Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Комментарий дняАрхив публикаций ]
Распечатать

Год России в Украине. На Храмовую гору вместо первосвященника взошел царь…


Мы расстаемся с 2014-м без сожаления - он был кровавым и абсурдным. В истории новой России не случалось еще такого преступного года, это можно сказать наверняка. Прозванные официальной пропагандой "лихими" 90-е все чаще вспоминаются россиянами с ностальгией. С ностальгией вспоминается даже 1999-й, когда нынешний кровавый абсурд делал свою первую декларацию о намерениях, успешно заретушированную магией нового тысячелетия. Да, магическое словосочетание "новое тысячелетие" казалось несовместимым с варварством и дикостью, с захватническими войнами, несменяемой властью, которая выкачивает из Родины все ресурсы и цинично присваивает их себе, с расцерковленной церковью, которая все это "благословляет" и оправдывает, с впадающим в летаргический сон населением… "Нет ничего нового под солнцем", и новое тысячелетие постепенно столкнуло Россию с ее старыми проблемами, часть из которых вроде была уже разрешена в XIX, XVIII, а то и в XVII столетиях. По многим экономическим и даже политическим параметрам Россия была свободнее уже в XIX веке, по крайней мере - после Александра II. Сегодня, в результате стремительной архаизации страны, власть растеряна, социальные и духовные институты дискредитированы, оппозиции и правосудия нет, медиа испуганно молчат. Перемены назрели, но нет политической воли, а значит нарастает опасность "стихийного сценария".

Подводя итоги года, российская интеллигенция не устает задавать себе вопрос: "Ах, могли ли мы представить еще год назад, что Россия будет воевать с Украиной?" Честно говоря, я не могу себе этого представить до сих пор. Это "параллельная реальность", бессмысленная и беспощадная. России, если бы она того пожелала, не составляло труда контролировать Украину чисто экономическими методами. Война с вымышленной "киевской хунтой" преследовала внутренние российские цели, и тем преступнее она по отношению к единокровному украинскому народу. Эта война унесла тысячи жизней, а в результате Москва объявила "повстанцам" Донбасса, что она "меняет вектор" и не берет их к себе. Как пишут в патриотических блогах, "Новороссию слили". А на что она рассчитывала, поверив ложным кремлевским богам?

Разумеется, украинский сюжет был центральным и для церковной повестки уходящего года. Он стал неподъемным испытанием для Московской патриархии, которая не сформулировала никакой внятной позиции в связи с этим конфликтом - важнейшим для ее самосознания, самоидентичности. Ведь свое положение в обществе и особые привилегии РПЦ МП связала именно с тем, что "абсолютное большинство населения России и Украины находится в канонической ограде" этой Церкви. Теперь примерно 100 миллионов россиян и 30 миллионов украинцев, которых Московская патриархия относит к своей пастве, считают друг друга врагами, и Церковь ничего не может с этим поделать. Мнение нескольких политиков перевешивает чаяния многомиллионной паствы, и крупнейшая Церковь единой в прошлом страны не дает никакой нравственной оценки войне, не указывает ни на какую причину зла, кроме самой общей и абстрактной. Это больше похоже на поведение не самой смелой и не самой самостоятельной политической партии, чем на "голос народной совести". Война в Украине во второй раз за последние 30 лет (первый такой раз был в конце 80-х - начале 90-х) дала Московской патриархии уникальный шанс приобрести нравственный вес в обществе, а значит - и политическое влияние. И во второй раз она этим шансом не воспользовалась. Очевидно, что неспособность сказать Слово, когда это необходимо, была заложена в самую основу современной патриархийной конструкции ее проектировщиками 1920-40-х гг.

В истории случаются моменты, когда промолчать нельзя. Точнее - можно, но при этом надо выходить из истории. Позицией Патриарха Кирилла в минувшем году не осталась довольна ни одна из сторон. Путин ждал от него более энергичной поддержки своих действий и более смелой разработки теории "Русского мира", внезапно ставшей востребованной на поле боя, а не в кабинетах Данилова монастыря или в Зале церковных Соборов. Патриарх же почти перестал говорить о "Русском мире", отдав эту тему на откуп полевым командирам "Русской православной армии". Он даже не перекроил церковно-административную карту Крыма (таким образом, РПЦ МП в своей внутренней структуре продолжает считать Крым частью Украины), и религиозную проповедь о Крыме как Храмовой Горе Русского Народа пришлось говорить Путину, хотя "по должности" положено Патриарху. Кирилл вообще как будто выпал из "симфонического" Тандема, который, как принято было писать в прошлые годы, усиливал легитимность кремлевской власти, снабжая ее - какой-никакой - сакральной санкцией. Теперь сакральную санкцию на власть Путин дает себе сам, черпая духовные силы в непосредственном Поклонении на той самой Храмовой Горе, не нуждаясь более в институте жреческих посредников. Заметим, что Патриарх Кирилл, несмотря на многочисленные и настойчивые приглашения, даже проездом не решился посетить Крым. Учитывая деликатность и цену вопроса, такое поведение в Кремле воспринимается почти как предательство. "Русский мир" - по Путину - сузился до границ Российской Федерации, потому что Крым под контролем Украины, оказывается, был "чужим". А Кирилл проповедовал все же другой, более гибкий "Русский мир", в котором Украина занимала хотя и подчиненное, но исторически признанное место. Таким образом, Патриарх Кирилл утратил свой главный политический бренд. А в Украине так и вовсе стал персоной нон грата, будучи вынужден впервые за годы своего патриаршества отказаться от участия в праздновании годовщины Крещения Руси в Киеве. Кстати, персоной нон грата он стал не только в Украине - Латвия настояла на отмене запланированного на сентябрь патриаршего визита.

Так РПЦ МП тоже по-своему подпала под международные санкции, адресованные РФ, связав свой международный статус с судьбой одного, отдельно взятого политического режима. А ведь сколько сил было приложено для того, чтобы доказать, что РПЦ МП - это гораздо шире, чем "титульная Церковь Российской Федерации".

Чувствуя ослабление своих международных позиций, Московская патриархия дала согласие на созыв в 2016 году Всеправославного Собора, который раньше она тормозила на протяжении 40 лет. Решение о созыве Собора, именуемого в церковном народе не иначе как "Восьмым Вселенским" (и вызывающего соответствующие эсхатологические предчувствия), было принято в уходящем году - на саммите предстоятелей Церквей "мирового православия" в Стамбуле в начале марта - как раз на фоне резкого обострения ситуации в Украине. Обострение в тот момент было настолько резким, что не казался таким уж мифологичным сценарий быстрого перехода УПЦ под омофор Вселенского Патриарха и объединения ее под этим омофором с Киевским патриархатом. В обмен на определенные гарантии со стороны Константинополя Москва дала согласие на "Восьмой Вселенский Собор", на котором - очевидно - она не будет занимать доминирующего положения, а решения которого - также очевидно - вызовут резкое неприятие церковного народа (ведь в повестке дня Собора, например, развитие экуменического движения и принятие общеправославного календаря ("нового стиля")). В последнее время политологи и экономисты все чаще говорят о том, что политический режим РФ оказался в положении, известном в шахматах как "цугцванг". Не в таком ли положении оказывается и руководство Московской патриархии?

…Заходя в Интернет, каждый из нас хотя бы раз в день натыкается на авторитетное предсказание какого-нибудь эксперта или влиятельного политика: "Мир стоит на пороге Третьей мировой". Стоит ли отчаиваться? Кто-то утешает себя тем, что "движуха интереснее застоя", потому что в движении - жизнь. Кто-то, наоборот, видит первые признаки вселенского замирения и "снижения градуса" международной напряженности. Но как сказал Христос Своим ученикам: "Когда же услышите о войнах и о военных слухах, не ужасайтесь: ибо надлежит сему быть, - но это еще не конец". Христианская вера - это вера в хороший конец, несмотря на то, что он и недостижим на нынешней земле, в современном миропорядке. У Церкви (подлинной, а не фальшивой) парадоксальное отношение к тому, что происходит в мире: через бедствия и испытания, через разочарование в ложных идолах Господь "прилагает спасаемых к Церкви". Пожелаем же Церкви быть готовой к этому к 2015 году…

Александр Солдатов,
"Портал-Credo.Ru"

Пожалуйста, поддержите "Портал-Credo.Ru"!

Денежным переводом:

Или с помощью "Яндекс-денег":


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования