Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Комментарий дняАрхив публикаций ]
Распечатать

Патриарх конфронтации. Риторика в стиле “холодной войны” стала общей стилистической чертой нынешнего руководства РПЦ МП


Cудя по всему, любовь к резкой воинственной риторике поразила всю высшую номенклатуру РПЦ МП. Еще месяц назад, комментируя рождественские пассажи главы ОВЦО МП Всеволода Чаплина, мы пытались объяснить их отчасти особенностями нейропсихологической конституции данного деятеля, проявившимися на фоне общероссийских двухнедельных праздников.

Однако, недавно последовали новые заявления никогда не служившего в армии, но воинственного протоиерея о неизбежности глобальной войны, а посему – о необходимости российской армии, пополненной "хомячками", участвовать во всех нынешних региональных вооруженных конфликтах. Не пытаться предотвращать военные конфликты - а напротив, подливать масла в их огонь.

То, что точка зрения о. Всеволода не исключение, а тенденция в господствующей конфессии РФ, подтвердило на прошлой неделе выступление ее главы Патриарха Кирилла (Гундяева) на учредительном съезде некоего добровольческого движения в поддержку армии, флота и ВПК (как бы аналог приснопамятного советского ДОСААФ, только не под красными знаменами, а с национал-патриотической заправкой с ароматом церковного православия).

Вообще риторика на этой "учредиловке" была жесточайшая. Дмитрий Рогозин (под которого это движение задумано), Наталья Нарочницкая и другие ругали Америку, проклятых либералов (своих и заграничных), "лихие 90-е", в разных обрамлениях повторяли набивший оскомину тезис об армии и флоте как единственных союзниках России. Какой-то пожилой товарищ, на вид отставной полковник, договорился до того, что Путин - единственный деятель в современном мире, способный нанести упреждающий ядерный удар по США, поскольку эта злая страна только спит и видит, как бы начать войну за огромные богатства России, коими последняя так несправедливо обладает. (Правда, автор этих строк слышал из компетентных источников о том, что правительство российское ведет активные переговоры с американским нефтегигантом "ExxonMobil" и с британским "Shell" об инвестициях в месторождения Сибири и Арктики. Поелику без их технологий нам эти ресурсы просто не поднять. Причем Кремль даже намерен реанимировать режим т.н. "соглашений о разделе продукции", который позволит получать заокеанским хищникам не просто деньги, а непосредственно нашу нефть-кровинушку, причем в изрядных долях.)

Но безусловной кульминацией ораторских экзерциций 26 февраля в "Крокус-сити" cтала рогозинская фраза о российской политике "стального кулака в лайковой перчатке" (не слишком оригинальный русскоязычный перепев высказывания столетней давности о том, чтобы говорить мягко, имея наготове большую дубинку. Высказывание принадлежит американскому президенту Теодору Рузвельту). И самое интересное, что выступление руководителя организации, в названии которой присутствует слово "церковь", очень даже гармонично вписалось в этот архивоинственный контекст. Патриарх Кирилл в своей 13-минутной речи не разу не упомянул, Бога, Христа, Богородицу, разве что пообещал помолиться Господу, чтобы от России удалить всяческие напасти (как он уже делал это при лесных пожарах, олимпиадах и боях без правил). Зато много было сказано об информационной свободе, обернувшейся информационной войной против России, и о проникновении в страну нашу идеологии потребительства. В общем, четким смысловым фоном патриаршей речи стало жесткое разделение "свои-чужие", причем "чужие" - это абсолютно плохо, а свои – столь же абсолютно хорошо.

То, что звучало под сводами "Крокус-сити", по многим параметрам даже превосходило еще не полностью забытую риторику времен "холодной войны". И как-то сразу вспомнилось, что коммунисты все же были по идеологии своей противниками всякой национальной вражды и международниками-интернационалистами, и - надо признать - активно и искренне после Второй мировой войны боролись против войны горячей, за "мирное сосуществование" двух систем. Кстати, и Церкви тогда было предписано заниматься на международной арене под недреманным оком Лубянки именно миротворчеством, что, согласимся, ближе к изначальной сути христианства.

Конечно, всю эту воинственность можно было бы списать на повышенный эмоциональный фон прямо накануне выборов. Но есть одно "но". Призывы, достойные политика уровня Вольфыча, раздавались из уст людей, облеченных статусом главы Церкви и достаточно высоким постом в кабинете министров, а все это действо было организовано "народным фронтом" в поддержку Путина. Московской патриархии традиционно свойственно озвучивать брутально-воинственные инициативы светской власти, создавая тем самым благопристойный имидж.

После того, как граждане России проснулись в традиционно тяжелый для страны понедельник, они обнаружили на страницах имеющих, в общем, репутацию либеральных "Московских новостей" внешнеполитическую часть предвыборной путинской программы, под "оригинальным" названием - "Россия в меняющемся мире". Надо сказать, из того немногого, что удалось реализовать в годы медведевского президентства, прежде всего на ум приходит разработка фундаментальных основ внешней политики. Концепция внешней политики, опубликованная спустя несколько месяцев после вступления Медведева в должность (12 июля 2008 года), фиксировала равноправный и многосторонний характер мировой системы международных отношений, их деидеологизацию и недопущение конфронтации по идеологическому принципу. Концепция апеллировала к верховенству международного права и реформированной ООН, предполагала использование всего многообразия культурного и религиозного потенциала человечества в сфере гуманитарной дипломатии. Еще более радикальный шаг, ставший квинтэссенцией прагматизма в российской внешней политике, имел место в 2011 году, когда в недрах российского МИДа по указанию Медведева и под руководством министра Лаврова была разработана "Программа эффективного использования на системной основе внешнеполитических факторов в целях долгосрочного развития Российской Федерации". В этом документе с ярко выраженным приоритетом экономики, что называется, "по полочкам" расписываются отношения с 61 страной мира. В предисловии к программе звучит критика в отношении США и западноцентричной системы отношений, приведшей в значительной мере к экономическому кризису, но выход из этого положения предлагается на многосторонней и бесконфликтной основе, причем констатируется, что "укрепление отношений взаимозависимости с ведущими мировыми державами на основе взаимопроникновения экономик и культур - в интересах России, а самыми желанными партнерами являются Европа и США".

Полная противоположность этому миролюбию - внешнеполитические тезисы Путина. Здесь говорится о "великой России" и ее интересах (вне контекста существования других стран), критикуются США и НАТО за Арабскую весну и развертывание ПРО в Европе, что будто бы угрожает безопасности Старого Света (хотя известно, что НАТО сегодня не столько США, сколько Европа и ее интересы). При этом устами Путина говорится, что Россия - неотъемлемая часть европейского пространства и культуры, и потому, господа европейцы, возьмите нас к себе. А не будете брать - отключим газ (на сие имеется в статье тоже прозрачный намек). Что-то уж очень похоже на внешнеполитическую риторику СССР конца 60-х - начала 70-х годов, времени путинской юности. Равно как и активное неприятие деятельности НПО (в том числе финансируемых из-за рубежа) в качестве инструментов международной деятельности в России.

В общем, во внешней политике Путиным предлагается жестко конфронтационная модель, которая, буде она реализована, не приведет ни к чему иному, кроме нового издания "холодной войны" со всеми ее "прелестями" для российского общества. И пусть дела международные для граждан России вторичны, по сравнению с внутренними проблемами. Но так у нас повелось, что именно перемены во внешнеполитических декларациях отчетливее всего показывают и грядущие изменения внутренних тенденций.

Жесткая международная конфронтация, по определению, требует идеологического фундамента внешней политики. Уже апробированная коммунистическая идеология сегодня не сработает, так как требует наличия общества относительного равенства, возврат к которому невозможен и не нужен нынешней власти. Остается одно - православно-шовинистическая идеология (а русские, как многочисленный этнос, могут быть носителями именно шовинизма, а не национализма) с возможными призывами воздвижения креста над куполом стамбульского музея Айя-София. И здесь, думается, РПЦ МП не замедлит предложить свои услуги. Правда, можно вспомнить, что Основатель христианства заповедовал Своей Церкви быть воплощением единства в Духе и Истине. Но это, если речь идет о Церкви, а не о "конторе господина Гу".

Валерий Емельянов,
для "Портала-Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования