Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Комментарий дняАрхив публикаций ]
Распечатать

Религиозное просвещение в армии и «дихотомия общественного сознания»


Убийства, совершенные террористками-шахидками в Москве, заставляют российское общество вздрогнуть и заняться самоанализом. Каковы те политические силы и интересы, которыми можно объяснить приход в столицу "живых бомб"? Какие мотивы подталкивают женщин, предназначенных для поддержания жизни на Земле, эту жизнь отнимать? Каковы расчеты самих координаторов смерти? Всем этим вопросам посвящены уже тысячи статей, вышедших за последние 5 дней в российских и зарубежных СМИ.

Но в не меньшей степени трагедия в Тушино актуализирует вопрос о дееспособности российской армии, воюющей в Чечне уже 8 лет, о возможностях улучшения ее нравственного климата, о том, какую роль здесь может сыграть религия. Ведь религиозноеобоснование той или иной войны, защиты родины или проведения какой-либо миротворческой программы – самый действенный идеологический элемент "поднятия боевого духа". Известно, что воюющие стороны, как правило, стремятся "зачислить Бога в свои ряды".

Доминирующая конфессия России – Русская православная церковь Московского патриархата (РПЦ МП) имеет специальный Синодальный отдел по взаимодействию с Вооруженными силами и Правоохранительными органами (ВС и ПО), которая - уже в течение нескольких лет пытается развивать духовное окормление военнослужащих, поставить его, так сказать, на "штатную" основу. С этой целью в рамках Московского патриархата функционирует специальный Синодальный отдел по взаимодействию и вооруженными силами и правоохранительными учреждениями. А при Православном Свято-Тихоновском богословском институте создан специальный факультет для православного образования военнослужащих с прицелом на то, что они смогут внести свой вклад в духовно-просветительскую работу в армии. Ежегодно в рамках Международных Рождественских образовательных чтениях (своеобразном эрзаце Поместного собора, на котором открыто и широко обсуждаются церковно-общественные и церковно-государственные проблемы) проходит специальная конференция, посвященная "военно-церковному вопросу". А недавно в Рязани даже состоялись военные сборы православных священников – впервые после 1914 года.

Хотя, как такового, института капелланства в России в настоящее время еще нет, "духовное просвещение" в воинских частях осуществляется на регулярной основе. Практически в каждой епархии есть православные священники, "прикрепленные" к воинским гарнизонам и служащие в тамошних храмах, есть и особые воинские части, где проходят альтернативную службу православные призывники (в основном, это студенты духовных учебных заведений, которым "неприлично" идти в обычную казарму).

Однако, достаточно очевидно, что, несмотря на благотворное воздействие пастырского попечения в ВС России, качественного изменения нравственного климата в армии не происходит. Как признаются сами православные священники, работающие в армии, до 90 процентов солдат категорически не хотят воцерковляться, некоторые военнослужащие предпочитают священника просто не замечать.

И если, применительно к Чеченской войне, даже говориться, что "на войне нет атеистов", что все там становятся "по-своему" верующими, то в данном случае это скорее говорит о проявлении феномена "предсмертного часа" и связанной с ним личной надежде на Бога, чем о религиозном осмыслении всего "патриотического долга".

А последнее для победы на войне столь же необходимо, как и личная религиозная вера. Ведь, несмотря на иные мотивы войны, у чеченцев такое религиозное осмысление присутствует и среди командиров, и на "низовом уровне" - то есть среди рядовых вояк, в то время как в Российской армии, за небольшим исключением, эта позиция остается уделом лишь ее официальных идеологов, которые "страшно далеки от народа". Напомним, что именно на такое осмысление природы войны направлена сегодня и политика РПЦ МП, и, отчасти, политика государства. Об этом, в частности, говорит утвердившаяся в последнее время тенденция представления к прославлению в лике "военных" святых: Федора Ушакова, Александра Суворова, Ивана Сусанина, не говоря уже о погибшем в Чечне мученике Евгении Родионове.

Однако, приходится констатировать, что на пути "духовного строительства" российской армии стоят непреодолимые трудности. В условиях рекламно-потребительской культуры обычный российский 18-летний солдат, если и соглашается усвоить подобные патриотические идеалы, то сталкивается с раздвоением своего собственного сознания. В условиях сегодняшнего социального мэйнстрима ему предлагается выбирать между патриотическими идеалами и меркантильными интересами, которые ему прививаются с экранов телевидения, наконец, между отвлеченными религиозными идеалами и реальными связями со своими родными, как правило, не жаждущими пожертвовать своим сыном ради не совсем понятной российской политики.

Вероятно, пока это раздвоение на уровне идеологии будет существовать, духовно-просветительская работа в армии не приведет к существенным результатам. Поэтому неудивительно, что сегодня одни российские политики пытаются преодолеть эту "пагубную дихотомию сознания" либо в одну, либо в другую сторону – либо подавить "клерикальные поползновения" в угоду новым социально-рыночным отношениям (переведя армию полностью на контрактную основу), либо обуздать эти отношения в угоду "высоким идеалам жертвенного служения" (возродив институт политруков и ужесточив до предела дисциплину). При этом так называемый "третий путь" пока так и не просматривается…

Антон Виноградский, для "Портала-Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования