Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Комментарий дняАрхив публикаций ]
Распечатать

Полковник умер – родился шахид. Теперь чеченские моджахеды окончательно встанут на «путь джихада»


Вчерашняя гибель в результате операции ФСБ лидера чеченских моджахедов Аслана Масхадова породила шквал комментариев и оценок со стороны самых различных лиц и организаций, как в России, так и за ее пределами. Но при всем разнообразии комментаторов, их оценки этим самым разнообразием не отличаются и сводятся к двум моментам. Первый из них: Масхадов был единственной фигурой в чеченском сопротивлении, с которой можно вести мирные переговоры, и с его гибелью исчезла последняя возможность этих самых переговоров. И второй вывод: теперь резко усилится влияние радикального крыла чеченского сопротивления, олицетворяемого Шамилем Басаевым. Складывается впечатление, что Москва тяготилась наличием легитимного лидера сепаратистов, которого уважали на Западе, и хочет теперь свести суть российско-чеченского противостояния в глазах мировой общественности к гротескной фигуре одноногого Басаева.

Значимость покойного полковника советской и генерала чеченской армии состоит не только в том, что с ним можно было вести переговоры, но и в том, что он был лидером, носителем некоего объединяющего начала, что крайне важно для решения чеченского вопроса. С чеченской стороны никогда не было недостатка в фигурах разного уровня, готовых на переговоры, но представляли они зачастую лишь частные кланово-тейповые разновекторные интересы. Масхадов же был общенациональным лидером, что делало контакты и возможные переговоры с ним потенциально очень даже действенными.

Масхадов, что немаловажно, был умеренным мусульманским политиком. Это именно в годы его правления в 1999 году Ичкерия была провозглашена исламской республикой, и возникла Шура (Шамиль Басаев в тот же период создал свою шуру, параллельную масхадовской). Но при этом он отказался от пресловутого "шариата", введенного в свое время Яндарбиевым по самым косным саудовским, или даже суданским образцам.

Да, говорят, что хороший офицер оказался плохим политиком. Не нашел компромисса с Басаевым. Но кто такой Басаев? Сам Масхадов называл его воином и героем, говорил только о "некоторых" разногласиях и утверждал, что он никоим образом не связан с международным салафитским экстремизмом и лично с Бен Ладеном. Вообще, именно покойный президент утверждал, что ваххабизма в Чечне нет. Но с кем он тогда связан реально, мы, получается, не очень-то и представляем, а теперь так до конца и не узнаем…

На сегодняшней пресс-конференции, собравшей изрядное количество российских и зарубежных журналистов, советник президента России генерал Асламбек Аслаханов (деятель, ведущий в Чечне пока малопонятную, но, очевидно, сугубо собственную игру) заявил, что после "Норд-Оста" по инициативе Кремля произошел категорический отказ от переговоров с моджахедами, и была однозначно избрана стратегия "замочить в сортире". Однако далее он добавил, что переговоры на разных уровнях не прекращались и не прекращаются. Да и нет в патовой чеченской ситуации объективно другого выхода.

Но переговоры-то, повторим еще раз, надо вести с общенациональным лидером, а не с тейповыми шейхами. Новым "лидером-символом", по мнению многих экспертов (в том числе и того же Асламбека Аслаханова), может стать либо Доку Умаров, либо Шамиль Басаев. Шансы последнего представляются предпочтительными. И не только из-за его военного потенциала. Басаев опирается на принципы ортодоксального ислама, если хотите, кавказского панисламизма. Именно эта идея может стать консолидирующей длячеченского общества, поскольку романтика "национального освобождения" себя определенным образом изжила, и в Чечне это самое освобождение понимают по-разному. Воленс-ноленс Кремлю придется иметь дело с куда более ортодоксальными мусульманскими лидерами, к тому же делающими ставку на силу. Это может оказаться орешком покрепче, чем Масхадов, и Кремлю следует подумать о разработке стратегии, более тонкой, чем расправа в отхожем месте.

А для начала российскому государству и обществу следует уяснить, что все чеченцы –мусульмане, со всей присущей мусульманам ментальностью и видением мира. Сегодня часто приходилось слышать, в том числе и от авторитетных людей: "Ну какие они мусульмане… Так себе". Да нет, они - самые настоящие мусульмане, может быть, с разной степенью глубины имана (веры), соблюдения правил и обычаев, но все-таки мусульмане. И в качестве доброго совета, который вполне может пригодиться в том числе и при будущих контактах с чеченцами, скажем, что является тот или иной человек мусульманином или нет решает в конечном итоге Аллах, а не люди, тем более другой веры и культуры. Мусульманин всегда остается мусульманином, пусть и грешным, если только в глазах людей не совершил самого страшного греха - придал Единому Аллаху "сотоварищей".

Чеченские моджахеды провозгласили Масхадова шахидом. Хотя богословы-алимы утверждают, что окончательное решение о признании того или иного человека шахидом остается за Аллахом и зависит о нията (намерения) человека, совершившего тот или иной поступок. Но по многим критериям Аслан Масхадов может считаться шахидом. Он погиб в открытом бою, в результате нападения, был защищающейся, а не нападавшей стороной. Кроме того, многие авторитетные богословы (в том числе известный Юсуф Кардави) признали, что в Чечне ведется справедливая борьба мусульман против не всегда справедливо действующих федеральных сил. "Да раскроются пред ним врата рая", - сказали сегодня миллионы мусульман в разных уголках мира…

Валерий Емельянов,

"Портал-Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования