, а все высказывания духовных лиц звучат для них наподобие музыки — непонятного, но заведомо не относящегося к повседневной жизни пения церковного хора.

Вот тут мы подходим к самому важному: именно эту ситуацию может переломить "православный телеканал".

Телеканал, не особенно эффективный в качестве средства для привлечения людей в церковь (поскольку он создает привычку не приходить в церковь, а вызывать ее в дом нажатием кнопки на телевизионном пульте), теоретически должен быть эффективным в качестве средства для воздействия на людей типа "захожан" именно в области решений, важных для их быта, — например, выборов и политических предпочтений.

"Захожане" — это такие люди, для которых визит в храм является средством душевного успокоения и бытовой магии, воспринимаемым вне церковной общины, вне связи с духовенством — то есть именно так, как воспринимается церковная жизнь через экран телевизора. Нужно ли говорить, что для тех же самых "захожан" привычка смотреть телевизор — одна из самых сильных в жизни?

Телевизор может стать средством чрезвычайно резкой интенсификации контактов части электората, "захожан", с околоцерковной реальностью. Статус церковности придает этим контактам ощущение безопасности от "промывки мозгов" и вообще от всего того, что вызывает реакцию отторжения по отношению к эксплицитной политической информации. Целевая аудитория "православного телеканала" будет воспринимать передаваемую в нем информацию относительно близких ее жизни проблем с максимально сниженными порогами психологической защиты и критики.

Итак, в контексте предстоящих нам выборов, особенно в 2008 году, "православный телеканал" — дело отнюдь не лишнее.

Поэтому важнейший вопрос — "кто будет заказывать музыку".

Государство ни в коем случае не должно выпускать эту сферу из-под своего контроля. Конечно, в этом секторе нельзя ожидать создания новых телеимперий Гусинского-Березовского, но все же и здесь есть, за что побороться.

Поэтому, повторим: за телевизором, оказавшимся в руках у "спасовцев", нужен глаз да глаз. Конечно, не наш зрительский глаз, а "око государево". Это сейчас самый главный глаз, который необходим для мирного сосуществования нашей страны с"православным телевидением".

Иеромонах Григорий,

для "Портала-Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования