Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Комментарий дняАрхив публикаций ]
Распечатать

Дурная бесконечность. Можно ли опираться только на одну военную силу в борьбе с «религиозным экстремизмом»?


Большинство авторов многочисленных публикаций российской прессы, посвященных "катастрофе месяца" - теракту у московского аэродрома Тушино в минувшую субботу, - обращают внимание на закулисные экономические и политические мотивы "кукловодов" трагедии. Помимо очевидных "кукловодов" - лидеров чеченских вооруженных формирований и их покровителей из "центров международного терроризма" - гипотетически, с разной степенью аргументированности, указывают на кадыровское руководство Чечни, на "некоторых высокопоставленных чиновников" в Москве, на спецслужбы, которые, вроде бы, тоже из своих каких-то резонов могут быть заинтересованы в "эскалации напряжения вокруг Чечни".

Однако, большая редкость во всем этом аналитическом потоке – попытка объяснить мотивы поведения самих девушек-смертниц, найти те возвышенные и безусловные идеалы, ради которых они добровольно, на глазах всего мира, принесли кому-то в жертву свои юные жизни (прихватив при этом жизни прохожих). Среднему обывателю зажиточной по российским меркам Москвы их поступок непонятен. Те, кто еще помнит образы советской пропаганды, определенно ставят диагноз: "Фанатички". Циничная молодежь, не подвергшаяся советской пропаганде, говорит, опираясь на свой опыт "познания добра и зла": "Сумасшедшие, или наркотиками накачались". Кто-то из политиков всерьез думает, что девушки пошли на смерть единственно с целью обогатить "главарей боевиков" или "приспешников Кадырова", дать "нужную направленность" предвыборным кампаниям в Чечне и в России. Другие уверены, что здесь имела место банальная месть – наверняка у девушек убили мужей (выяснилось, кстати, что опознанная террористка была незамужем).

Официальные лидеры российских мусульман, так же как и Патриарх Алексий II, поспешили заявить, что религия в принципе не имеет отношения к терактам, так как нет такой религии, которая оправдывала бы убийства. Чтобы усомниться в безоговорочной справедливости такого утверждения, достаточно вспомнить хотя бы сатанистов или "тоталитарные секты". Однако, проблема соотношения феномена убийства и религиозной веры гораздо глубже и сложнее, чем это трактует современное политкорректное понимание "гуманистической направленности основных мировых религий". Подлинным вызовом для гуманистов являются некоторые кровавые эпизоды Священной Истории Ветхого Завета, предлагаемые Церковью в духовное назидание своим чадам. Да что Ветхий Завет! Некоторые не вполне "гуманистические" высказывания Христа ("не мир, но меч") или ужасающие картины Апокалипсиса представляют собой серьезное препятствие в деле "воцерковления интеллигенции". "Священными войнами" пронизана вся история тех самых мировых религий – и это не только Крестовые походы католиков или экспансия мусульманского арабского халифата. Это и битвы православного благоверного князя Александра Невского с католиками-тевтонцами, и разгром крестоносцами православного Константинополя, и кровавые столкновения католиков с гугенотами. Едва ли современный светский человек имеет право утверждать, что носители средневековой религиозности были дальше от истоков христианской традиции, чем нынешние гуманисты. А церковный человек, почитающий многих из этих носителей в лике святых, напротив, скажет вам, что лишь подражая их жизни, их подвигам, разделяя их учение, можно приобщиться к истокам христианской традиции. Нечто подобное могут сказать вам и мусульманские улемы, у которых есть свое представление о трансляции религиозного предания. Культ "христолюбивого воинства", "Богоданного вождя", "священной войны", "газавата", существующий в разных и весьма уважаемых религиозных традициях, показывает, что восприятие убийства не столь однозначно в этих традициях.

Где-то в Чечне, а скорее всего за ее пределами, действительно существуют лагеря подготовки шахидов – добровольных "мучеников за веру". Судя по всему, "духовный компонент" преподавания в этих школах играет более значимую роль, чем собственно военный. Научиться замкнуть на себе контакт взрывного устройства намного проще, чем понять и поверить, что это действительно необходимо и что сделать это надо ценой своей земной жизни. Принять такую логику можно единственный способом – убедившись, что есть иная жизнь, инобытие, в сравнении с которым земная жизнь – призрак, который стоит очень недорого. Так, лагеря шахидов превращаются во вполне себе духовные школы, которые обучают людей саможертвоприношению как религиозному акту. И, видимо, в этих школах ведется вполне сосредоточенная, хоть и весьма своеобразная, духовная жизнь, потому что учат там тому, что надо сделать лишь раз, и навсегда (примечательно, что последние теракты совершаются в местах массовых увеселений, где люди предаются не самым благочестивым занятиям – с любой консервативно-религиозной точки зрения). Значит, есть в лагерях шахидов и некие духовные наставники, транслирующие некую живую религиозную традицию. Причем эта традиция пока не поддается переводу на современный секулярный язык, который дает такое определение религии: "Учение, отрицающее убийство"…

Президент Путин, в отличие от некоторых религиозных лидеров, четко зафиксировал наличие у шахидского терроризма религиозных корней, признав, впрочем, что ни одна из признанных государством респектабельных конфессий не может нести ответственность за этот терроризм. В исламе, последовательницами которого считали себя тушинские террористки, нет четкой административной структуры, что очень осложняет задачу "борьбы с терроризмом на конфессиональном уровне". В отличие от официального ислама, у ваххабитов, очевидно, есть свои религиозные лидеры, которые могут подвигнуть паству на смерть. Значит, предотвратить подобные теракты с помощью увещеваний, подписанных главами конфессий, невозможно.

Но ведь у этих терактов есть же какая-то цель. Несмотря на весь пафос шахидского самопожертвования, ваххабизм не превращается в религию самоубийц, где самоубийство самоценно. Нет, оно все-таки средство – в данном случае, средство заставить российские власти изменить политику в Чечне; заставить кровью, проливаемой на улицах Москвы. Но воля власти – "не уступать!" - достаточно крепка, и о "мирных переговорах" речь не идет. Наоборот, каждый теракт лишь усиливает стремление власти победить терроризм. Значит, в ближайшее время будут востребованы, так сказать, экстенсивные методы решения проблемы – усиление бдительности в Москве и усиление "зачисток" в Чечне. Мрачной, но последовательной "духовности" ваххабитов секулярная Россия не может ответить на духовном языке. Поэтому, конечно, никакой "войны мировых религий" не будет. Будет многолетняя спецоперация по уничтожению бандформирований на территории Чеченской республики. А в храмах России будут служить панихиды по жертвам терактов…


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования