Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Комментарий дняАрхив публикаций ]
Распечатать

Дух раскола. Несколько приветственных слов к антиэкуменическому движению внутри РПЦ МП


Что нового?

Ветеранам церковных баталий припоминается начало 90-х. Тогда разворачивалось внутри РПЦ МП движение антиэкуменистов. Выдвигали ультиматумы церковному руководству и грозили расколом. Прошло несколько лет, и все сдулось. Победили все те, против кого так массово выступали. Даже «сточная канава», которой, по выражению московских священноначальников, служила для РПЦ МП Зарубежная Церковь, — и та заболотилась уже лет через пять и потом пересохла.

Сейчас как будто все повторяется. Но одно важное отличие уже есть, а другое — то ли будет, то ли нет. Если будет, то РПЦ МП точно не окажется той горой, которая родила мышь. Она родит не мышонка и не лягушку.

То отличие, которое уже есть, — это степень организованности движения. Две большие конференции, в Петербурге и Москве, только в течение марта, да еще и собрание у авторитетного украинского епископа Лонгина (Жара), переставшего поминать Патриарха, — это, если проводить светские аналогии, целое церковно-политическое движение. Не политическая партия, которая тут и ни к чему, но движение уж точно. Четверть века назад до такой степени организации было бесконечно далеко. Поэтому таким же «пшиком», как тогда, теперь не закончится.

Та «мышь», которую может родить нынешнее движение в случае неудачи, — это что-то вроде масштабной диомидовщины. Она будет похожа на распространение внутри России и Украины приходов РПЦЗ в 1990-92 годах: много шума, много беспорядка, период полураспада составит около пяти лет, а через десять лет останется кучка разочарованных ветеранов. Да, это будет неудача в плане стратегическом, но в плане тактическом это лучше, чем ничего. Но сейчас можно об этом не думать, потому что есть шанс даже на стратегическую победу.

Чтобы победить стратегически, движению не требуется побеждать Патриарха Гундяева и его компанию, потому что тут требуется победить самого себя. — Что куда более проблематично. Речь о том, чтобы победить в себе свой собственный дух раскола.

Это как раз та тема, по которой верным чадам РПЦ МП будет особенно любопытно выслушать именно наши рекомендации.

Раскол выгоден только противнику

Итак, если нынешнее движение внутри РПЦ МП хочет победить, то ему стратегически важно не создавать никакого раскола. И, напротив: для гундяевцев жизненно важно — пусть даже сейчас со значительными потерями — выдавить активный протест из РПЦ МП куда угодно, но лишь бы наружу. Сейчас в РПЦ МП та стадия пожара, когда загоревшийся флигель уже нельзя потушить, но еще можно обрушить и тем самым уберечь от огня все остальное здание.

А ведь многим людям непонятно, что можно делать, когда твой собственный архиерей несправедливо выгоняет тебя и отлучает от причастия. В таких случаях самое естественное дело — перейти в другую церковную организацию или создать свою новую. Но иногда бывает так, что это ровно то самое, чего ни в коем случае нельзя делать. Сейчас у протестного движения в РПЦ МП ситуация именно такова. Ниже я постараюсь это показать.

Если по-хорошему, то такие важные вещи нужно доказывать религиозными аргументами. Но религиозные аргументы имеют тот недостаток, что они непонятны большинству лидеров любого сколько-нибудь массового движения, даже если это движение имеет религиозную форму: все эти люди просто недостаточно религиозны сами, чтобы всерьез к ним прислушаться. Поэтому я начну с других аргументов — абсолютно технических, но зато понятных всем. А потом все-таки перейду к религиозным.

Стратегическая цель

Итак, начнем с объяснения, понятного даже тем, кому пока некогда подумать о собственной вере, так как все силы души брошены на борьбу с экуменизмом. — Кстати, даже если начинать бороться с ересью из интереса, скорее, спортивного, нежели религиозного, но при этом стараться делать все правильно — соблюдать военную дисциплину, нести труды, претерпевать опасности, — то очень вероятно, что это станет началом уже вполне сознательной и религиозной жизни. Господь вообще склонен открываться тем, кто с Ним по-честному и старательно, а что касается наших исходных жизненных позиций, то они все, в сравнении с Истиной, одинаково дурные.

Если оставить в стороне по-настоящему религиозные соображения, то единственным аргументом в пользу ухода из своей религиозной организации («Церкви») обычно служит невозможность в ней оставаться. Если же эту возможность найти — то и не будет соблазна уходить.

В РПЦ МП такая возможность есть. И даже более того: она стремительно расширяется. Конечно, тут мало сказать, что, мол, мы ничего не нарушаем, а пусть уходят те, кто нарушает, — пусть уходит Гундяев, а я останусь. Но начать можно с того, чтобы именно так и сказать. А, сказав, осмотреться по сторонам, чтобы найти других, кто говорит то же самое, и с ними вместе понять, что можно сделать.

Сделать можно очень многое, но важно все время иметь перед глазами стратегическую цель. А она тут может быть только одна. Обычно ее формулируют как перемену церковного управления, понимая, что речь идет о замене не одного или нескольких топ-менеджеров нынешней РПЦ МП, а о замене самой клановой системы, из различных отверстий которой вылезают все эти церковные карьеристы.

Но такая формулировка стратегической цели плохая, и она тем более плохая, чем более она верная. На самом деле, это формулировка не стратегической цели, а мечты. Стратегическая цель должна отличаться от мечты конкретностью и привязанностью к реальности.

Если же не отвлекаться от реальности, то стратегическая цель состоит в создании новой системы церковного управления. Эта система должна быть создана заранее и, будучи уже почти готовой, вытеснить нынешнюю.

Глупо бороться с гундяевщиной, надеясь ее «разрушить до основанья, а затем». Нужно заранее понимать, какое это будет «затем»: очередная гундяевщина.

Поэтому позитивная программа должна идти впереди разрушительной.

Поэтому новое церковное управление необходимо выстраивать параллельно нынешнему.

Каким вообще может быть такое управление, должно ли оно стремиться сохранять институт патриаршества, насколько вообще церковное управление должно быть централизованным или, напротив, «распределенным» (как говорят в программировании, и как управлялась Церковь в Римской империи во времена, когда христианство не было государственным) — это уже не стратегические, а тактические вопросы. Вероятно, о них уже пора начинать задумываться, но до их практической постановки все еще далеко.

Практически же сейчас достаточно лишь отрабатывать связи между активными группами верующих. Я тут намеренно не говорю о связях только между лидерами подобных групп. Лидеры не должны заслонять свои группы. (В этом смысле очень хороший пример подает епископ Лонгин (Жар), который специально устроил собрание, где смогли высказаться — а тем самым и вступить в боевые порядки формирующейся православной армии — все группы неравнодушных верующих.) При этом задача состоит в том, чтобы сделать жизнь этих групп более зависимой от своего собственного управления, нежели от гундяевского «священноначалия». И — другая сторона той же самой задачи, — чтобы подобные группы проникли во всю толщу и во всю ширь РПЦ МП.

И вот тут возникают те тактические вопросы, на которых имеет смысл остановиться уже сейчас.

Тактические задачи

Ближайшие тактические задачи можно разделить на два этапа, причем, задачи первого этапа уже и так выполняются. Я проговорю их лишь очень кратко — чтобы не пострадала систематичность изложения. Задачи следующего, но тоже ближайшего этапа пока что менее осознаны.

Тактические задачи первого этапа — это автономизация церковной жизни тех, кому не по пути с собственным «священноначалием». Контакты с ним сводятся к минимуму. Примеров таких структур внутри РПЦ МП уже очень много, и это не только подробно описанные в церковной прессе организации священника Георгия Кочеткова или архимандрита Петра (Кучера). Но этих двух примеров достаточно, чтобы дать понять, какого рода автономизацию я тут имею в виду, и что она не зависит от идеологии, а является чисто структурным понятием. Нынешние конференции с сотнями участников из разных регионов стали возможны лишь благодаря уже существовавшим подобным неформальным, но реально действовавшим организациям. И сами эти конференции нужны для масштабирования их опыта.

Такие организации практически недоступны для церковных репрессий и даже плохо различимы оптическими средствами церковной бюрократии. Фактически, это такая форма подполья, которая не нуждается в конспирации от простых людей, а при этом недоступна для контроля церковного начальства. Это то, что уже есть, и что стремительно распространяется.

Когда в марте 2016 года «церковное подполье» перешло к тактике собственного масштабирования, тогда и стало понятно, что перед нами, наконец, новое церковное движение, и его пора принимать всерьез. Это и есть та первая тактическая задача, которая уже решается.

И ее постепенное решение подводит ко второй тактической задаче: созданию влияния (или, если надо, давления) на епархиальных архиереев. От них нельзя требовать сознательности в духе епископа Лонгина (Жара), но вполне можно потребовать благожелательного нейтралитета и саботирования всевозможных приказов центра по подавлению нынешнего движения.

Епархиальным архиереям надо дать понять, что Москва далеко и, «в случае чего», за них не вступится — они ей не родные.

Некоторые из архиереев всё поймут на лету. Но не большинство. Неблагодарную задачу объяснять что-либо архиерейскому большинству можно возложить на региональные светские власти. Обращения к светским властям или, в особенно острых случаях, какие-нибудь — обязательно законные — пикеты у епархиальных управлений — это вполне эффективное средство. Осенью 2015 года хороший пример такой тактики был подан в Ульяновске, где народ и несколько священников отказались принимать новоназначенного архиерея-гомосексуалиста. Светские власти смогли дать понять «священноначалию», чтобы оно придержало при себе свои запреты в священнослужении.

Есть тенденция не просто к распространению подобной практики «гражданского неповиновения» клириков, но и к снижению «активационного барьера» для заявления столь решительного протеста. Если в 2015 году для этого нужно было физиологическое отвращение к сослужению с «антисанитарным» епископом (ведь во время служения клирики должны его трогать пальцами и даже целовать), то теперь поводом может стать даже ересь экуменизма.

Какие-то архиереи начнут и тайно переходить на сторону движения. Доверять им особо не надо, к управлению внутри движения нельзя подпускать вовсе, но нельзя будет забывать и о том, что достоин наемник мзды своея.

Итак, тактическая задача второго этапа — это ослабление связей епархиального управления с центром. Так как между епархиями и центром и без того немало противоречий, и 50 % умения управлять епархией РПЦ МП — это научиться обманывать патриархию, — то ничего сверхъестественного для решения такой задачи не требуется. Нужно просто осознать ее важность и работать над ее разрешением систематически и в постоянном обмене опытом с другими регионами.

Если в будущем стоит задача замены существующего управления РПЦ МП своим собственным, то нужно, чтобы существующая система управления внутренне распалась намного раньше своего видимого краха, а своя собственная перехватила реальную связь с регионами.

Экономическая ситуация в стране будет сильным подспорьем для осуществления такого сценария: у центра не будет хватать денег, чтобы купить лояльность епархий.

На этом я бы хотел закончить, так как прямо сейчас мне больше сказать нечего. Публика может расходиться, а я тут еще останусь поговорить с верующими людьми.

Дух раскола как религиозное явление

Дух раскола проявляется не обязательно в том, чтобы из истинной Церкви выгонять на страну далече. Он может проявляться и в том, чтобы выйти из церкви лукавнующих. И он не исчезает даже и в том случае, если гонимый им человек из церкви лукавнующих перешел в Церковь истинную.

Тем, кто задумывается над этими проблемами, будучи сейчас в РПЦ МП, стоило бы обратить внимание на то, что сейчас происходит в одном из «осколков» исторической Зарубежной Церкви — в РИПЦ. К статусу самой РИПЦ можно при этом относиться, как угодно. Дух раскола — это личная мотивация и такой грех, которому подвержены люди независимо от тех юрисдикций, в которых они оказались в данный момент.

Если спросить, нужно ли прерывать общение с религиозным сообществом, которое впало в ересь, любой сейчас ответит, что нужно. Только ответ этот свидетельствует лишь о знании правильных слов, а вовсе не об их понимании. Чтобы проверить понимание, нужно спросить дальше: а почему от ереси отделяться необходимо? Чем она уж настолько плоха? — И тут мы уже чего только ни услышим!..

Не будем обсуждать случаи, когда обвинения в ереси прикрывают грубые пороки самого обвинителя. Гораздо для нас важнее случаи менее очевидные: человек не захотел исполнить свой долг, состоявший в канонической реакции на архиерейский произвол или еще что-то подобное, а воспользовался обвинением в ереси, чтобы совершенно уйти от тяжелой для себя ситуации.

Возможно, что это обвинение в ереси было справедливым, да сам обвинитель не понимал, в чем оно состоит. И тогда может не принести ему пользы даже и ситуация, когда он переходит из церкви лукавнующих в Церковь истинную.

Вот пишет сейчас один из старейших священников РИПЦ, по существу исповедуя, что лично он в 1990-м году уходил из РПЦ МП в раскол:

«Не перестаёшь удивляться самонадеянности людей, которые ни одного дня не были священнослужителями в «официальном православии», ни одно таинство не совершили, но больше всех кричат: «Там пусто, благодати нет, там ничего не совершается!» Откуда вы это знаете? Вы же там не были. Спросили бы у вышедших из Московской Патриархии, хотя бы ради любопытства, что вы там переживали, испытывали или ничего не ощущали? Свидетельствую: когда 25 лет назад я вышел из Патриархии, Благодать там была в полной мере во всех совершаемых таинствах! Уходил не от Благодати, а от беззаконий архиерейских; от того же экуменизма на местном уровне и от невозможности со всем этим бороться изнутри! Да, прошло уже четверть века, но и по сей день приходящие из Патриархии, будь то миряне или священнослужители, свидетельствуют то же самое! Та же самая спасающая Благодать выводит жаждущих правды Божией из сетей верхушки Московской Патриархии. Здесь превеликая Милость Божия совершается!”

Какие-то «беззакония архиерейские», «экуменизм на местном уровне», собственная неспособность «со всем этим бороться изнутри»… Разве это канонические причины для разрыва евхаристического общения? — Это ровно то, что является каноническими причинами для «борьбы изнутри»: не обязательно методами покойного о. Павла Адельгейма (в эффективности которых можно усомниться), но хотя бы какими-то. Нынешнее общественное движение против экуменизма – как раз перспективный вариант для подобной борьбы. Но если ты не можешь никак бороться, то признай свое поражение в качестве пастыря и сложи с себя сан — оставаясь мирянином той же самой РПЦ МП или, во всяком случае, одной из церквей «официального православия». Не спекулируй на обвинении в ереси, которого сам не понимаешь.

В еретическом сообществе таинств нет или — что для нас то же самое — не должно быть. Так как отпадение в ересь не происходит одномоментно, то и благодать не отключается никаким божественным рубильником. Поэтому возможны всякие пограничные случаи, когда и после формального принятия каким-то сообществом ереси в нем являются святые (как Исаак Сирин, мученики Аморейские, праведный Евдоким, да и Константин Великий — хотя его репутация у многих святых IV–V веков не была столь однозначна, и блаженный Иероним все-таки отвел ему в своей «Церковной истории» мрачную роль арианина и гонителя Церкви).

Но для православных погружение епископата в ересь уже достаточный сигнал, и православные сильно рискуют отпасть от Тела Христова не только в земной, но и в будущей жизни, если позволят себе им пренебречь. Церковные правила и церковное учение в целом требует от православных не выяснять подробности процесса отпадения других, а не отпадать самим. Поэтому мы и не должны разбираться, в какой степени кто-то из членов еретического сообщества может быть причастен благодати таинств, а просто бежать из такого сообщества самим, понимая, что нам необходимо к нему относиться как к безблагодатному.

Вера в полноту благодатной жизни данного сообщества означает неверие в то, что оно впало в ересь. Если ты все-таки от него отделился, прервав с ним евхаристическое общение, то ты просто раскольник. Если тебе при том повезло, и ты вышел, сам того не понимая, из действительной ереси, а пришел в истинную Церковь, то это для тебя только лишь шанс осознать свое положение и свою прежнюю неправоту. Этим шансом еще надо воспользоваться. А ведь можно, увы, и не воспользоваться…

Вот от этого и хотелось бы предостеречь. Пока есть уверенность в полноте благодатной жизни внутри РПЦ МП или хотя бы просто Церквей «мирового православия», нельзя уходить из РПЦ МП. Это будет значить поддаться духу раскола. Этот дух не оставит человека, куда бы он ни пришел. Он даже будет особенно рад перейти к более прибыльной деятельности — к извращению жизни истинной Церкви, а не ложной. Но этот дух может и должен быть отражен еще тогда, когда человек сам находится в расколе или ереси.

Из раскола и ереси надо уйти — но уйти от смерти в жизнь, а не будучи гонимым духом раскола.

Автору приведенной выше цитаты кажется, что из РПЦ МП его выводил не дух раскола, а «та же самая спасающая благодать», которая действует в таинствах РПЦ МП. Не все в РПЦ МП с этим согласятся. А я склонен согласиться с автором в том, что — да, «та же самая». Правда, не благодать, но тот же самый дух.

Но я все это написал не для того, чтобы обсудить автора цитаты, а для того, чтобы предостеречь от его судьбы. Самому же автору можно пожелать только покаянного возвращения в РПЦ МП в качестве мирянина (с лишением сана за отпадение в раскол) и достаточно долгих лет жизни, чтобы успеть осознать реальное различие между еретическими сообществами и Истинным Православием.

Ощущающим в РПЦ МП благодать таинств — что бы там ни происходило - разрывать с ней евхаристическое общение нельзя.

Епископ Григорий (Лурье),
для «Портала-Credo.Ru»

Пожалуйста, поддержите "Портал-Credo.Ru"!

 

[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования