Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Комментарий дняАрхив публикаций ]
Распечатать

Памятник Страху и память смертная


"Постдемократическая" Россия дожила до очередной "поворотной точки". Вслед за музыкой советского гимна, привычного поколениям, власти намереваются возвратить Лубянской площади её "композиционную целостность", восстановив в её центре памятник Феликсу Дзержинскому. Наподобие "Теодора Нетте — парохода и человека", Феликс Дзержинский давно уже стал "памятником и человеком". Импозантная, строгая фигура "рыцаря революции" напротив замка Госбезопасности на Лубянке играла в советской мифологии едва ли не большую роль, чем реальный председатель кровавого ВЧК — фанатик, не ставший ксендзом, но ставший революционером и столь презиравший ксендзов и попов, что в одной из записок Ленину предостерегал против того, чтобы "живоцерковниками" занималась ВКП (б) — попами должна заниматься ЧК и никто больше.

Сегодня российским властям, в лице мэра Лужкова решившим сделать достойный подарок к пятидесятилетнему юбилею Владимира Путина (который, несмотря на все усилия, остается в общественном сознании "чекистом") нужен никак не реальный Феликс Эдмундович, до памяти которого им нет никакого дела. Нужен "Железный Феликс", монумент чекистского величия, украшавший центр Москвы и столь унизительно для сотрудников госбезопасности сброшенный праздновавшей демократию толпой. При всей своей просвещенности Владимир Путин тоже, скорее всего, испытал определенное чувство унижения от торжественно демонстрировавшейся всеми телеканалами сцены "сокрушения кумира", и теперь, даже если публично он "откажется" от такого подарка, то по своему ему будет приятно — разговоры о восстановлении уже, в значительно мере, снимают тогдашнюю "чекистскую" травму.

Травма, впрочем, не только чекистская — та, большая, часть России, что с удовольствием произносит слово "дерьмократы", видит в восстановлении Дзержинского символический откат к "порядку" советского времени, как в советском гимне ощущала стремление к "величию" ушедшей эпохи… Демократическую революцию, страшную не столько реальными последствиями, сколько горьким привкусом всеобщего унижения и кидалова, хочется просто затереть из памяти, хочется вернуть все, что она разрушила (не расставаясь, впрочем, с тем "позитивом", который она принесла). И какой может быть наиболее безопасный путь для такого затирания и возвращения, чем возвращение не институтов, а символики, не означаемых, а означающих. "Новейшая Россия" идет именно этим символическим путем.

Что за "кровавый Дзержинский" никому нет дела. Нужен бесстрашный боец с "спекуляцией и саботажем", равно как и с "контреволюцией" (если, все же, воспринимать "путинизм" как революцию). Боец, про которого известно только одно — "холодная голова, горячее сердце, чистые руки" — народная мечта о чекисте, отлитая Вучетичем в металле. Невысказанным лозунгом "путинской революции" 1999 года стал слоган предвыборной кампании Александра Лебедя в 1996-м: "Правда и Порядок". С порядком все ясно, с правдой — не очень. Не интересующееся Правдой-как-Истиной, российское общество высоко, однако, ценит Правду-как-Честность и в любом честном и чистом на руку борце за свое дело готово увидеть героя, слишком устав от "ньюсмейкеров" — жуликоватых и лживых.

Однако если что и вызывает сомнения в этом монументе "Честному Порядку" — так это Порядок. Вот уж что символизировать Феликс Эдмундович Дзержинский никак не может. Председатель ВЧК был "рыцарем революции" от начала и до конца. Это значит, что в его постулатах значилось не только "ничего личного", но и "никакой справедливости". Существует только одна справедливость — классовая и только одна целесообразность — революционная. В то время как у "сопливых гуманистов" вызывало сомнение — надо ли наделять ЧК правом на внесудебные расправы, порождающее извергов вроде пресловутого харьковского мясника Саенко, Дзержинский яростно настаивал на праве собственного ведомства попирать любое право во имя "дела революции". Трупы заложников, найденные в подвале херсонской ЧК"ЧК - не суд, ЧК - защита революции: ЧК должна защищать революцию и побеждать врага, даже если меч ее при этом случайно попадет на головы невинных". ВЧК Дзержинского стала уникальным учреждением, взявшим на себя функции слежки, ареста, следствия, прокуратуры, суда и исполнения приговора, обеспечивавшим проведение большевистского "красного террора". Ни о каком "порядке" в ЧК Дзержинского речи нет и быть не может, в отличие даже от КГБ более поздних времен, занимавшейся и действительной госбезопасностью и поддержанием сложившегося к тому моменту советского равновесия, ВЧК была органом именно революционного чудовищного беспорядка, сметавшего на своем пути всё и всех, кто вздумал стать поперек дороги. Если символы имеют над людьми некую власть, то восстановление Дзержинского — это не столько увенчание "стабилизации", сколько ниточка к "процессам олигархов" и прочим проявлениям "революционной справедливости" нового типа. Впрочем многие это и сознают — памятник главному чекисту это памятник не "Порядку", а "Страху" и хотя что-то говорится о "восстановлении целостности", "историческом прошлом" и т.д., но суть этого памятника все-таки не в гармонии, а в её нарушении — в Страхе. Чтобы "этим" страшно было, и чтобы они поеживались…

Среди тех, кто должен "поеживаться" находятся, однако, не только "буржуи-капиталисты" и не коварные и лукавые "правозащитники" (последними, кстати, железный Феликс скорее всего пренебрег бы — какая от них опасность, сами подстелятся). На первом месте среди тех, кого передергивает от слов "ВЧК" и "Дзержинский" — православные христиане. Именно на них обрушился с наибольшим остервенением "карающий меч революции", именно их головы сносил он, рубя направо и налево. Первые, "дзержинские", годы деятельности ВЧК дали Церкви столько мучеников, сколько не дали все римские гонения вместе взятые… Причем, в отличие от последующих мучеников, убитых за церковную Правду, за отказ от соглашательства с безбожной властью, первые новомученики убиты были за само имя христианское, за то, что они были христианами, православными, мирянами и священниками. Это глас их крови возопиет от земли, когда на Страшный Суд предстанет живой прототип "чугунного Феликса" и это голос их крови осудит его к геенне…

Однако следует ли православным истерить по поводу восстановительных прожектов властей и лихорадочно присоединяться к правозащитным петициям? Навряд ли… Долгие годы христиане жили в ожидании очистительной грозы, которая очистит российский воздух от большевизма, которая сбросит ленинские, свердловские и дзержинские идолы и возвратит нам истинную Россию, ту, под охраной штыков которой живет Святая Русь. Когда монументы были сброшены оказалось, что никакой грозы при том не случилось, случился карнавал, дешевый, пошлый — потребовавший и от Церкви стать вместо "совучреждения", каким её хотели видеть коммунисты, "карнавалом", театром "Православия". Даже и это требование не долго продержалось. Совесть христианина не может не признать, что и сегодня, как двадцать и восемдесят лет назад в грудь Церкви и Православия утыкается угрожающий штык. Может быть он сегодня чуть менее сдавливает грудную клетку, зато дрожь в коленках у сынов сего века и нервическая и опасная дрожь в руках у того, кто этот штык держит — куда больше.

Железный Феликс — наилучшее напоминание о том "потолке" в который упирается сегодняшнее российское общество. От греховного карнавального хаоса оно стремится вернуться к уютному но в сути своей тоже греховному советскому "порядку" и пока не готово увидеть более высокой цели. Но стоять на Голгофе для христианина куда более естественно, чем плясать на карнавале, а потому монумент в центре Москвы — символизирующий Страх для сынов карнавала, для христианина указывает на Память Смертную, на Памятник Смерти и готовность к ней. Готовности сказать "Deo Gratia" подставляя голову под меч палача или затылок под дуло нагана…

Другого памятника, того, на котором написано "Hoc Vince!", нам пока не дано. Право на такой монумент должно быть еще завоевано.

 


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования