Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Комментарий дняАрхив публикаций ]
Распечатать

Лучше добрая ссора?.. Страстная Седмица как повод поговорить о чуде, науке и религии


Самое подходящее время поговорить о чуде...

В последние 10 дней Великого поста православная Церковь наиболее сосредоточенно вспоминает те чудеса, которые Христос явил для укрепления веры Своих учеников и народа, приуготовляя их к восприятию главного чуда – Собственного Воскресения в нетленном преображенном теле.

Но что значит "чудо" для сегодняшнего человечества? Осталось ли места чудесам в современном секулярном глобализующемся мире? Как воспринимают чудо православные верующие, которые сегодня вынуждены сталкиваться со все более шокирующими открытиями науки, казалось бы, превосходящими своей "чудесностью" древние чудеса, описанные в Священном Писании?

Расхожим для религиозного человека здесь является мнение о том, что основной конфликт между наукой и религией разыгрывался на протяжении XVIII - XIX и начала XX веков, когда сначала были открыты качественно новые возможности и горизонты научного познания мира, а затем и практические результаты этих открытий поставили верх дном не только представления о возможностях человека, но и традиционно сложившийся уклад жизни. Отголоски скептицизма, возникшего в результате научно-технического прогресса, остались в народном фольклоре, поговорочках, типа "да будет свет, - сказал монтер!". Теперь, однако, к этому новому "свету" все привыкли, он уже не воспринимается как восхищение Божественных прерогатив, да и в целом "откровение от науки" воспринимаются уже как что-то ординарное, релятивное в силу быстрой изменчивости самих научных представлений.

Напротив, сегодня очень популярны разговоры о том, что наука и религия, главным образом христианство, просто обязаны "дружить" друг с другом, что конфликта между ним нет и быть не может – у науки свой объект познания, у религии – свой, методы тоже у них разные. Поэтому им навязывается некий альянс, от которого обоим "партнерам" станет только лучше – они якобы смогут "взаимно дополнить", "обогатить" друг друга. Наука вроде бы может служить интересам религии, подводя более веские основания под ее неуловимые истины, а религия, в данном случае христианство, может также оказать услугу науке, направляя ее по должному нравственному пути.

Однако это "взаимное дополнение" все-таки вызывает некоторые вопросы. Действительно ли это так? Ведь ни наука, ни религия никогда не удовлетворялись ролью "служанок" по отношению друг ко другу. Не получается у них такого союза и сейчас.

Вернее, такое "служение" науки, открывая для нее самой неплохое поле для исследований, оказывает несколько "медвежью услугу" религии. Иначе, как оценить деятельность специальной комиссии при РПЦ МП по научному изучению чудесных явлений? Объектом такой "благочестивой", но позитивистской науки являются, в частности, феномен мироточения икон, схождение благодатного огня. Автор должен признаться, что ему пришлось быть свидетелем разговора между двумя православными учеными, один из которых уже объяснял "физическую природу благодатного огня", доказывая, что явление это – уже не тайна.

Парадокс состоит в том, что науке очень выгодно дружить с религией – она таким образом получает в свое распоряжение необъятную сферу познания, которая в противном случае оказалась бы для нее закрытой. Ведь отказываясь принимать религиозные истины напрочь, науке приходится действительно опираться только на себя саму, "ее гранит" оказывается более жестким.

Так что, стоит ли удивляться, когда, при таком раскладе вещей, вам попытаются объяснить сегодня чудо воскрешения Лазаря с позиций "чистой науки" или, более того, скажут, Христос "научился" "чудесной технике" в Индии, во время своего путешествия на Восток. Ведь для многих сегодня трансформированные йогические ритуалы индуизма - не иначе как тоже "наука", только особая, обогащенная "ведическим знанием". Нужна ли такая наука христианству?

В целом понятно, что вектор рационализирующей деятельности человеческого разума направлен на то, чтобы объяснить какое бы то ни было чудо и не оставить чудес как таковых. Однако, при этом и сами чудеса оказываются объектами спекуляций, и не столько со стороны ученых, сколько самих верующих. Так, массовое (десятками тысяч!) мироточение икон сегодня – неотъемлемый показатель "истинности" той или иной религиозности, духовного феномена, даже "партийной группы" внутри Церкви. Например, когда Архиерейский собор РПЦ МП 1997 г. в качестве препятствия к канонизации Царской семьи выдвинул такой аргумент, как отсутствие чудес, - то чудеса в тот же год сразу появились. Иконы Царя-мученика Николая II начали сразу мироточить... Сейчас уже мало кого в Церкви удивляет даже мироточение фотографий Патриарха Алексия II.

Однако чудо массового мироточения последнего десятилетия не осталось "монополией" РПЦ МП. В 2000 году замироточили иконы богородичников ("Церкви Божией Матери Державной", шире известной как "Богородичный центр"). А теперь преизобильно мироточат изображения Григория Распутина и Ивана Грозного. Так что можно сказать, что "чудо вошло в оборот" и для многих православных стало обыденностью. Осталось только объективное научное объяснение этому феномену найти…

Владимир Шмидт, для "Портала-Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования