Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Комментарий дняАрхив публикаций ]
Распечатать

В «Митрополитбюро» появятся Митрополиты? Руководство РПЦ МП внезапно взялось за административную реформу, намеченную Собором 1917-18 гг.


Еще в советские времена церковные острословы переименовали Священный Синод РПЦ МП в "Митрополитбюро". В этом церковно-управительном органе и в самом деле заседали в основном митрополиты, но, удивительным образом, это были митрополиты без митрополий.

Слово "митрополит" в русской церковной традиции, с какого-то момента начало означать не первенствующего епископа в том или ином митрополичьем округе – конгломерате нескольких епархий, а либо епископа крупного, столичного, города – Москвы, Санкт-Петербурга, Киева, - либо персональное отличие старого заслуженного епископа, никак не связанное с кафедрой. Так, именно в качестве персональных отличий на Всероссийском Поместном Соборе 1917-18 года, после избрания Патриарха, в сан митрополитов были возведены такие заслуженные иерархи как Антоний (Храповицкий), Кирилл (Смирнов), Арсений (Стадницкий). В советское время в РПЦ МП существование митрополитов без митрополий стало правилом и даже было доведено до абсурда – появились викарные митрополиты. Интересно сравнить эту практику с практикой византийской, где за административные заслуги епископам присваивался пусть фиктивный, пусть и титулярный, но действительный митрополичий ранг. Иерархи Константинопольской патриархии, в позднем средневековье, были порой митрополитами несуществующих городов, но все-таки митрополитами, а не викариями с громким личным титулом.

Ненормальность отрыва слова "митрополит" от церковной нормы осознавалась неоднократно, столь же часто заходила и речь о том, чтобы наконец-то ввести в русскую церковную практику митрополию как церковно-административную единицу. Дело в том, что митрополий в Русской Церкви не было никогда, с тех самых пор, как сама эта Церковь, как каноническое целое, представляла единый митрополичий округ – сперва под властью Константинопольского Патриарха, а затем автокефальный. Превращение русской митрополии в патриархат в 1589 году привело к возведению ряда владык (новгородского, ростовского) в митрополиты, но к созданию митрополичьих округов не привело. Причин тому было несколько — во-первых, такая реформа привела бы к дроблению крупных епархий на более мелкие, что вело бы к падению доходов иерархов, а значит вызывало их интенсивное сопротивление, во-вторых, тенденция к дроблению, в русском случае, прямо противоречила бы общей политической тенденции к централизации, огромную роль играла и исторически наработанная привычка к единому церковному центру.

В итоге, несмотря на неоднократно всплывавшие проекты разделения на митрополичьи округа, Русская Церковь так и оставалась единой митрополией. Последнюю попытку разделить Русскую Церковь на митрополичьи округа предпринял Поместный Собор 1917-18 года, однако и его постановление не было воплощено в жизнь, точнее — воплотилось частично, под влиянием обстановки гражданской войны. Большую роль здесь сыграли не решения Собора, а знаменитый патриарший указ № 362, определявший порядок церковного управления в условиях гражданской войны. Именно на его основе в различных областях, отделенных от центра, возникли митрополичьи округа — на Юге России, а затем на Балканах, в Западной Европе, в Америке (одно время Русская Зарубежная Церковь представляла собой союз четырех митрополичьих округов: восточно- и западно-европейских, американского и дальневосточного). Однако церковное развитие русской эмиграции показало, что русские митрополичьи округа, по древнему историческому примеру Матери-Церкви, имеют тенденцию к выделению, автономизации и созданию замкнутой структуры с одним церковным округом. Пожалуй, в этом факте было известное оправдание упорного сопротивления Русской Церкви созданию многоокружной системы. Поэтому провал инициатив двухлетней давности создать в России семь митрополичьих округов по аналогии с семью президентскими полпредствами был вполне закономерен.

Однако, сперва первоапрельское послание Патриарха Алексия II к иерархам Западной Европы, а затем решения Священного Синода РПЦ МП от 7 мая, помимо кадровых сенсаций, принесли и сенсации организационные. Фактически, было принято решение о создании в составе РПЦ МП двух (для начала) митрополичьих округов – казахстанского и западноевропейского. Раньше для предоставления самоуправления епархиям, оказавшимся за границами Российской Федерации, РПЦ МП использовала форму церковной автономии, либо, в более мягких случаях, экзархата — как бы чрезвычайного патриаршего представительства. Однако в том случае речь шла о создании автономных или полуавтономных структур. Митрополичий округ, в отличие от автономной Церкви, не обладает никакими признаками Церкви поместной, а в отличие от экзархата, воспринимается как естественная и органичная (так сказать — занимающая свою естественную экологическую нишу) структура. Определенная логика в выделении именно таких митрополичьих округов – есть. И казахстанские, и западноевропейские епархии находятся за пределами РФ, составляют и в том и в другом случае целостное пространство, но, в то же время, отнюдь не нуждаются в автономии, более того, такая автономия была бы им вредна, так как их ослабила бы. Поэтому выбор формы митрополичьих округов для них вполне естественен и в чем-то (только в чем-то) продолжает логику указа Патриарха Тихона — политически отделенные территории получают право на самоорганизацию, но не на самостоятельную юрисдикцию.

Однако непонятно – во что разовьются выбранные формы дальше. С одной стороны, возможно, что РПЦ МП, закончив реализацию плана "один субъект федерации – одна епархия" приступит все-таки к группированию этих епархий в более крупные единицы (хотя – безусловно менее обширные, чем федеральные округа). С другой, вполне вероятно, что создание митрополичьих округов является промежуточной ступенью на пути к автономизации заграничных епархий - скажем, западноевропейский митрополичий округ может являться точкой кристаллизации на пути к формированию поместной Церкви Западной Европы или, хотя бы, структуры наподобие "Православной Церкви в Америке". Во всяком случае — многократно выражавшийся представителями РПЦ МП (прежде всего – ОВЦС) интерес к европейской интеграции говорит в пользу создания единого православного субъекта этого процесса на общеевропейском пространстве.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования