Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Комментарий дняАрхив публикаций ]
Распечатать

Иностранные агенты тоже веруют и трепещут: неправославные религиозные организации России могут пасть жертвами инноваций в законодательстве об НКО


Итак, закон о некоммерческих организациях-иностранных агентах, столь ожидаемый большинством россиян, пребывающих в пределах Кремля, Белого дома, Охотного ряда и Дмитровки, подписан президентом и введен в действие.

Собственно, власть уже давно объяснила гражданам, что так называемые НКО ничем иным не занимаются, кроме как отрабатыванием грантов иностранных спонсоров, а когда эти деньги кончаются, вновь начинают шакалить у посольств, выпрашивая новые средства. И посему их следует, ну, хотя бы, в сортире замочить.

Но, видимо, в России сортиры уже переполнены и давно не чищены, так что, замочив кого-то или чего-то, можно уже испачкаться и самому. Вот и решили действовать с помощью эффективного и - главное – чистого, внешне юридического оружия.

Закон впечатляет уже своим названием. Как известно, понятие "иностранный агент" имеет в современном русском языке (и в ментальности россиян) совершенно определенную негативную коннотацию, заложенную в наши головы навечно советской эпохой. И хотя авторы закона ссылаются на американский закон о регистрации "иностранных агентов" (Foreign Agency Registration Act, FARA), следует отметить, что в системе понятий англо-саксонского права "agent" и "agency" означают осуществление правовых и иных отношений от имени физических или юридических лиц. У нас, как известно, "иностранный агент" - это шпион, вредитель и враг народа. Их Сталин давил-давил, да, видно, не всех, космополитов проклятых и их потомков-выродков, додавил.

Совершенно очевидно, что новопринятый закон опирается на важнейший из фундаментальных принципов российской правовой культуры и традиции: "закон - что дышло". Иначе говоря, он построен так, что допускает самое широкое толкование путем использования обобщающих формулировок и неправовых понятий. В этой связи не лишне напомнить, что вышеупомянутый FARA, взятый российскими законотворцами за образец, довольно четко обозначает действие закона по кругу лиц: регистрации подлежит парламентский лоббизм, финансирование избирательных компаний и СМИ. Закон не распространяется на НКО, действующие в социальной и гуманитарной сферах.

Чтобы не быть голословными (ведь Путин нас уверяет, что и в России такие НКО "не пострадают"), приведем пресловутый пункт 6, ст. 2, нового закона, содержащую в себе формулировку основных изменений, внесенных в законодательство об НКО:

"Под некоммерческой организацией, выполняющей функции иностранного агента, в настоящем Федеральном законе понимается российская некоммерческая организация, которая получает денежные средства и иное имущество от иностранных государств, их государственных органов, международных и иностранных организаций, иностранных граждан, лиц без гражданства либо уполномоченных ими лиц и (или) от российских юридических лиц, получающих денежные средства и иное имущество от указанных источников (за исключением открытых акционерных обществ с государственным участием и их дочерних обществ) (далее - иностранные источники), и которая участвует, в том числе в интересах иностранных источников, в политической деятельности, осуществляемой на территории Российской Федерации.

Некоммерческая организация, за исключением политической партии, признается участвующей в политической деятельности, осуществляемой на территории Российской Федерации, если независимо от целей и задач, указанных в ее учредительных документах, она участвует (в том числе путем финансирования) в организации и проведении политических акций в целях воздействия на принятие государственными органами решений, направленных на изменение проводимой ими государственной политики, а также в формировании общественного мнения в указанных целях.

К политической деятельности не относится деятельность в области науки, культуры, искусства, здравоохранения, профилактики и охраны здоровья граждан, социальной поддержки и защиты граждан, защиты материнства и детства, социальной поддержки инвалидов, пропаганды здорового образа жизни, физической культуры и спорта, защиты растительного и животного мира, благотворительная деятельность, а также деятельность в области содействия благотворительности и добровольчества".

С одной стороны, вроде не все так плохо. Под молот закона попадают только лишь организации, получающие иностранную помощь и (не "или", слава Богу) занимающиеся политической деятельностью. Но при этом в законе используются неправовые, а теоретико-политологические понятия политической деятельности и политических акций, могущие - в силу отсутствия их юридического определения - толковаться очень широко. Например: "Воздействие на принятие государственными органами решений, направленных на проведение ими государственной политики, а также в формировании общественного мнения в указанных целях". На более понятном языке это означает вот что. Вы можете заниматься с иностранной помощью многими вещами - охраной памятников архитектуры, пропагандой здорового образа жизни среди бомжей, спасением котов от кастрации. Но, если при осуществлении такой "неполитической" деятельности в ваших отношениях с государственными органами (а везде, во всем мире НКО "обречены" на совместную работу и смычку с государственными органами) произойдет тот или иной конфликт интересов, и вы будете активно отстаивать свою точку зрения, то, можно не сомневаться, вам тут же "пришьют политику". И еще что из этой общей формулировки выводится совершенно определенно, так это то, что под раздачу полностью попадает вся правозащита (это первый курс юрфака: источник права - государства, правотворчество – одна из его функций, то есть осуществление определенной политики, и потому вмешательство в эту сферу вполне может оказаться насилием над этим самым проведением политики) и СМИ. Кто ж еще у нас общественное мнение формирует в "указанных целях"?

Эксперты обращают также внимание на еще один нюанс. В "иностранные агенты" записывают НКО, которое получает денежные средства и иное имущество "оттуда", от лиц физических и юридических. Закон, однако, не оговаривает, что эти деньги предназначаются именно на реализацию определенных целей и проектов. Речь идет о любой финансовой трансакции. А по текущему законодательству, НКО имеют право заниматься хозяйственной, в том числе и внешнеэкономической, деятельностью. И если НКО вдруг получит из-за рубежа честно заработанные собственным трудом средства, которые она желает честно потратить на добрые дела в России, то у нее велик риск быть если не внесенной в "черный список", то уж точно взятой на карандаш.

Теперь рассмотрим закон с точки зрения тематики нашего издания. Религиозные организации, зарегистрированные в установленном законом порядке, не подпадают под действие нововведенных изменений и дополнений. Но… это не касается созданных этими организациями НКО, а сегодня значительная часть зарегистрированных религиозных организаций (кроме РПЦ МП, имеющей для этого соответствующие ресурсы и могущей работать в пределах своих институциональных рамок) ведет социальную, благотворительную и иную деятельность, помимо вероисповедной практики, именно через специально созданные НКО. Например, католическая организация "Каритас" является не религиозной, но всего лишь благотворительной организацией. Таким образом, оказавшись в зоне риска, многие учрежденные или аффилированные с религиозными организациями НКО будут вынуждены либо резко сократить, либо прекратить свою деятельность, передав ее непосредственно "материнской" религиозной организации. А по законодательству о свободе совести и религиозных организациях, последняя является "добровольным объединением граждан..., образованным в целях совместного исповедания и распространения веры (ст.6 ФЗ "О свободе совести и о религиозных объединениях").

При таком раскладе одним из вероятных сценариев может оказаться следующий. Вся социальная деятельность, которую непосредственно должны вести многие неправославные религиозные объединения, теперь может подпасть под самые различные определения, на которые столь изобретательно засевшее в минюсте лобби РПЦ МП, поскольку таковая деятельность будет считаться ни чем иным, как распространением вероучения (социальная деятельность в качестве цели религиозной организации в законе не обозначена). А это повлечет за собой, как представляется, для начала хотя бы повышенное внимание регистрирующих органов ко многим религиозным организациям, на предмет сохранения и продления их официальной регистрации.

Вообще, подписанные в конце июля президентом законодательные акты вызывают странное чувство. С одной стороны, ратифицирован протокол о вступлении в ВТО, что реально предусматривает даже не либерализацию, а ультралиберализацию и открытость экономики, невозможность всех и всяческих "железных занавесов". С другой стороны, принятый закон об НКО, как и ряд других инициатив в социально-гуманитарныой сфере, выглядят вполне в духе этого самого "занавеса", являя собой странный гибрид "совкового чекизма" с дореволюционными идеологемами. Гибрид разновидовой, и потому бесплодный. Это все смотрится не иначе как психолого-политическая шизоподобная раздвоенность.
Итак, власть, теперь имеет возможность "замочить" неугодные правозащитные и политически ориентированные НКО, взяв на короткий поводок все остальные. Только вот первые реакции на новый закон свидетельствуют о том, что одновременно она сама вляпалась в глупейшую ситуацию в глазах собственных граждан и мировой общественности.

Валерий Емельянов,
для "Портала-Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования