Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Комментарий дняАрхив публикаций ]
Распечатать

«Минский формат» между Церквами. Хотя Патриарх УПЦ КП действительно обратился к Москве, первый шаг сделала РПЦ МП


Архиерейский Собор РПЦ МП, проходящий в эти дни в московском храме Христа Спасителя, церковная публика (а нецерковная – тем более) воспринимала как чисто протокольное мероприятие, не предвещающее ничего интересного. В преддверии Собора вроде наметилась тема, которая могла придать заседаниям иерархов хоть какой-то оттенок интриги. Я имею в виду признание «екатеринбургских останков» святыми мощами Царственных страстотерпцев и рассуждения о ритуальном характере их убийства. Но эту тему как-то «загасили» заявлениями Кремля и не очень выразительным докладом епископа Тихона (Шевкунова) на самом Соборе. Оставалось ждать лишь прихода 1 декабря на Собор – «впервые в истории»! – Путина. Но бессменного президента России внезапно затмил 88-летний Киевский Патриарх Филарет (Денисенко), «не признанный мировым православием».

Если кто забыл, Патриарх Филарет был когда-то предстоятелем РПЦ МП – правда, временным, в должности местоблюстителя патриаршего престола, - за один шаг до Кирилла, между Патриархами Пименом и Алексием II. Вскоре наступившая украинская независимость привела его к ссоре с новым Патриархом, не хотевшим давать Украинской Церкви автокефалию. А без церковной автокефалии, как тогда считалось (и отчасти подтвердилось позже), трудно построить вполне независимую украинскую государственность. В общем, в 1992-м Филарет перешел на сторону «самопровозглашенной» автокефалии (многолетнюю, если не многовековую ее историю мы здесь рассматривать не будем) и оказался «вне канонического общения». Собор в Москве в 1997-м даже предал его анафеме, и отношения между КП и МП были крайне напряженными, переходящими порой в физические столкновения за храмы. В «нулевые», при президенте Ющенко, начались робкие попытки переговоров между УПЦ МП и УПЦ КП, но они всегда проваливались из-за жесткой позиции Москвы, в первую очередь – тогдашнего «министра иностранных дел» Московского патриархата митрополита Кирилла (Гундяева). Все эти годы, время от времени, Филарет писал примирительные письма в Москву, а с Константинопольским Патриархом Варфоломеем даже вел переговоры о своем возможном отказе от патриаршества ради принятия УПЦ КП в семью «мирового православия». Переговорами с участием Константинополя в Москве громко возмущались, а письма Филарета игнорировали, иногда лишь иронизируя над ними.

Нынешнее письмо, послужившее поводом для целого Определения Архиерейского Собора, не особенно отличается от бывших ранее документов такого рода. Оно разве что лаконичнее большинства из них. Оставляя пока за скобками вопрос о корректности нарезки цитат из письма, содержащихся в Определении Собора, зададимся более существенным вопросом: почему именно сейчас, на нынешнем историческом этапе, руководство РПЦ МП, а значит и Кремля (напомним, завтра на Соборе выступает Владимир Путин), решило обратить внимание на Филарета? Ведь ничто не мешало либо вовсе проигнорировать письмо «анафематствованного раскольника», либо напомнить ему о необходимости покаяния, признания всех ранее принятых в отношении него «законных канонических прещений» и возвращения «в лоно Церкви» в качестве простого монаха. Именно Москва, а не Киев, решила придать традиционным и, можно сказать, тривиальным словам Филарета о взаимном прощении, примирении народов, необходимости отмены прещений и восстановлении общения характер исторический, сочтя эти слова достаточными для создания целой общецерковной комиссии по переговорам с УПЦ КП во главе с митрополитом Иларионом (Алфеевым). Очевидно (по крайней мере, так следует из текста письма), что в позиции Филарета ничего не изменилось, и назад в РПЦ МП он не просится. Значит, что-то изменилось в позиции Москвы.

Думается, при нынешнем положении РПЦ МП в России, измениться это что-то могло лишь под влиянием внешних по отношению к Церкви политических факторов. После «слива Донбасса» в 2015 году Москва сначала робко, а потом все более уверенно начинает нащупывать новый вектор своей украинской политики. Если это нащупывание происходит по той же методике, какую мы наблюдали на Донбассе, значит ключевой для нее категорией является этот самый «слив» - негласный и постепенный отказ от своих прежних принципов и «ценностей», которые преподносились российскому народу как вполне достаточные и веские для того, чтобы затянуть пояса и готовиться к глобальной войне. Непонятно пока, сам ли Патриарх и его команда пробуют таким способом предложить Кремлю свои услуги по «примирению», или приказ спущен сверху. Но тональность изменилась радикально: «Собор с удовлетворением воспринимает обращение как шаг к преодолению раскола и восстановлению церковного общения… После горестных двадцати пяти лет раздоров, насилия, взаимной неприязни, обид и нестроений, возникших в украинском Православии и украинском обществе в результате раскола появляется, наконец, возможность встать на путь восстановления единства». Заметьте, вина за эти раздоры, насилие, обиды и т.п. не возлагается на Киевский патриархат, а признается «взаимной». Если бы подобное заявление прозвучало на уровне политических лидеров Украины и России, это была бы революция. А, может быть, такая революция и входит в число «предвыборных заготовок» Путина?..

Что можно констатировать на нынешнем этапе? Во-первых, никакого «предательства» патриотично настроенных духовенства и паствы УПЦ КП, как это поначалу попытались преподнести некоторые обозреватели, Филарет не совершал – значит, каких-либо волнений в Киевском патриархате его письмо не вызовет. Может, будет лишь некоторое количество «разочаровавшихся» среди политиков. Во-вторых, диалог УПЦ МП и УПЦ КП, которому всегда мешала Москва, теперь получает «зеленый свет», и Москва его непосредственно возглавит. Непонятно, правда, где будут проходить заседания, если глава комиссии с московской стороны митрополит Иларион (Алфеев) еще недавно был persona non grata в Украине. В-третьих, снизится градус противостояния в тех западных и центральных регионах Украины, где возникли споры за храмы между двумя Церквами – пока идут переговоры, пушки работают меньше. В-четвертых, возможно, Патриарх Кирилл рассматривает эту ситуацию как свой личный шанс реабилитироваться за проповедь «русского мира» в 2010-14 гг., которая затем была использована вооруженными группами на Донбассе для оправдания войны. С какой стороны ни посмотри, а ход этот очень нестандартен для Московской патриархии, которая раньше действовала только прямолинейно – по крайней мере, на украинском направлении.

Александр Солдатов,
«Портал-Credo.Ru»

Пожалуйста, поддержите "Портал-Credo.Ru"!


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-18 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования