Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Комментарий дняАрхив публикаций ]
Распечатать

Канонизация матери Марии (Скобцовой): Маленький технический совет к большому церковному торжеству


Готовящаяся 1-2 мая канонизация матери Марии Скобцовой — это событие, и событие не только для тех, кто уже почитает мать Марию во святых. Это событие даже не только для тех, кто интересуется ее святостью или хотя бы только ее личностью. Это еще и событие церковно-политическое.

Константинопольский патриархат наносит патриархату Московскому чрезвычайно сильный и абсолютно точный удар в необъявленной войне за Сурожскую епархию (а в перспективе - и за всю Западную Европу) — епархию Московской патриархии, расположенную на Британских островах и отличающуюся от остальной РПЦ МП особым епархиальным уставом (так и не получившим в Москве официального признания) и особым строем церковной жизни. Как мы уже писали, для Сурожской епархии есть лишь один способ избавиться от навязываемой ей теперь диктатуры Москвы — присоединиться к Константинополю. В Константинопольском патриархате еще с 1930-х годов существует Русский Западноевропейский экзархат, охватывающий Францию, и поэтому мысль о его расширении по ту сторону Ламанша видится вполне естественной.

Константинополь именно сейчас и в очень сжатые сроки удовлетворил инициативу "Сурожа", годами игнорировавшуюся Москвой: канонизировать мать Марию. Можно сказать, что Константинополю это "сподручнее", так как мать Мария принадлежала именно к его юрисдикции. Однако, если бы дело было только в почитании святых парижской эмиграции, мать Марию канонизировали бы давно и по инициативе не "сурожской", а парижской. Однако, канонизировали только сейчас и только по просьбе из "Сурожа".

Не будем тратить время на объяснение очевидных вещей — почему такое совпадение по времени не случайно. А лучше займемся оценкой последствий этой канонизации: что она принесет Константинополю в борьбе за "Сурож".

Принесет, вообще говоря, многое. Людям, не понимающим специфических методов церковной политики, которых в светской политике нет, тут надо кое-что объяснить.

Создание культа святого — это (дерзнем провести, быть может, слишком светскую аналогию) древнейший аналог ОМП в церковных конфликтах, важность которого не убавится никогда.

Массы народа не идут ни за какими догматическими, идеологическими и каноническими принципами, так как, взятые сами по себе, эти принципы для них неактуальны. Они обязательно должны быть персонифицированы. Такая персонификация достигается посредством культа святых. Иногда можно взять святого, которого почитает и противоположная сторона конфликта, но создать его культ в таких формах, которых у противоположной стороны нет. Еще лучше — убедить массы народа почитать святого, противоположной стороне неизвестного или недоступного. Тут важнейший аргумент любой церковной полемики: у кого святые, тот и прав (отсюда вывод: надо доказать, что именно наши покойные лидеры или яркие фигуры были святыми).

Мать Мария не была лидером, но была яркой фигурой того направления в современном православном мире, которое некоторые именуют либеральным, и которое пользуется безусловной поддержкой в Константинопольском патриархате. Что касается патриархата Московского, то в нем существуют по этому поводу сильные разногласия, так что канонизация матери Марии воспринималась бы в нем как событие весьма и весьма спорное. Пусть и нельзя сказать, что в качестве святой мать Мария будет Москвой однозначно отторгнута, но есть полная уверенность, что ее культ будет внутри РПЦ МП фактором разделяющим, а не объединяющим. — Тогда как для парижского экзархата Константинополя и "Сурожа" — только объединяющим.

Канонизация матери Марии позволит создать культ, в котором верующие Константинопольского экзархата и "Сурожа" будут едины друг с другом и разделены с Москвой. Это и есть необходимое условие всякой успешной церковно-политической операции. Поэтому мы и назвали канонизацию матери Марии ударом сильным и точным.

Но вот на этом в похвалах военному искусству Константинополя следует и остановиться. Его противник, получивший удар в солнечное сплетение, еще далеко не нокаутирован.

Более того: он надеется разогнуться и взять реванш. И ведь не зря надеется.

В "Суроже", да и во Франции, множество, а то и большинство прихожан храмов "русской" традиции (даже независимо от языка богослужения) — это выходцы из бывшего СССР, продолжающаяся до сих пор эмиграция, начавшаяся в годы "перестройки". Для этих прихожан РПЦ МП выглядит родной и знакомой даже и в том случае, если до эмиграции они вообще не ходили в церковь. В Москве совершенно справедливо смотрят на них как на свой ресурс, который, если им правильно воспользоваться, будет способен не только удержать в РПЦ МП "Сурож", но, в перспективе, даже отнять у Константинополя Парижский экзархат.

Пока что в РПЦ МП успели продемонстрировать свою крайнюю дикость в работе с тонко чувствующими европейскими православными — мы имеем в виду дело епископа Илариона Алфеева, засланного в Англию в 2002 году. Но и это не должно бы внушать Константинополю излишнего оптимизма: на ошибках учатся, и не только в Европе, но и в Москве. Пока ситуация объективно работает на Москву, нельзя делать ставку на одни лишь субъективные факторы или, попросту говоря, на везение.

Итак, вопрос: есть ли у Константинополя какой-то более убедительный ресурс, для победы окончательной?

На наш взгляд, такой ресурс есть. И это не что иное, как те самые массы новейшей эмиграции, которые, будучи предоставлены сами себе, являются несомненным ресурсом Москвы. В православной жизни так много построено на парадоксах...

На месте Константинополя мы выбрали бы следующую стратегию. Создать для РПЦ МП статус церкви для русских туристов и командировочных, а для своего экзархата — статус церкви актуальных и потенциальных граждан Европейского Союза. Пусть проезжие русские ходят в РПЦ МП, а те, кто являются настоящими эмигрантами или сочувствующими русской церковной традиции западными "конвертами", ходят в русский экзархат Константинополя.

Как это сделать? — Психологически очень просто.

Эмигрант всегда боится, что ему не удастся натурализоваться в новой для него стране. Поэтому естественное тяготение к товарищам по несчастью — к клубам, где собираются эмигранты, — совмещается у него с в точности противоположным стремлением — как можно дальше от старого, от того, что мешает ему почувствовать себя в новой стране "своим".

Многие эмигранты считают, что те, кто продолжает слушать новости на русском языке, никогда не выучат язык страны проживания. За этим наблюдением есть реальный опыт.

Посещение в эмиграции храмов РПЦ МП — оно изначально сродни слушанию новостей на русском языке, когда на самом-то деле стоит задача овладеть языком новой для тебя страны. Остается всего лишь акцентуировать в сознании новых эмигрантов этот страх, который и так уже существует в их подсознании от слишком продолжительного времяпрепровождения в среде себе подобных — людей с неопределенным будущим и потенциальных неудачников. Тогда естественное для эмигрантов стремление в храмы РПЦ МП будет нейтрализовываться страхом.

Акцентуировать этот страх очень просто. Константинопольский экзархат и симпатизирующая ему часть "Сурожа" и так уже состоят из людей "успешных" — в том смысле слова, в котором это важно для новой эмиграции. Это люди, которые уже "состоялись" в своем заграничном бытии, или коренные граждане заграницы.

Страх оказаться среди неудачников и желание оказаться среди людей благополучных — то самое, что, в основном, увлекло людей в эмиграцию, — увлечет их и далее, из московской церковной организации в константинопольскую. Практических советов, как это сделать, можно не давать: уяснив себе эту задачу, старая гвардия "Сурожа", да и Парижа, прекрасно решит ее самостоятельно.

Иеромонах Григорий, для "Портала-Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования