Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Комментарий дняАрхив публикаций ]
Распечатать

Цунами двинулось. Религиозные деятели тщетно призывают к переговорам участников национальных конфликтов в России: эта стихия неуправляема


Список русских городов и сел, вошедших в новейшую историю межэтнических конфликтов России, пополнился на днях новым именем. Харагун, Сальск, всем известная Кондопога, Невинномысск и, вот, теперь Пугачев. Волнения там продолжаются уже несколько дней и вряд ли скоро стихнут. Что же касается последствий этих столкновений, то они, несомненно, оставят свои следы в сознании тамошних жителей на многие годы.

Что заставило людей выйти на улицы родного города, и требовать немедленного выселения чеченцев? Все типично, все так же, как было в карельской Кондопоге или забайкальском Харагуне. В городе сформировалась достаточно влиятельная мусульманская диаспора (в данном случае — чеченская). Хорошо ли это, плохо ли? Это уж каждый волен определять сам. Кто-то читает "Новую газету", кто-то - "ИсламНьюс", а кто-то и крыловский АПН. Каждый сам выбирает, каким из предложенных ресурсов, по выражению Лии Ахеджаковой, ему думать. (Кто-то, возможно, дерзнет даже думать своей головой...) Трактовки случившегося могут быть разными, но сам факт — налицо. Итак, появилась влиятельная община, позиционирующая себя как мусульманская, и начались трения...

Стоп. Неужели мы это уже где-то видели? Ой, действительно видели. Вот ровно то же самое было несколько лет назад в Харагуне. Там, правда, были не чеченцы, а азербайджанцы. Беженцы, по официальной версии. Но все остальное — абсолютно одинаково. Даже конфликт, который породил массовые выступления, в обоих случаях произошел из-за женщины.

И в Кондопоге? Да, и в Кондопоге было нечто в этом роде. Невинномысск... Там вообще все один в один — ссора русских и чеченцев из-за девушки, убийство русского, последующие массовые выступления.

Стало быть, мы наблюдаем явление, ставшее в нынешней России уже закономерностью. Причем невозможно не заметить, что дело набирает обороты. Конфликты случаются все чаще, и масштаб их становится все более значительным.

Что же касается причин, то они лежат на поверхности, они очевидны. Но, как это часто бывает, для того, чтобы выговорить эти причины, требуется, пусть и совсем немного, но все-таки мужества. И, разумеется, от тех, кто прямо заинтересован во лжи, ждать этого ответа не приходится.

Перебирая историю межэтнических столкновений в России последних лет, мы без особого труда увидим там некоторые, весьма примечательные, общие элементы. Ни разу не было случая, чтобы местное русское население устроило бы, например, еврейский погром. Или ополчилось на удмуртов. То есть конфликты, безусловно, бывают, но их потенциал намного слабее и резонанса от них нет. Люди выходят на улицу лишь в случае конфронтации с азиатами и кавказцами. В абсолютном большинстве случаев, речь идет о мусульманах, в крайнем случае — о немусульманских диаспорах, которые, однако, по своему менталитету гораздо ближе к исламским народам, чем к европейцам и, в частности, к русским.

Можно до бесконечности долго рассуждать о том, что речь идет о "бытовой ссоре", о безнравственном поведении некоторых девушек и неправильных реакция некоторых юношей. (То есть заняться тем, чем на протяжении многих лет заняты официальные СМИ и религиозные лидеры.) Вся эта болтовня не имеет особого значения потому, что речь идет о массовых выступлениях. И в этом случае гораздо важнее даже не сам факт, послуживший поводом для конфликта, а его оценка в массовом сознании.

А оценка эта вполне очевидна. Русские люди, в большинстве своем, воспринимают мусульманские диаспоры как враждебную себе силу, от которой нужно избавляться. Это — данность. Да, она может оформляться весьма причудливо, ибо мозги очень и очень многих наших сограждан были основательно травмированы советской системой подачи информации. Например, те же самые люди, которые требуют отселения чеченцев, то есть ограничения в правах неких лиц именно по национальному признаку, могут искренне стучать себя кулаком в грудь и говорить, что они против национализма. Те же люди, которые борются против строительства мечетей, вполне искренне могут ратовать за свободу религии и часами рассказывать про своих друзей-мусульман. Все эти выверты народного сознания в настоящий момент преподносятся в СМИ как доказательства торжества интернационализма и мультикультурализма в РФ. Но — данность остается данностью. Русские не хотят жить рядом с кавказскими и среднеазиатскими мусульманами (принимают лишь "своих", преимущественно татарских мусульман). Объяснять это свое нежелание они могут самыми разными (подчас, скажем прямо, вполне идиотскими) причинами. Но главное — не это, главное — что не хотят.

Что ж, отыщем в себе ту самую, совсем маленькую, капельку мужества, о которой было сказано выше, и честно скажем: русским людям просто не нравится, что их землю захватывает некто чужой. Русский цивилизационный код был чрезвычайно сильно изувечен большевицкой системой (случай, по ряду параметров, просто беспрецедентный в истории цивилизации), но, однако же, русские более всего похожи на европейцев. И уж никак не являются азиатами. И европейские христианские цивилизации русским все же гораздо понятнее, чем мусульманский Восток. Мир ислама для них — это чужой и, как им кажется, враждебный мир.

Европеизированные татары или башкиры, даже будучи мусульманами, воспринимаются вполне терпимо. Их ислам ощущался народным сознанием как некая региональная экзотика, вещь необычная, но, в общем, мало на что влияющая. (Сейчас, правда, положение серьезно изменилось, но коренного перелома еще не произошло.) Иное дело — кавказские или среднеазиатские мусульмане. Это не просто люди, которые по пятницам ходят в мечеть, это именно носители принципиально иного "цивилизационного кода". Они приносят патриархальное мусульманское общество туда, где очень и очень многое с ним сочетать в принципе невозможно. (Правда, "патриархальность" эта в изводе чеченских и дагестанских "борцух" в красных мокасинах приобретает подчас весьма своеобразные формы — но в общей картине это все же нюансы, имеющие второстепенное значение.) Одни стереотипы поведения входят в неизбежный клинч с другими стереотипами — и "процесс пошел". Для русских это — "завоевание их территории", не больше и не меньше.

Именно поэтому рассуждения про "бытовой характер" вышеописанных столкновений — это либо лицемерие, либо идиотизм. Мол, какие тут "цивилизационные коды", когда они из-за девушки поссорились! Так ведь потому-то и поссорились, что разные "цивилизационные коды" предполагают разное отношение к девушке, к пиву, к пляжной одежде и даже к свиной котлете. Почему-то чеченец, потребовавший недавно компенсации за то, что "Аэрофлот" пытался накормить его свиной отбивной, заявил не о чем-нибудь, а об оскорблении своих религиозных чувств. И СМИ не писали о том, что конфликт случился на "кулинарной почве".

Сейчас в России разворачивается эпическая и, по правде сказать, страшная картина столкновения двух цивилизационных парадигм: сильно изуродованной европейской христианской, и не сильно, но тоже изуродованной восточной мусульманской. Пока что мы слышим лишь первые раскаты грома. Сама гроза впереди. А в том, что она будет, после путинских инициатив о даровании российского гражданства всем бывшим гражданам СССР и их потомкам, особых сомнений уже нет.

Что же касается сторон этого конфликта, то структурно они очень сильно различаются. Мусульманская сторона — гораздо менее многочисленная, но гораздо лучше обеспеченная разными ресурсами, с четкой и довольно эффективной иерархией. С русской стороны мы видим абсолютный численный перевес... И более ничего. На протяжении не то что лет — десятилетий советский и неосоветский режимы уничтожали любые зачатки русской самоорганизации по национальному признаку, причем во всех сферах — в политике, экономике, культуре и даже (хотя и гораздо менее интенсивно) в Церкви. У русских нет доступа к ресурсной базе и нет иерархической структуры. Русские — это чистое поле. Или снежная вершина. Или безбрежное море.

До определенного момента казалось, что такой статус-кво обеспечивает Кремлю контроль за ситуацией. Однако вскоре выяснилось (собственно выяснилось для советских мутантов), что подобная схема лишь оттягивает развязку, но не исключает ее в принципе. Просто уровень агрессивного давления со стороны пришельцев должен быть намного выше, чем при наличии развитой национальной и религиозной социальной структуры.

Сейчас, как очевидно, предельный уровень почти достигнут. Паровой котел закипает, свистков для выпуска пара не хватает. И тут выяснилось самое интересное. Русский народ втоптали в землю. Историческую нацию, сложный и многогранный организм довели до животного состояния. Русские теперь — не нация и даже не народ, русские теперь — стихия. Та самая снежная вершина или море. И ужас ситуации (для тех, кто все это сконструировал) состоит в том, что со стихией невозможно договариваться. Нельзя дискутировать со снежной лавиной, или вести переговоры с цунами. Лавина просто хоронит тех, кто не ушел с ее пути. Цунами не повернет вспять, даже если ваши аргументы будут очень убедительны.

События в Пугачеве — признак того, что цунами, похоже, зародилось. И оно уже движется к берегу. Власти пытаются с ним "взаимодействовать": снимают с поездов и автобусов Бондарика, задерживают Ивана Миронова. Но это ни на что не влияет, ибо не Бондарик и Миронов породили этот бунт, и не они его контролируют. С таким же успехом можно было бы наказывать работников гидрометеорологической станции за повреждения, нанесенные цунами.

Власть хотела уничтожить политический русский национализм. В России она его уничтожила. Теперь на ее и инициативы, а равно на инициативы разного рода мусульманских "тоже россиян", будет откликаться цунами русского народного моря. С ним нельзя договориться, его нельзя купить, его невозможно даже запугать, потому что оно никак не организовано и не имеет полномочных представителей.

И это цунами уже откликается. Готовьтесь. Время еще есть, но лучше начинать заранее — волна идет очень быстро, а шансы на выживание у тех, кто в нее попадает, практически равны нулю...

Димитрий Саввин,

для "Портала-Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования