Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Комментарий дняАрхив публикаций ]
Распечатать

Перед исходом. О намерении покинуть церковный отсек "русского мира" заявляет духовенство Беларуси


Проблема пришла откуда не ждали - из недавно еще полностью контролируемой Москвой Беларуси. Это официально независимое государство на волне ностальгической советской риторики Александра Лукашенко еще в 1997 году образовало "Союзное государство" с Россией. Речь тогда, а потом и при Путине, шла о полной "реинтеграции" двух стран, включая общие валюту, гражданство и армию.

Однако "хитрый батька", как называют "последнего диктатора Европы" в России, сумел притормозить "реинтеграционные" процессы - так, что Москва взяла на себя некоторые экономические расходы Беларуси, а Лукашенко сохранил за собой политический контроль над страной. Сложилась своеобразная, внутренне противоречивая модель полусуверенитета, которая, конечно, иногда давала сбои, выплескивавшиеся на экраны российских телеканалов в виду шокирующих разоблачений Лукашенко. Впрочем, разоблачения вскоре забывались, и российская публика вновь погружалась в благостное переживание своих братских чувств к белорусскому народу.

Все резко изменилось в переломном для новейшей истории России 2014 году. Каким бы ни был Лукашенко "последним диктатором", но нового путинского "собирания империи" в форме аннексии Крыма и дикой "гибридной" войны на востоке Украины, обернувшихся международной изоляцией и экономическим коллапсом, он переварить не смог. Лукашенко, напомним, юридически не признал присоединения Крыма к РФ, высказал опасения, что РФ может напасть на Беларусь и инициировал "Минский процесс", направленный на прекращение фактического российского вторжения в Донецкую и Луганскую области Украины. Москва привычно пригрозила "батьке" отключением от трубы и ввела de facto таможенный контроль на границе Беларуси, чтобы не дать Лукашенко нажиться на взаимных российско-европейских санкциях (то есть чтобы не дать ввозить в Россию европейские товары под видом белорусских).

Просим у читателей прощения за эту затянувшуюся преамбулу, напрочь лишенную религиозной составляющей. Эта преамбула нужна для того, чтобы обозначить контекст, в котором прозвучало сенсационное заявление главы Белорусского экзархата Московского патриархата митрополита Павла (Пономарева) 16 декабря, на собрании духовенства вновь образованной Минской митрополии этого экзархата (эта первая в Беларуси митрополия состоит из 4 епархий). Напомним суть заявления: "Смотрите – в Эстонии два епископа – самоуправляемая церковь, в Латвии два епископа – самоуправляемая, в Молдове пять епископов – самоуправляемая, у нас 16 епископов – мы не самоуправляемая… Где-то даже обидно становится… Здесь уже честь Белорусской Православной Церкви. Сегодня Русская Православная Церковь, которая находится территориально в границах Российской Федерации, это, сами понимаете, мощная церковь, Украинская Православная Церковь - тоже мощная Церковь, а третья-то идет – Белорусская!"

Действительно, Белорусская Церковь Московского патриархата (внутри России ее предпочитают называть экзархатом) гораздо крупнее по всем параметрам, чем, скажем, автономные Японская и Китайская или самоуправляемые Эстонская и Латвийская Церкви того же Московского патриархата. Более того, в отличие от стран, где действуют эти четыре Церкви, абсолютное большинство населения Беларуси называет себя православным. И в этом отношении социологическое положение Белорусской Церкви ничем не отличается от положения Украинской и Молдавской (в составе Московского патриархата), однако те имеют гораздо более самостоятельный статус в делах своего внутреннего церковного управления.

Социологическое положение не отличается, а вот церковно-политическое отличается весьма сильно. Заигрывание президента Лукашенко с советскими фантомами своих избирателей, породившее странный полусуверенный статус Беларуси, никак не предполагало создания в стране независимой национальной Церкви. Да и сам Лукашенко до поры до времени не придавал особого значения "религиозному фактору", называя себя "православным атеистом" (и считая таковым свой электорат). Кроме того, белорусский национализм, тянущий страну в Европу и подразумевающий свержение диктатора, воспринимался Лукашенко как большая опасность, чем полуколониальная зависимость от Москвы. И в этом отношении скромный Белорусский экзархат был адекватным выражением верноподданнических чувств к Москве, окрашенных в сакральные церковные тона (как бы "Бог благословляет нам быть вместе с Москвой").

Теперь же по всему видно, что даже лукашенковская Беларусь не готова взять на себя крест международной изоляции России, риторика Лукашенко становится все более недружественной в отношении Москвы, он пытается на фоне провала восточного соседа понравиться Западу. Простите за банальность, но в Беларуси именно этот фактор определяет вектор церковной политики. Если в Украине, Молдове и Эстонии у структур Московского патриархата есть мощные церковные конкуренты (соответственно - это УПЦ КП, Румынский патриархат и Эстонская Апостольская Церковь Константинопольского патриархата), то в Беларуси у этих структур есть только опора на светскую власть. Скромные попытки возродить Белорусскую Автокефальную Церковь или вспомнить о Киевской митрополии Константинопольского патриархата, в которую исторически входила территория нынешней Беларуси, были на корню задавлены еще в 1990-е гг. Многим белорусским оппозиционерам попытки возродить по-настоящему национальное государство стоили жизни. Поэтому всерьез говорить о какой-то "националистической" подоплеке нынешнего демарша белорусского духовенства не приходится - эту подоплеку, и то с трудом, можно усмотреть лишь в бурных аплодисментах, которыми была встречена инициатива митрополита Павла. Но сам митрополит - совершенно чужой для Беларуси человек, назначенный в Минск только год назад, не знающий ни белорусского языка, ни национальной церковной культуры, - опирался исключительно на "государственный патриотизм" Лукашенко, лишенный национального белорусского колорита. Но и это не лишает его поступок определенной доли мужества. 

Трудно допустить, что идею предоставления Белорусскому экзархату статуса самоуправляемой Церкви мог бы одобрить нынешний Патриарх-централизатор Кирилл (Гундяев). А митрополит Павел - его выдвиженец, выходец из структур ОВЦС МП. Столь демонстративная лояльность своей новой родине, да еще и в условиях обострения ее отношений с РФ, представляет для него определенный риск. Но, видимо, митрополит Павел поверил, что президент Лукашенко его не сдаст (если что, и с Константинополем договорится) и популярность среди белорусского духовенства, которой так не хватало "варягу", теперь обеспечена.

В своей исторической речи митрополит Павел сделал немыслимый в условиях современной МП демократический жест: призвал духовенство писать письма и обращения в патриархию, чтобы движение за церковную самостоятельность Беларуси стало общенародным, а не каким-то "верхушечным". Безусловно, особого рода риск состоит в том, что самостоятельная Белорусская Церковь оказывается весьма несамостоятельной в отношениях с остающимся диктаторским местным режимом. Ведь наличие у Белорусского экзархата какого-никакого "зарубежного центра" давало определенное (очень малое, впрочем) пространство для маневра в отношениях митрополита с Лукашенко. Об этом риске говорит верный "кирилловец" Аркадий Малер, раскритиковавший митрополита Павла в интервью "Интерфакс-религиям": "Архиереям и священникам Русской православной церкви, в какой бы они стране ни осуществляли свое служение, неуместно выступать с позиции политического спойлера действующей власти". Правда, слова Аркадия Малера бьют и по Патриарху Кириллу, действия и высказывания которого во время президентской кампании 2012 г. в России еще свежи в памяти.

При нынешнем положении вещей у Белорусской Церкви Московского патриархата мало шансов получить самостоятельность в ближайшем будущем. Но стратегически это верный, выверенный ход, отражающий общий процесс передела православного мира. Ведь за последние 20 лет РПЦ МП - отчасти из-за глобальных политических изменений, а отчасти из-за собственных амбиций и ошибок - лишилась почти всех своих союзников среди официальных поместных Церквей. Даже миниатюрные Польская и Чешских земель и Словакии Церкви "переучредились" в составе Константинопольского патриархата, в орбиту которого полностью перешли ранее лояльные Москве Румынский и Болгарский патриархаты, не говоря уже о Церквах Востока. Политическая трансформация Украины так или иначе ведет к восстановлению канонического статуса, который был провозглашен Константинополем в Томосе 1924 г. (то есть к признанию незаконным перехода Киевской митрополии под власть Москвы в 1686 г.). А историческая судьба Беларуси - в ее отношении к Москве - имеет очень много параллелей с исторической судьбой Украины.

Александр Солдатов,
"Портал-Credo.Ru"

Пожалуйста, поддержите "Портал-Credo.Ru"!

Денежным переводом:

Или с помощью "Яндекс-денег":


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-17 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования