Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Комментарий дняАрхив публикаций ]
Распечатать

Религиозные войны. Чем опасен жителям тайги прокурор-медведь Колесников?


В преддверии визита президента РФ в Узбекистан заместитель генерального прокурора РФ сделал опасное (или провокационное?) заявление в поддержку уголовного преследования ваххабитов. Если бы не упоминание "молебных домов, где преподают джихад", это заявление можно было бы трактовать как неаккуратную отсылку к тем группам, которых обвиняют в организации терактов. Однако прямое сообщение о религиозной деятельности "подозреваемых" заставляет думать, что Владимир Колесников не очень хорошо разбирается в исторических причинах недопустимости такого определения преступности.

Дело в том, что обозначение определенной группы населения по религиозному или этническому признаку как преступной в истории России относится к периоду, когда современную систему правосудия подменял произвол внесудебных троек. Первая, практически азбучная проблема, связанная с такого сорта обозначениями, состоит в отрицании презумпции невиновности. Другая деталь - это отрицание прав целой группы людей, в данном случае объединенных только религиозной принадлежностью.

Напомним, что в древности и в Средние века права приписывались определенным людям или группам людей в соответствии с их функциями в обществе. Как отмечается в пособии "Защита прав человека", изданном Программой церквей по правам человека в регионе ОБСЕ, "короли, цари и императоры провозглашались правителями в силу божественного права. Носители политической и военной власти считали права привилегиями, которые они могут давать в награду за преданность и поддержку. Кроме того, права были иерархически определены в соответствии с происхождением. Права благородных были выше прав простых людей. Граждане империи обладали большими правами, чем жители колоний. У женщин было меньше прав, чем у мужчин. У рабов вообще не было никаких прав".

В течение большей части XX века правители государств считали, что права государства приоритетны по отношению к правам управляемого народа. Лишь постепенно, ввиду уроков Второй мировой войны, эта ситуация стала изменяться. Однако лишь в течение 1990-х годов, когда Европа избавилась от кошмара холодной войны, в ходе которой права человека отступали перед потребностями политической и идеологической вражды, возникло новое отношение к правам личности: права отдельного человека стали приоритетными по крайней мере в системе правосудия. В Европе практически невозможно найти пример, когда человек пострадал бы только из-за того, что государство объявило его преступником по причине его веры или национальности.

Заявление заместителя генерального прокурора Владимира Колесникова отсылает нас к периоду, когда идеология превалировала над правами отдельных групп, то есть, как минимум, к средневековью. Оно совершенно очевидным образом подразумевает, что права некоторых исламских религиозных организаций являются приоритетными по отношению к другим исламским религиозным организациям. Достаточно расплывчатая ссылка на "ваххабитов" предполагает, что списки подозреваемых религиозных общин составляются руководителями других религиозных общин - в данном случае речь идет, скорее всего, о ведомстве Талгата Таджутдина - с тем, чтобы органы правопорядка на основании этих списков обеспечивали преследование членов соответствующих общин.

Возникает аналогия с тем временем, когда массовые репрессии в отношении священнослужителей основывались на списочном подходе – те православные, кто не перешел к обновленцам, считались преступниками и могли преследоваться во внесудебном порядке. Списки составлялись специально уполномоченным государственным органом, однако данные для этих списков поставлялись руководителями обновленцев. Впрочем, через некоторое время и обновленческие общины были большей частью запрещены и распущены, а их священники также подверглись репрессиям.

Примерно та же судьба, как видно, ожидает сегодня мусульманские общины. Сначала будут востребованы списки тех религиозных общин, которые не вошли в подчинение к "благонамеренным", а значит автоматически стали "ваххабитами", затем преследованиям подвергнутся и оставшиеся исламские группы, поскольку собственно ислам можно будет объявить "противоречащим задачам государственного строительства". Единый муфтий будет не более влиятелен, чем православный Патриарх для тех, кто правил во времена социалистического застоя.

Перейдем теперь к чисто правовой оценке случившегося. "Никто не может быть подвергнут произвольному аресту или задержанию", - это правило должно быть неотъемлемой частью служебной деятельности прокурора Колесникова. Если бы уже не было фактов, которые указывают на случаи произвола по отношению к "ваххабитам", то тревогу бить и не стоило бы. Но в нынешней ситуации надо ставить вопрос о служебном соответствии.

Упомянем только об одном случае, который попал на страницы печати. Как рассказала газета "Русский курьер", недавно на вокзале Самары внимание патрульных милиционеров - вокзальных, не городских, - привлекли "трое явно не местных бородатых мужчин в длинных одеждах". Бдительные стражи порядка проверили документы и обнаружили, что у них нет регистрации. Ладно, взятки за отсутствие регистрации - такой очевидный прикорм для милиции, что об этом поводе и рассуждать не хочется. Однако далее милиционеры, как отмечается, после усердных поисков, поскольку подозреваемые ее "старательно прятали", нашли у незарегистрированных лиц дискету, на которой содержалось "обращение к моджахедам с призывом "вести священную войну с неверными русскими свиньями". В общем, кончилось все это штрафом в 500 рублей и высылкой подозреваемых из России.

С точки зрения прав человека вся эта история выглядит настолько противоречивой, что впору подумать: этак у нас скоро, как в кинобоевиках сталинской эпохи, "пионеры" - скорее всего, со стрижкой под "бритоголовых" - будут прямо в вокзальных залах ожидания ваххабитов отлавливать. И даже документы проверять не станут - раз уж в данном случае "длинные одежды" стали признаком ваххабизма, то стоит ли еще и дискету искать, можно сразу обвинить в принадлежности к запрещенной группе. И ведь это не первый пример, когда подозрения строятся только по религиозной одежде, - в январе 2004 года в Набережных Челнах сотрудники правоохранительных органов рекомендовали горожанам обращать особое внимание на женщин-мусульманок, одежда которых "сшита из очень плотной ткани, а платки завязаны по-турецки – узел сзади". Сообщалось также об успехе операции "Фатима", в ходе которой были выявлены женщины без регистрации, представляющие "оперативный интерес". Конечно, если оперативный интерес основывается на взятках за регистрацию, то операция явно успешна.

В ответ на небольшой пикет протеста, проведенный по этому поводу местными мусульманами под лозунгами "Платок – это наша гордость", "Ислам – наша религия", самих организаторов митинга обвинили в "преступных намерениях". "Инициатором пикета могут выступать только люди, сами заинтересованные в разжигании межрелигиозной розни и подогревании этих настроений", - заявило ИА "Кама-пресс".

Вот так, с больной головы на здоровую. И весь этот "сталинский цирк" происходит на фоне вторжения в современную западную моду мусульманских мотивов. Чтобы объявить религиозную войну, нужно не просто провозгласить ее с одной стороны - надо еще, чтобы с этим согласился противник. Тут "отдельное спасибо" прокурору Колесникову: не дожидаясь просьб со стороны трудящихся, он самолично и быстро объявил войну мусульманским шароварам. Только делать такие заявления от имени Генеральной прокуратуры нельзя - и, может быть, г-ну Колесникову будет уместнее работать в каком-нибудь отделе пропаганды "правильного ислама".

С другой стороны, много ли россиян сможет всерьез поверить в лозунги о "диктатуре закона", о том, что на все противоправные действия чиновников надо жаловаться в прокуратуру, если с самой вершины прокурорской власти раздается чудовищная антиправовая риторика? Рано нынешнему поколению россиян расставаться с привычным образом жизни в тайге, где прокурор – медведь.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования