Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Комментарий дняАрхив публикаций ]
Распечатать

Через реституцию - к люстрации? Или к революции?


В последние дни в России вновь активно заговорили о реституции церковных земель – соответствующий законопроект главный лоббист церковной собственности на сельхозугодия сенатор Иван Стариков передал на этой неделе в Госдуму. Но известно ли радетелю земли русской, что новейшая история не знает примеров реституции без люстрации, то есть отказа в праве получить собственность тем, кто нанес ущерб подлинным собственникам? А вопрос установления подлинного объекта реституции церковной собственности в России не так прост, как может показаться на первый взгляд.

С точки зрения здравого смысла, ясно, что невозможно возвратить собственность людям, насильственно отобравшим ее у настоящих хозяев. А насилие безбожной власти и репрессии против Церкви – это, как ни прискорбно, единственный путь, который привел к тому, что церковная собственность оказалась у государства и у нынешних религиозных организаций, которым государство на определенных условиях передало ее в пользование. Также не секрет, что духовенство и миряне, у которых советская власть отбирала церковную собственность, и духовенство, которому она же позднее ее передавала, рассматривались самой властью как две враждебных политических силы. То есть, современное распределение церковной собственности, которое предлагается закрепить и даже расширить законодательно, является результатом ее передела по политическому признаку, жертвом которого стали тысячи клириков и мирян, ныне почитаемых в лике святых Новомучеников.

"Вернуть" церковную землю тем, кто на нее претендует сегодня, значит затянуть тугой узел политических, церковно-исторических и юридических противоречий, который потом долго придется распутывать преемникам нынешнего политического режима. Если уж на то пошло, то на более серьезных основаниях вернуть эту землю можно колхозам, совхозам и советским заводам.

Правда, нам говорят, что эти, последние, собственники показали свою неэффективность, забросив за последнее десятилетие основую часть сельхозугодий. А Церковь, говорят, напротив до революции доказала, что способна эффективо владеть землей. Странно, что сравниваются два "хозяйствующих субъекта", действовавших в совершенно несопоставимых исторических условиях. В наши дни многие церковные иерархи намекали на то, что не уверены в столь же эффективном использовании церковных земель как это было до революции. Причину такой неуверенности определил еще в августе 1992 года Патриарх Алексий II: "В дореволюционной России основная часть монашествующих происходила из крестьян, выросших на своей земле; монастыри были большими аграрными хозяйствами, их насельники подавали пример и духовного, и хозяйственного устроения, гармонично сочетая молитву и труд. Сегодня нет в России прежнего крестьянства - нет и прежнего пополнения монастырей, утрачена связь человека с землей, которую на Руси всегда любовно называли матушкой-кормилицей". ("Журнал Московской Патриархии - Официальная хроника, № 0, 1993). Следовательно, использоваться земельные угодья будут для целей, к религиозным нуждам совсем не относящимся. А контроль за всеми структурами, так или иначе выступающими под церковной "крышей", даже влиятельные иерархи обеспечить не могут.

Глава Санкт-Петербургской епархии митрополит Владимир (Котляров), около 20 лет
отслуживший в Европе в роли церковного дипломата, жалуется, что к нему каждый день приносят десятки документов от людей, желающих получить церковную "крышу", освободиться от налогов, чтобы заниматься каким-то своим бизнесом. "У нас вокруг одного только Тихвинского монастыря в течение последнего года было организовано три фонда. Один я благословил, но он не состоялся. Второй и третий открыли без моего ведома. Не знаю, чем занимаются эти три фонда, в любом случае, Церкви они помощи не оказывают", - откровенно признается митрополит.

Между тем, кое-какие прецеденты "православного" злоупотребления землей - не потенциального, а актуального - уже известны. Например, зарегистрировал один мошенник православное братство, выпросил у города денег на аренду земли, якобы для сельскохозяйственной работы, а сам на этой земле ларьки с сигаретами и пивом расположил. От имени зарегистрированного им же ООО торговал, а от имени православного братства арендную плату за землю под этими ларьками получал. И вскрылось это только потому, что город потребовал отчета за выделенные на оплату земли средства. Если же земля была бы в собственности православного братства, то никаких препятствий для перекачки денег через его счета не могло возникнуть. Когда в киосках Абакано-Кызылской епархии РПЦ МП налоговая инспекция обнаружила в продаже пиво "Балтика", поднялся скандал. Но если на епархиальной земле поставить "чужие" киоски с пивом, ведь "православную межу" можно и не обозначать.

Для обозначения людей со стороны, привлекаемых для приходских и монастырских работ, в повседневный словарь русского языка введено слово "трудник". Трудник вовсе не обязательно даже верующим должен быть, его задача состоит лишь в выполнении трудовых заданий, соглашаясь обыкновенно за плату в виде ночлега и пищи. Но нынче трудник (как правило, это социально неадаптированный бывший зэк или военнослужащий) все-таки работает не на частный капитал. Если же монастыри и приходы обзаведутся земельными угодьями, то как ни называй работающих на землевладельца людей, классовые различия все равно выявятся во всей своей остроте и "конкретности". Можно с уверенностью предположить, что именно в монастырях, где живут наиболее "угнетенные" и бесправные трудники, появятся большевицкие ячейки, там же пройдут первые тайные маевки. А дальше что?..

Валерий Никольский, для "Портала-Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования