Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Комментарий дняАрхив публикаций ]
Распечатать

Религиозная политика: "невмешательство" и безответственность


Последние несколько дней, проведенные Владимиром Путиным в поездках по стране, были отмечены целым рядом авторитетных высказываний президента относительно волнующих и могущих волновать общество тем. На Дальнем Востоке Путин высказывался преимущественно по внешнеполитическим и военным вопросам, в ходе визита в Татарстан дошла речь и до возвышенной темы межнациональных отношений, сохранения национального языка и культуры и, в том же почетном ряду, — религии… Для заявления на религиозную тему Путин избрал встречу с делегатами третьего съезда Всемирного конгресса татар, так что речь должна, по логике вещей, идти прежде всего о религии мусульманской, но употребление Путиным слова "церковь" свидетельствует о том, что и к Православию сказанное тоже некоторым образом относится.

Смысловой ряд, в котором всплыла религиозная тема, уже говорит о многом — российская власть рассматривает религию в одном ряду не с политикой, не с социальными проблемами, а с культурой. Как наиболее продвинутая форма "духовности", религия, по мнению президента России, единственная может "донести до человека общечеловеческие ценности", особенно сейчас, когда "нет трудовых коллективов, партийных ячеек и организаций, как это было во времена КПСС, нет воспитателей и наставников". За это сравнение Путину уже досталось и еще больше достанется от всех либеральных и кокетничающих с антиклерикализмом политиков — мол "Путин хочет поставить церковь на место КПСС". Хотя Путин, всего лишь, хотел высказаться в духе умеренного консерватизма, наподобие того, который в США исповедует его друг Джордж Буш — религия основа национальных ценностей и цивилизованного и порядочного образа жизни, а потому её следует уважать. Мол — человек уважающий религию — это добропорядочный гражданин, — человек, которому можно доверять.

Не будем придираться к второстепенному — к упоминанию религии в одном ряду с партячейками и советскими трудовыми коллективами. Обращает на себя внимание сам взгляд на религию, как на инструмент, который транслирует людям "общечеловеческие ценности". Возникает вопрос — что это за "общечеловеческие ценности", которые не ясны людям сами по себе и для поддержания которых необходима целая сеть общественных институтов — начиная от партячейки, которая, кстати, занималась воспитанием не "общечеловеческих" ценностей, а ценностей классовых и идеологических, и кончая церковью или иной религиозной структурой, которая, хотя бы по этимологии слова "религия", занята совсем не высчитыванием "общечеловеческого" инварианта, а связью между человеческим и не-человеческим, между человеком и Богом. По крайней мере по крайней мере так себя рассматривают три из четырех "традиционных религии" России — Христианство, ислам и иудаизм и отношение к ним только как к проводникам "общечеловеческих ценностей" по меньшей мере странно и не дотягивает даже до американского "В Бога мы верим", основанного, все-таки, на признании высшего начала.

Впрочем, Владимир Путин, о приверженности которого Православию говорится с большой уверенностью, на людях, в своей президентской риторике, ни разу не изменял своему кредо, выраженному в словах "я верю в человека". А в рамках этой гуманистической религии отношение к религии как к проводнику общечеловеческих ценностей вполне логично.

Большое внимание СМИ привлекли и слова президента о том, что государство не должно указывать религиозным лидерам "как им поступать, кого выбирать и как объединяться". В условиях когда многие религиозные конфессии страны жалуются на усиливающееся давление государства, на попытки вмешиваться во внутриконфессиональные дела, на едва ли не планируемое создание министерства по делам религий — это очень важное заявление, свидетельствующее… Вот только о чем свидетельствующее — большой вопрос. Контекст этого заявления Путинаименно в Татарстане, где мусульман раздирает холодная война между "таджуддиновцами" и "гайнуддиновцами", за одними — большинство, за другими подчеркнутая лояльность к государственной власти, выбрать в этой ситуации и что-то приказать — действительно сложновато, а потому в этом споре государство и не пыталось занять со всей определенностью позицию одной из сторон. В общероссийском же контексте государство обычно становится, в интересах более удобного проведения в жизнь "общечеловеческих ценностей" на ту или иную сторону в конфессиональных спорах — будь-то в вопросе о главном раввине России, или в вопросе о монополии РПЦ МП на представительство Православия перед обществом. Вот здесь и непонятно — хочет ли Путин сказать, что впредь такого не будет, или же пытается сделать вид, что государственного вмешательства "как не было, так и нет".

И в самом, ведь, деле — "государственного вмешательства" не видно, государство влияет не прямо, а через дружественных олигархов или "общественные структуры", влияет не "заставляя кого-то выбрать", а устраняя тех или иных неугодных при помощи мер, которые извне никому не кажутся "религиозными преследованиями". Главная черта этого якобы несуществующего государственного влияния на религиозные вопросы — это отсутствие ясной ответственной политики, отсутствие тех лиц, которые за эту политику отвечают и с которых можно спрашивать. Религиозная политика России отдана сегодня на откуп случайно подвернувшимся под руку чиновникам или губернаторам, налаживающим взаимодействие с религиозными организациями на своей территории каждый по своей схеме. Вмешательства государства нет — а вмешательство "административного ресурса" есть, и очень даже ощутимо. И не видно, к сожалению, чтобы президентское заявление содержало в своем подтексте призыв к отказу от безответственности в религиозной политике — скорее уж это указание на необходимость сохранить статус кво.

А отказ государства от вмешательства в дела религиозных конфессий был бы как никогда нужен, ведь, по собственному признанию Путина, современное российское государство смотрит на религию глубоко внерелигиозно — как на резервуар "общечеловеческих ценностей". А внерелигиозное вмешательство в религиозные вопросы если и способно к чему привести, так только к духовной катастрофе.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования