Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Комментарий дняАрхив публикаций ]
Распечатать

Сколько Патриархов потребует Украина, или Киев как Новый Иерусалим


Вслед за "оранжевой революцией" Украина оказалась, похоже, на грани революции церковной.

Само понятие "церковная революция" далеко не в любой стране может иметь какой-либо смысл. Например, для России оно было бы совсем неадекватным: что ни случись внутри российских церковных организаций, а на жизнь российского общества это заметно не повлияет. Поэтому и не может быть разговора о "революции" как явлении социальном.

Для Украины всё по-другому. Там национальная и политическая идентичность тесно связана с церковно-юрисдикционной принадлежностью. Поэтому политические изменения имеют прямое влияние на церковную жизнь, и, обратно, серьезные перемены в церковном устройстве имеют непосредственную важность для политической жизни.

Теперь, после политических изменений на Украине, нужно ждать церковных. Они уже и наступают. Происходят резкие изменения в международном статусе украинских церковных организаций, которые, в свою очередь, должны будут привести к изменению внутренней структуры этих организаций. Для украинского православия эти изменения уже успели обозначиться в официальных заявлениях церковных политиков, а для украинского католичества — хотя и не успели сформулироваться вслух, но уже как бы повисли в воздухе.

Скажем и мы немного о тех и о других.

24 марта на встрече с президентом Ющенко прозвучало важное заявление архиепископа Всеволода — правящего архиерея Западной епархии Украинской Православной Церкви в США, находящейся в подчинении Вселенского Патриарха. "Вселенский Патриарх" — таков принятый в Православии официальный титул Патриарха Константинопольского. В РПЦ МП вынуждены официально признавать этот титул, но, по довольно прозрачным причинам, избегают его употреблять в своей собственной прессе. Также в РПЦ МП вынуждены смириться с принятием Украинской Православной Церкви в США в подчинение Вселенскому престолу, хотя до тех пор в Москве отзывались об этой Церкви не иначе, как о раскольнической.

Итак, архиепископ Всеволод сформулировал следующую позицию Вселенского патриархата относительно церковных дел на Украине:

"Позиция Матери-Церкви, Константинопольского патриархата, заключается в том, что ее Дочь, Московский патриархат, имеет ту территорию, которую занимал до 1686 года. Подчинение Киевской Митрополии Московскому патриархату было произведено Патриархом Дионисием без согласия или утверждения Святого и Священного Синода Великой Церкви Христовой (Константинопольского Патриархата)".

По существу, это декларация Вселенского патриархата о своем праве принять под свою юрисдикцию вновь объединенную Украинскую Церковь. Действительно, со времен Киевской Руси и вплоть до 1686 года Киевская митрополия входила в состав Вселенского патриархата, а митрополиты Киевские находились в подчинении Вселенского Патриарха — первого по чести среди всех Патриархов православной Церкви.

Какие препятствия могло бы встретить такое решение сегодня?

Самое очевидное из них — сопротивление УПЦ МП (подчиненной Патриарху Московскому православной церковной организации на Украине). Она является частью Московского патриархата, с которым у патриархата Вселенского отношения хотя и напряженные, но все же вполне дипломатические.

Однако, эта трудность преодолима в том случае, если украинские гражданские власти будут верны своим обещаниям не вмешиваться прямо в церковные дела.

Достаточно, если приходам, находящимся в настоящее время под управлением Московской патриархии, будет предложено добровольно решить свою судьбу. Тогда некоторая их часть выберет присоединение к большинству объединяемой Вселенским престолом Украинской Церкви, а другая их часть может рассматриваться как такое же временное представительство Московского патриархата на территории другой поместной Церкви, как это уже имеет место в Эстонии. Таким образом, очертания того решения, на котором мог бы быть достигнут разумный компромисс между Вселенским и Московским престолами, уже найдено и успешно опробовано в Эстонии.

Более существенно другое препятствие: наличие на Украине Киевского патриархата, созданного без благословения Константинополя. В настоящее время его возглавляет Патриарх Киевский и всея Руси-Украины Филарет.

Статус патриархата не позволяет Украинской Православной Церкви Киевского патриархата так же просто войти в состав Вселенского патриархата, как это могла бы сделать еще одна украинская Церковь (не столь многочисленная) — Автокефальная (УАПЦ). Но и отказываться от статуса патриархата было бы сейчас не очень разумно: это бы мало соответствовало возросшему международному престижу Украины, статус предстоятеля Церкви которой никак не может быть ниже, чем у предстоятелей Церквей Болгарской, Сербской и Румынской (все эти Церкви возглавляются Патриархами).

Но и тут есть решение, подобное — хотя и не во всех деталях — истории установления патриархата в Москве в 1589 году. Пока Московского патриархата не существовало, Московская митрополия (в отличие от митрополии Киевской) состояла с XVвека в фактическом расколе от Вселенского престола. Когда преподобный Максим Грек, прибыв в Москву, пытался выяснить, какие для этого канонические основания, ему отвечали о существовании какой-то, якобы, патриаршей грамоты, но в ответ на его слишком настойчивые просьбы эту грамоту показать его посадили на 20 лет в тюрьму и отлучили от причастия. На процессе против Максима Грека в 1525 году расспросы об этой "грамоте" были ему поставлены в отдельную вину.

Но постепенно даже в Москве пришло осознание необходимости мириться с Вселенским престолом, и дарование от Вселенского престола Москве патриаршества как раз и стало внешним оформлением почетной капитуляции московского православия перед вселенским.

То же самое возможно теперь и для Киева — с тем отличием, что Патриарх Филарет никакого раскола от Вселенского престола не устраивал, и речь пойдет опять лишь о преодолении излишнего церковного властолюбия Москвы, которая захватила было церковную власть на Украине, но не смогла с нею справиться.

Итак, разумным выходом из нынешнего кризиса украинского православия было бы установление Киевского патриархата актом Вселенского престола, причем, о канонически неясном положении Украинской Церкви до издания этого акта можно было бы умолчать точно так же, как в акте об учреждении Московского патриаршества в 1589 году решили никак не упоминать о предшествовавшем этому акту статусе Московской Церкви (который, с канонической точки зрения, был гораздо хуже, чем нынешний статус Киевского патриархата, возглавляемого Патриархом Филаретом).

Но едва ли для Украины достаточно одного Киевского патриархата.

В прошлом году обсуждалось настоятельное желание украинских греко-католиков и их главы, кардинала Любомира Гузара, создать в Киеве еще и греко-католический патриархат. Тогдашний Папа Римский не был готов зайти настолько далеко в обострении отношений с РПЦ МП, чтобы поддержать эту инициативу. Но теперь понтифик сменился, и нынешний Папа Бенедикт XVIуже сразу заявил о важности для Римского престола всех его Церквей восточных обрядов (так называемых "униатских").

Большинство из этих Церквей находятся на Ближнем Востоке, и их предстоятели носят титул Патриархов. Только самая многочисленная из этих Церквей — Украинская Греко-Католическая (УКГЦ) — формально лишена статуса патриархата, хотя, казалось бы, более других имеет на него право. Папа Иоанн Павел II, не чувствуя себя в силах удовлетворить прошение украинских греко-католиков, все-таки преподал им слова ободрения и надежды. Теперь, при Папе Бенедикте, эти надежды представляются близкими к исполнению.

Действительно, речь ведь идет лишь об устранении вопиющей несправедливости в отношении самой многочисленной из всех католических Церквей восточного обряда, и непонятно, почему Римский престол должен торговать справедливостью ради сомнительных преференций в отношениях с Чистым переулком (резиденцией Патриарха Московского).

Для кого-то неочевидной может показаться идея локализации греко-католического патриархата в Киеве, а не во Львове — сколь бы эта идея ни казалась логичным самим греко-католикам, считающим, разумеется, именно себя истинными плодами Крещения Руси князем Владимиром.

Но государственная власть и вообще светские инстанции не должны брать на себя рассуждения о вере — в частности, о том, кто именно, православные или католики, преемствуют князю Владимиру в той вере, в той догматике, в которую была крещена Русь. Светское общество и светские власти могут рассматривать только лишь культурно-историческое преемство. А тут позиции УКГЦ бесспорны: князь Владимир и тогда, когда крестил Русь, и в течение всей свой последующей жизни находился в общении с Римским престолом.

Поэтому справедливым является не только требование УКГЦ учреждения для нее патриархата, но также и именование этого патриархата Киевским.

Главный Киевский собор — Святая София — мог бы уподобиться главному христианскому храму на земле, храму Воскресения Христова в Иерусалиме, в котором служит православный Иерусалимский Патриарх, но также совершаются службы и других христианских конфессий, в том числе, и латинского (в прямом подчинении Риму) Патриарха Иерусалима.

В Киеве едва ли понадобится такое же количество Киевских Патриархов, какое существует Патриархов Иерусалимских, — будет вполне достаточно двух: православного и греко-католического. Они вполне могут поделить между собой — и еще оставить туристам и научным сотрудникам — собор Святой Софии, превратив Киев, пусть и не вполне в Иерусалим, но в одно из важных средоточий христианского мира.

Иеромонах Григорий,
для "Портала-Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования