Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Комментарий дняАрхив публикаций ]
Распечатать

Право на страх. Швейцарский пастор Оскар Пфистер описал не только события в современной УПЦ МП, но и психологию участников крестного хода в Украине, и будущее Московской патриархии


Лето за окном, солнечное и дождливое, знойное и прохладное, долгожданное для многих и слишком короткое в наших краях лето. Время выращивать урожай на грядках и присматривать за внуками на даче, ездить к морю, поступать в вуз, гулять до ночи с любимым человеком – время осуществления всего того, о чем люди мечтали долгими зимними вечерам, – время жить изо всех сил, стараясь все успеть, пока снова не станет холодно.

Но тысячи украинских женщин решили потратить большую часть лета на крестный ход, организованный УПЦ МП. День за днем в любую погоду под предводительством представителей сильного пола (клириков Московского патриархата) они идут через всю Украину в Киев ради мира в стране. По крайней мере, так им объяснили в храмах люди, которым они доверяют. Ради мира огромная толпа совершенно не приспособленных к таким походам женщин идет в Киев под палящим солнцем, оставив все свои дела, не жалея ни здоровья, ни времени, ни заботясь об оставленных дома делах и близких.

Мужчины, сидя за компьютерами, гадают, зачем все это? Им настолько непонятно как такое мероприятие может помочь установлению мира в стране, что они начинают подозревать ФСБ, которая эту толпу каким-то образом «завербовала».

Но, может быть, этих женщин просто «завербовал» и погнал в такое далекое непростое путешествие страх? А стать частью огромной толпы — это для них единственный метод перестать бояться?

Швейцарский лютеранский пастор Оскар Пфистер (1873-1956) в своей книге «Христианство и страх» («Das Christentum und die Angst», Zuerich, 1944) подробно описывает те перемены, которые происходят с людьми, когда они становятся членами одной из больших организаций, которые автор называет «массами», различая разные их виды и объясняя, как объединяющая здоровые силы организация превращается в озверевшую толпу: «Под глубинной массой мы понимаем группу людей, составляющих импровизированную временную организацию, которые с энтузиазмом вдохновлены общей идеей, преимущественно воодушевляясь внушениями подсознания».

У членов «глубинной массы», продолжает Пфистер, «интеллект значительно снижается. Индивидуальное, соответствующее собственной личности мышление прекращается, критика и логика отходят назад, необходимость в исследовании причин и основ ослабевает перед верующим принятием вдолбленных массой мыслей. Лозунги оказывают очаровывающее воздействие, однако человек мало задумывается над их духовным смыслом. Мышление довольствуется аналогиями, основательного проникновения в действительную суть вещей не происходит. Человек верит в то, во что он охотно верит — желание управляет идеей. Бессознательное доминирует».

Люди хотят верить в то, что они участвуют в религиозном мероприятии за мир в родной стране, которое каким-то образом приближению этого мира способствует – и верят.

«Любовь к массе сильно возрастает, что делает способным к высочайшему самоотречению, когда речь идет о том, чтобы принести жертву для целей массы, в то время как предшествующие объекты любви, семья, искусство, религия при определенных обстоятельствах претерпевают ущерб вплоть до полного оскудения. Массовый брат получает наиболее сильную симпатию, в то время как не только враг массы, но и каждый, находящийся вне ее, сталкивается с определенными антипатией, недоверием, неприятием, если нет надежды на его присоединение к массе. Стремление к созданию прозелитов проявляет себя. Гуманистические чувства исчезают и подвергаются насмешкам как сантименты».

Ноги, голова, сердце – что угодно может как угодно болеть, и дома могут быть брошены какие угодно дела и близкие люди – но «массовые сестры» движутся вперед любой ценой ради «массовой цели». Почему?

«Как можно объяснить то, что личность в массе готова терпеть невероятные лишения в отношении своей личной свободы и унижения своей индивидуальной духовной жизни, которыми она обычно так гордится?

Мне кажется, что все прежние исследования уделяли слишком мало внимания одной из предпосылок возникновения массы — предпосылке страха. Как индивидуальный невроз, так и создание массы предполагает наличие сильного страха и заторов в любви. Индивидуумы, благодаря внешним и внутренним бедствиям, должны прийти в такое отчаяние и беспомощность, что они потеряли доверие к собственному разуму, чувствованию и воле, что в своих поисках и стремлениях они не находят выхода из своей внутренней или внешней нужды, наличие которой опять же является необходимым условием», - объясняет пастор Пфистер.

И остается только удивляться, как он умудрился в вышедшей в 1944 году в Швейцарии книге так подробно описать состояние дел в современной Московской патриархии. А смог ли он спрогнозировать будущее этой религиозной организации? Еще как смог: «Некоторые, но совершенно не каждая созданная масса, блестяще достигает защиты от страха на длительный период времени. Но нельзя отрицать и противоположное — достигнутые успехи надолго не задерживаются, и чудовищная реакция разрушает систему массовости, и при этом ненависть, жестокость, фанатизм процветают в новой, пришедшей на смену старой массе (мы можем называть ее противоположной массой), равноценной своей предшественнице, если не превосходящей. Многочисленные остатки прежней массы в большинстве случаев сохраняются и переходят, часто сильно изменившись, в новый порядок или беспорядок».

Неутешительный прогноз, но память подсказывает нам множество примеров, подтверждающие слова пастора. Мы можем вспомнить, как интеллигентные разговоры о необходимости всеобщего равенства группы жаждущих добра идеалистов за чаем в саду превращались в залитые кровью подвалы ЧК, а аскетизм и самопожертвование христианских апостолов – в разврат римских Пап и костры для еретиков. И очень много чего еще мы на эту тему можем вспомнить.

Но ни в одной стране нет ни одного закона, который запрещал бы людям бояться. И даже бояться вместе. И даже собираться большими группами, чтобы было не так страшно. И даже передвигаться в составе большой группы боящихся людей в каком-то направлении.

Так почему бы просто не мешать участницам крестного хода УПЦ МП вместе бояться происходящих в их стране событий? Их страх от этого постепенно уменьшится, как учит нас пастор Пфистер, они несколько успокоятся и вернутся домой – к брошенным там делам. Таким образом уровень страха в обществе чуточку упадет. Совсем чуть-чуть, но в масштабах страны это немало.

Чем меньше люди боятся, тем лучше они думают головой и адекватнее воспринимают информацию. И, только перестав испытывать страх, они могут вспомнить, что Христос нигде в Евангелиях не заповедовал бояться и создавать какие-то организации для преодоления страха. Нигде, никогда, ни разу. Там про другое.

Екатерина Шелковникова,
«Портал-Credo.Ru»

Пожалуйста, поддержите "Портал-Credo.Ru"!

 

[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования