Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Комментарий дняАрхив публикаций ]
Распечатать

Митрополит Епифаний – надежда и немой укор. Нужно хранить Православие, а не идти работать в труппу религиозного балагана на празднике торжества глобализации


Вечером в Великую Субботу, 30 апреля (17 апреля по церковному календарю), скончался один из старейших епископов Истинного Православия — предстоятель Истинно-Православной Церкви Кипра, Митрополит Китийский Епифаний, местоблюститель архиепископского престола Новыя Юстинианы и всего Кипра.

В течение последних четырех десятков лет это был один из немногих людей, чье мнение по вопросам православного вероисповедания и единства православных христиан было камертоном для многих христиан далеко за пределами его собственной поместной Церкви.

Такой авторитет не дается даром. Он стоит жизненного опыта, который извлекается больше всего из разнообразных бедствий: бедствий национальных (каковым для Митрополита Епифания стала турецкая оккупация части Кипра), бедствий церковных и, главное, тех бедствий для самой Православной веры, которые принес ХХ век во все исконно православные страны.

Для желающих хранить Православие, а не идти работать в труппу религиозного балагана на празднике торжества глобализации, ХХ век превратился в эпоху непрерывных бедствий. Причем, в грекоязычном мире он изначально приобрел формы, более близкие к современным: в этом мире не было явного гонения на религию, подобного тому, что организовали в России большевики, но зато Британская империя, а после Второй мировой войны и США, очень жестко навязали для грекоязычных Церквей требования экуменизма, то есть религиозных компромиссов (формально – с западными вероисповеданиями, но реально – с духом религиозного индифферентизма, который и является единственной настоящей религией нового мирового порядка).

Это англосаксонское давление, проводившееся через верхушку греческой иерархии, Церковь находившегося под властью англичан Кипра испытала на себе сразу же. Вместе с Элладской Церковью она уже в 1924 году перешла на новый стиль для неподвижных праздников церковного календаря. Эта реформа, разделившая вскоре верующих всех греческих Церквей и Румынской Церкви на "старостильников" (не принявших реформы) и "новостильников", была не только необоснованным и канонически запрещенным изменением церковных обрядов, но, главным образом, выражением нового церковного курса – курса на такое растворение Православия среди прочих религиозных течений, которое впоследствии получило именование "ереси экуменизма".

На Кипре, как и повсюду, где вводился новый стиль для церковного календаря, также появились свои "старокалендаристы", или "старостильники", которые так же, как и повсюду, стали подвергаться гонениям со стороны официальных церковных и гражданских властей.

Долгое время никакой иерархии у истинно-православных христиан Кипра не было, да и в Греции едва созданная в 1935 году иерархия "старостильников" грозила исчезнуть под прессом государственной власти. В этих условиях один из признанных лидеров истинно-православных христиан Греции, ныне почитаемый во святых, епископ Вресфенский Матфей решился на крайний шаг — канонически допустимый, но только для крайних случаев. Видя свою собственную старость, и не имея около себя ни одного епископа, вместе с которым он мог бы рукоположить третьего епископа для восстановления истинно-православной иерархии, он решается рукоположить нового епископа единолично. Этим епископом стал Спиридон Тримифунтский, возглавивший Церковь Кипра. Вместе с епископом Спиридоном епископ Матфей рукоположил новых епископов, которые образовали первый состав Синода Истинно-Православной Церкви Греции, возглавляемого в настоящее время Архиепископом Афинским Николаем. Совершив архиерейские рукоположения, епископ Спиридон Тримифунтский вернулся на Кипр.

Однако он смог возглавлять там Церковь лишь несколько месяцев. Британские власти вскоре лишили его свободы и так никогда и не допустили к своей пастве. Вплоть до 1957 года "старостильная" Церковь Кипра оставалась без возглавления — пока преемниками святого епископа Вресфенского Матфея туда был рукоположен Митрополит Китийский Епифаний.

При Митрополите Епифании государственное преследование истинно-православных христиан на Кипре прекратилось. Несмотря на пережитое народное бедствие – войну с Турцией, в которой был потерян Северный Кипр, – истинно-православные христиане, как и все население Кипра, добились для себя и гражданской свободы, и материального благополучия. Но на этом фоне только контрастнее проявились те новые испытания, которым подвергалась Православная вера.

Внешние гонения на Церковь имеют хотя бы ту положительную черту, что они сдерживают развитие внутренних центробежных процессов. В 1960-е годы, когда внешних гонений на истинно-православных христиан Греции и Кипра не стало, главной задачей архипастырей стало сохранение, или, лучше сказать, формирование внутреннего единства истинно-православных христиан. Именно здесь, в роли внутрицерковного миротворца, значение Митрополита Епифания оказалось исключительно велико.

Несколько проявлений объединяющего духа миссии Митрополита Епифания очевидны. Так, это сам факт единства Истинно-Православной Церкви Кипра, в которой не было никаких расколов и разделений. Во-вторых, это умение Митрополита Епифания, не отступая от автокефалии (самостоятельности) Церкви Кипра, независимость которой восходит еще к первым векам христианства, сохранять полное единство с Синодом Истинно-Православной Церкви Греции, причем даже и на административном уровне (Митрополит Епифаний был членом этого Синода). В-третьих – и это особенно показательно, – в исключительном миссионерском потенциале Церкви маленького Кипра.

Митрополит Епифаний оставил Церковь Кипра не только единой в пределах ее исконной церковной области (острова Кипр), но и преумноженной миссионерскими приходами в Австралии, Англии и Кении. Нет худа без добра: православные киприоты смогли обратить в дело православной миссии причитающуюся им долю в наследстве BritishCommonwealth (Британского Содружества), сделав налаженные культурные связи между бывшими английскими колониями путями для проповеди Православия. Именно Церкви Кипра принадлежит почин (подхваченный теперь и другими Истинно-Православными Церквами) распространения Православия в черной Африке.

Особо памятно участие Митрополита Епифания в важнейшем деле его жизни, завершения которого увидеть ему не пришлось, — в формировании единой общности Истинно-Православных Церквей на основе преодолевших свои нестроения греческих "старостильных" Синодов и Русской Зарубежной Церкви. Эти усилия были поддержаны в Зарубежной Церкви ее тогдашним первоиерархом, святым Митрополитом Филаретом. В 1972 году, вследствие переговоров, в которых греческую сторону представляли два Митрополита, Епифаний и Каллист, было торжественно объявлено об установлении полного канонического общения между Русской Православной Церковью Заграницей (РПЦЗ) и Истинно-Православной Церковью Греции ("Матфеевского" Синода). К сожалению, этот союз распался в конце 1970-х годов по вине РПЦЗ, большинство епископов которой не понимали смысла борьбы за истинное православное исповедание и видели смысл своего разделения с Московской патриархией исключительно в политике. После смерти святого Митрополита Филарета (1985 год) это политизированное понимание миссии РПЦЗ окончательно восторжествовало внутри Зарубежной Церкви, а в наши дни привело ее к закономерному краху.

Несмотря на непонимание и даже предательство со стороны русских архиереев, Митрополит Епифаний сохранял к Русской Церкви неизменную и особенную любовь, и всегда надеялся на ее возрождение внутри России. – Не на возрождение блеска самоварного золота на улицах Москвы, а на возрождение чистоты православного вероисповедания.

Для нас, русских православных христиан, Митрополит Епифаний – это и наша надежда, и немой укор. Надежда – потому, что если этот несомненно прозорливый архиерей надеялся на Россию для дела Истинного Православия во всем мире, то, значит, он знал, что основания для надежды есть. Укор – потому, что до сих пор эти надежды не оправдались. У нас, русских христиан, остается перед Митрополитом Епифанием долг, но, по молитвам праведника, мы должны надеяться, что мы сможем его воздать: то, что не удалось Митрополиту Епифанию в 1970-е годы, мы должны постараться совершить в XXIвеке.

Иеромонах Григорий,
для "Портала-Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования