Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Комментарий дняАрхив публикаций ]
Распечатать

«…И другие решения, касающиеся внутренней церковной жизни»


Прошедшее 7 октября в Троице-Сергиевой Лавре заседание Священного Синода РПЦ МП точно не войдет в новейшую историю Русской Церкви подобно тому, как вошло в нее декабрьское заседание Синода 1998 года, принявшее каноническое определение о "младостарчестве" и "младостарцах", и, тем более, как ноябрьское заседание 1969 года, фактически установившее евхаристическое общение с Католической Церковью. Итоги нынешнего Синода довольно емко выражены в заключительной формулировке официального пресс-релиза Службы коммуникации ОВЦС МП: "Были приняты некоторые … решения, касающиеся устроения внутренней церковной жизни". Однако, учитывая, что реальным центром церковной власти в РПЦ МП является именно Священный Синод, а не эфемерный Поместный Собор и даже не Собор Архиерейский, чьи функции в последнее время становятся все более ритуальными, необходимо внимательно и вдумчиво относиться к итогам каждого синодального заседания. Неслучайно церковные острословы еще в советскую эпоху прозвали Синод "Митрополитбюро": структура церковной власти в РПЦ МП до сих пор во многом напоминает партийную.

Напомним, что формально Синод является лишь совещательным органом при Патриархе. Однако, в отличие от любого нормального совещательного органа, его полномочия не прекращаются со смертью Патриарха. Напротив, Синод избирает его Местоблюстителя, то есть, в известной степени, становится источником патриарших полномочий. Но даже при действующем Патриархе Синод серьезно ограничивает его полномочия – если не на бумаге, то на практике. Объединяя самых влиятельных иерархов, Синод представляет собой своеобразную "согласительную комиссию", которая занимается поиском компромиссов между разными группами влияния в церковном руководстве, освящая найденные компромиссы и придавая им легитимность именем Патриарха. Причем нередко возникают ситуации, в которых Патриарх оказывается отнюдь не самым влиятельным членом Синода, и ему приходится идти на уступки "объединенной оппозиции".

Обычно расклад сил в нынешнем составе постоянных членов Синода (трое временных членов, вызываемых на пару заседаний из провинциальных епархий, погоды не делают) представляют так: с одной стороны, "министр иностранных дел" РПЦ МП митрополит Кирилл (Гундяев) с поддерживающей его группой либералов-"никодимовцев" (учеников митрополита Никодима (Ротова) – идеолога экуменизма, дружбы с католиками и "богословия революции"). С другой – Патриарх и назначенный им управляющим делами патриархии митрополит Солнечногорский Сергий. Деление это, впрочем, довольно условно, потому что нынешний Патриарх Алексий II был рукоположен во епископы в 1961 году почти одновременно с митрополитом Никодимом, вместе с ним ездил в Нью-Дели вступать в экуменическое движение, а потом долго трудился в разных международных христианских организациях. Тем не менее, очевидно, что положение возглавляемого митрополитом Кириллом ОВЦС, почти превратившегося в реальный центр церковной власти в РПЦ МП, не вполне устраивает Патриарха. Стремясь избежать появления "теневого Патриарха", официальный Патриарх по-своему пытается строить "систему сдержек и противовесов", что получается у него не очень хорошо, судя по тому, что ряд последних заседаний Синода принес немало ценных дивидендов митрополиту Кириллу. На трех или четырех прошлых заседаниях кряду принимались решения о хиротониях новых епископов из числа заместителей митрополита Кирилла по ОВЦС или его близких соратников. Самой громкой стала хиротония в январе этого года молодого чиновника ОВЦС епископа Илариона (Алфеева), сразу же учинившего скандал в Сурожской епархии (Великобритания), но не наказанного за это, а переведенного на престижную должность представителя РПЦ МП при европейских организациях в Брюсселе. Кстати, на нынешнем заседании Синода триумфальное шествие епископа Илариона продолжилось: он получил в свое распоряжение ставропигиальное (то есть подчиняющееся напрямую Патриарху) подворье в Брюсселе и одного из ключевых сотрудников ОВЦС – священника Антония Ильина – в качестве секретаря. Мало кто обратил внимание на новый титул епископа Илариона – "Подольский". Именно с таким титулом был рукоположен в 1961 году митрополит Никодим (Ротов), именно с этим титулом возглавил он ОВЦС.

Традиционную тему экуменизма, с которой Синод не может разобраться уже лет десять, на этом заседании обсуждали вновь. Для большинства старых синодалов экуменизм – это вся жизнь; это идеология, на которой они были воспитаны; это язык, на котором они говорят; это мировоззрение, в конце концов. Практикующими экуменистами были (а кое-кто из них остается и по сей день) Патриарх Алексий II, митрополиты Ювеналий (Поярков), Владимир (Котляров), Кирилл (Гундяев), Сергий (Фомин) – в общем, почти весь Синод. Но, вместе с тем, для большинства рядового епископата, не говоря уж о духовенстве и мирянах, экуменизм – явление крайне подозрительное, практически ересь, причем отдающая непопулярным нынче в России западническим душком (православно-патриотические движения, например, не приемлют экуменизм именно потому, что он с Запада и что он стремится поработить русский народ Америке и загадочному "мировому кагалу"). Вот Синод и вынужден как-то лавировать между "просвещенными" убеждениями собственных членов и "темными" настроениями церковных масс. На сей раз лавирование вылилось в очередное половинчатое решение – из Всемирного Совета Церквей не выходить, но "продолжить наблюдение за процессом преобразований" в нем вплоть до очередной Генеральной ассамблеи Совета. В общем, вопрос экуменизма – оказавшийся, после канонизации Новомучеников, центральным вопросом внутрицерковной полемики между либералами и консерваторами – оставлен пока открытым.

Как всегда, определенный интерес представляют кадровые назначения. Следуя принципу "один субъект федерации – одна епархия" Синод учредил новую, Биробиджанскую епархию, охватывающую территорию Еврейской автономной области. Решение это приходится признать довольно неожиданным – Хабаровская епархия, в которую доселе входила Еврейская область, далеко не самая многочисленная в РПЦ МП, а уж на территории автономии и вовсе действует всего несколько храмов. Может быть, создание этой епархии обусловлено стремлением церковного руководства сохранить контроль над религиозной ситуацией на окраинах России, в наибольшей степени подверженных "раскольническому и сектантскому" воздействию? На самом деле, в Биробиджане действует широко известный благодаря своим высокорейтинговым проектам в Интернете священник Русской Зарубежной Церкви о. Димитрий Каплун, создающий, кстати, время от времени новые общины на территории автономии. Из близлежащих Японии и Кореи в Еврейскую АО проникают протестантские и восточно-оккультные "заезжие миссионеры". В пользу этой версии говорит о то, что первым "еврейским" архиереем стал епископ Иосиф (Балабанов), зарекомендовавший себя в бытность настоятелем Высоцкого монастыря в подмосковном Серпухове непримиримым борцом с расколом (РПАЦ) и "сектантством".

Уволен на покой престарелый Ярославский архиепископ Михей (Хархаров) – человек высокого личного благочестия, но очень неактивный (это и понятно, ведь он был рукоположен во епископы будучи 70-летнем старцем). Его место занял молодой епископ из Тулы Кирилл, о котором известно как об удачливом бизнесмене (что тоже понятно – такова новая генерация архиереев "новой России"). На ключевую Тульскую кафедру, с которой начинали свой взлет к вершинам церковной карьеры покойный Патриарх Пимен и ныне здравствующий митрополит Ювеналий, назначен архиепископ Астанайский и Алма-Атинский Алексий (Кутепов). Лет 15 назад этот человек играл ключевую роль в Московской патриархии и всем казалось, что ему обеспечено блестящее церковно-административное будущее. Он был наместником Троице-Сергиевой лавры, затем титулярным викарным епископом в Москве, руководил Хозяйственным управлением РПЦ МП, был особо приближен к медленно умиравшему Патриарху Пимену, служил над его телом первую панихиду. Однако у нового церковного руководства в лице Патриарха Алексия II он не получил достаточного расположения и был отправлен в 12-летнюю ссылку в Казахстан, где прославился экуменической активностью и пристрастием к светским раутам (питерская "Русь православная" даже публиковала фотографию этого иерарха, танцующего (в рясе!) с какой-то дамой). Архиепископ Алексий не скрывал своего стремления вернуться в Россию и, вероятно, ему наконец как-то удалось договориться с Москвой.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования