Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Комментарий дняАрхив публикаций ]
Распечатать

Среднеазиатский халифат: виртуальность или реальность?


 Волна террористических актов, накрывшая сначала Нью-Йорк, а теперь Мадрид и мирный Ташкент, эхом взрывов вновь озвучила старую идею о воссоздании всемирного исламского теократического государства – халифата. Ядром его, по мнению современных исламистов, должны стать государства Средней Азии. На каков шанс воплотиться в реальность у этой идеи?

Халифат в истории ислама никогда не был духовной идеей, а был скорее сугубо политическим принципом, по-разному применявшимся в соответствии с обстановкой той или иной эпохи. Хотя, несмотря на то, что согласно заветам пророка Мухаммеда, халиф (наместник и продолжатель дела пророка) должен избираться всей мусульманской общиной – уммой, на практике этот очень даже демократический принцип никогда не был воплощен в жизнь.

На первого халифа как на своего преемника указал сам умирающий пророк. Затем главу мусульман начал выбирать очень узкий круг приближенных, а со второй половины VI века сначала Омейяды, а затем Аббасиды превратили халифат в обычную наследственную монархию. При этом халиф уже считался наместником не пророка, а Самого Аллаха на земле.

Мусульмане-шииты, в отличие от суннитов, считают, что руководить уммой могут только потомки Мухаммеда от брака его дочери Фатимы и зятя Али. При этом в рамках шиизма существует целый спектр мнений по этому вопросу. Обширный арабско-мусульманский халифат, существовавший в VIII-XIII столетиях, и который современные мусульмане ностальгически вспоминают как "золотой век" ислама, недолго был сильным и сплоченным государством. Внутри него скоро возникли три самостоятельных халифата: суннитские в Андалузии и Ираке, и шиитский халифат Фатимидов в Каире. В конце концов, теократическая мусульманская империя рухнула под натиском монголов.

Правда, титул халифа носили турецкие султаны вплоть до 1925 года, когда революция Кемаля Ататюрка покончила с последним халифатом.

Возникает вопрос, кому в начале третьего тысячелетия понадобилась в практической политике идея, очевидно относящаяся к области истории и археологии? Поиски ответа на него явно ведут в арабский мир, а еще точнее – на Аравийский полуостров. У всех нынешних полувиртуальных носителей идей халифата, будь то пресловутые "Аль-Каида" или "Хизб-ут-Тахрир", несмотря на разницу в декларациях и методах деятельности, есть нечто общее. Их духовную основу составляет окончательно сформировавшийся к XVIII столетию, а сегодня ставший официальной доктриной Саудовской Аравии, так называемый салафизм.

Салафизм (и ваххабизм, как его частный вариант) означает стремление вернуться к чистому исламу времен Мухаммеда и к шариатскому государству. При этом под чистым понимается ислам именно в его аравийско-арабском варианте и никакой другой. И в этом контексте борьба за халифат представляется сегодня не столько религиозной, сколько арабской имперской идеей, воплощением мечты о "счастливой Аравии".

Кроме того, в нынешнем мусульманском мире только "аравийские мечтатели" имеют материальные возможности для воплощения (или хотя бы попыток воплощения) своей мечты в жизнь. И это не только авантюрный Бен Ладен. Сегодня свою, подпитанную нефтью, значимость и самостоятельность почувствовал и королевский режим Саудовской Аравии. Эр-Рияд активно выходит из-под опеки Америки, пытаясь проводить собственную внешнеполитическую линию на Ближнем Востоке и в Средней Азии. А инструментом для проведения такой политики традиционно является экспорт салафитско-ваххабитских идей.

Понятно, что свои устремления проповедники нового халифата сосредоточили на бывшей советской Средней Азии. Да, безусловно, здесь в постсоветское время существовали и существуют исламско-возрожденческие тенденции. Но за многовековую историю ислама на этих землях сформировалась своя, отличная от арабской и более близкая к иранской и турецкой, религиозная культура. Туркмены, казахи, узбеки и киргизы – народы тюркские, а для тюрок никогда не было характерно буквалистское понимание Корана и шариата, свойственное арабам, а также стремление к установлению теократических порядков. Чуть более консервативен в соблюдении правил ислама Таджикистан. Однако и здесь насаждение халифата по аравийским лекалам может нарваться на неприятие его персидско-таджикским национальным самосознанием.

Не столь одноплановы отношения правящих режимов Средней Азии с исламом и представляющими его политическими силами. В Таджикистане после долгого противостояния с исламистами достигнут определенный компромисс, хотя и довольно шаткий. В Казахстане и Киргизии исламисты вовсе не являются влиятельной и пугающей власти политической силой.

Туркменистан в этом отношении, как и во многих других, – статья особенная. Здесь вся жизнь течет под тотальным не только политическим, но и духовно-идеологическим контролем. Исламский фактор в этой стране будет развит настолько, насколько это дозволит солнцеподобный Туркменбаши. Он, как известно, создал некую новую туркменскую религию со святым писанием, именуемым "Рухнамэ". В этом смысле ашхабадского властителя можно сравнить с ливийским лидером Муамаром Каддафи, чья "Зеленая книга" претендует на то, чтобы скорректировать даже кораническое откровение.

Наиболее влиятельны и организованы исламские силы в Узбекистане, и потому местная власть уже давно и однозначно выбрала в отношении них путь репрессий. При этом все среднеазиатские лидеры позиционируют себя как мусульмане, в частности, совершив уже в постсоветское время хадж в Мекку.

Лидер западническо-либеральной узбекской партии "ЭРК" Мохаммед Салих, комментируя последние события в его стране, выразил опасение, что повальная бедность, а также репрессии каримовского режима против религиозных диссидентов толкнут широкие массы в объятия исламистов.

Насчет роли в этом процессе бедности можно усомниться. Маловероятно, что исламисты сумеют решить проблему бедности. Перед глазами пример соседнего Афганистана, где установление строгого шариатского режима талибов отнюдь не способствовало преодолению хронической бедности и нищеты в стране. А вот насчет того, что во всей этой суете вокруг халифата есть чьи-то и не связанные напрямую с религией интересы, стоит подумать...

Валерий Емельянов,
для "Портала-Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования