Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Комментарий дняАрхив публикаций ]
Распечатать

Приключения Двуликого Януса. Православная Церковь в России может забрать себе и царские и советские долги


Поистине уникальным событием в российской, да и в мировой церковной истории может стать реституция дореволюционной церковной собственности. О том, что Московская Патриархия в принципе может претендовать на получение земель и зданий, которыми она обладала до революции 1917 года, заявил адвокат Михаил Воронин. Он подал жалобу в Конституционный суд РФ с просьбой признать "правопреемство современной России по долгам царской империи перед третьими лицами". Нет сомнений в том, что именно РПЦ МП будет в случае положительного решения судей крупнейшим собственником, легитимно владеющим своим имуществом с незапамятных времен, когда даже РПЦ называлась совсем иначе, а именно – Греко-Российская Православная Церковь.

Забота о собственном материальном достатке не является чем-то постыдным для любой Церкви, однако официальное Православие в России в ХХ веке соединило в себе несколько противоречивых качеств – стремления к мученической жертвенности ради бескорыстной веры и стремления к власти, попыток стать свободным от государства общественным институтом и в то же самое время пойти на компромиссы ради различного рода льгот. Православные иерархи обличали безбожную власть (патриарх Тихон даже предал большевиков анафеме в 198 году) и поддерживали ее от всего сердца, согласившись в 1927 году, что "ее радости это наши радости, а ее печали это наши печали" и т.д. В начале 90-х гг. после того, как не стало советского режима, которому, помимо исполнения своих церковных обязанностей, иерархи служили долгие годы, православные деятели хотя бы частично, но признавали, что Церковь стала придатком государственной машины в царское время, а в эпоху СССР архиереи шли на самые опасные компромиссы "ради сохранения Церкви".

Однако эпоха сменилась, и священноначалие РПЦ активно лоббирует возвращение своей дореволюционной собственности. Фактически Патриархия отказывается признать, что у реституции существует моральный аспект. Бесспорно, РПЦ старается обрести вновь те земли и здания, которые были отобраны у нее советской властью. Но именно за этот материальный достаток "царских попов" ненавидели простые крестьяне, и именно эта собственность полита кровью народа, который не виде в Церкви носителя своей "народной" веры. Рухнула монархия, исчезла и сакральность церковного имущества.

Гражданское общество в России и, в частности, интеллигенция, которая скептически относится к декларируемой "силе и мощи государствообразующей конфессии", отнюдь не злопамятны. Добрая историческая память об церковном праве печалования перед властью сразу дала о себе знать, когда Патриарх Алексий заявил о том, что Церковь обеспокоена социальными реформами в стране, а особенно процессом монетизации льгот. Несмотря на то, что трудно отделаться от мысли, что Патриархия первой, как это часто бывало в истории, ощутила хроническую слабость государственной власти илично президента, политическое обращение предстоятеля РПЦ к власть предержащим войдет в историю, как одно из первых шагов Церкви навстречу политически активному гражданскому обществу.

Тем не менее, степень осознания духовной ответственности за судьбы страны в мировоззрении многих иерархов РПЦ не позволяет до конца закрыть большевистские страницы православного прошлого. Так, в ответ на официальное обращение Московской Патриархии Минсоцразвития РФ разрешило засчитать священнослужителям после предоставления необходимых документов их советский стаж работы. В период правления Б. Ельцина в прессе появился бы целый ряд публичных писем, в которых немногие священники и иерархи отказывались бы от советского стажа, как "порочащего их веру", так как служили они тогда либо опосредованно коммунистам, либо напрямую органам госбезопасности. В наше время православные священнослужители ставят перед собой другие, поистине парадоксальные, цели: получить имущество, которое даровала Церкви царская власть, и деньги, которые Церковь получала в советские годы, благодаря советской власти.

Современная православная идеология позволяет церковному начальству получить материальную компенсацию, как с жертвы, так и с палача. Церковь, с точки зрения сторонников этой идеологии, не может отвечать ни за грехи государства, ни за грехи общества, несмотря на то, что она связано и с властью и с людьми. Характерно мнение секретаря Воронежской епархии РПЦ игумена Андрея (Тарасова), высказанное в интервью автору в декабре 2004 года, за весь период своего существования Российского государства никто так не сохранил свое лицо и не смог так выстоять как РПЦ. Помимо этого, Церковь помогала созидать государство и общество, воспитывала порядочность и "осознание необходимости меры во всем". То, что Церковь вытерпела все гонения в советское время, это, по мнению игумена Андрея (Тарасова), свидетельствует о ее богоизбранности.

Снятие с себя всякой исторической ответственности за косность церковных структур, фактически отвернувшихся от общества в синодальный период, за церковное преклонение перед И.В. Сталиным и т.п. только на первый взгляд является свидетельством "возрождения" в Церкви, которая будто бы стала другой в новой демократической России. К сожалению, следует признать, что глубинные идеологические изменения происходят в общественном институте, каковым является Церковь, только в результате осознания своих исторических решений, а не их циничного и даже мистического оправдания. Моральные противоречия, ошибки, предательства и преступления церковных лидеров против веры, а в конечном счете против своего народа, имеют одно объективное историческое свойство – они накапливаются, происходит процесс брожения, а затем они фонтаном вырываются наружу, но уже не одни, а вместе с пеной, горечью и уксусом, скопившимися под спудом идей "богоизбранности".

В общественном сознании восприятие Церкви может оказаться таким же противоречивым, как и ее сегодняшнее мировоззрение. Какое из лиц Православия было истинным, а какое нет, будет решить довольно сложно. Образы сольются в одно своеобразное представление: мученики ленинских и сталинских гонений окажутся молчаливыми борцами за восстановление православной монархии и одновременно исповедниками веры, многие советские епископы атеистами и одновременно хранителями Православия, наряду с русскими бабушками, некоторые нынешние иерархи воспитанниками КГБ (ведь архив Совета по делам религий при Совмине СССР до сих пор частично засекречен) и одновременно теми, кто возрождал РПЦ из руин, строил новые храмы и устанавливал новые отношения Церкви и государства. С высоты исторического опыта трудности самооценки православных священнослужителей с советским стажем понять вполне можно – они смотрят вперед, пытаясь сделать Церковь более влиятельной и богатой, а в их делах отражается образ действий советского аппаратчика, прижившегося в Церкви и абсолютно чуждого всяким моральным принципам.

Роман Лункин,
для "Портала-Credo.ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования