Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Комментарий дняАрхив публикаций ]
Распечатать

Коллективный портрет свободы совести на фоне заката российской стабильности. Некоторые итоги 2011 года. Часть вторая


Начало – здесь.

В уходящем году усилилось давление властей на верующих протестантских общин, язычников и на ряд новых религиозных движений. Здесь также следует отметить усиление неправомерного давления представителей правоохранительных органов и силовых структур государства.

Продолжилась неправомерная практика задержаний и высылки "религиозных диссидентов" в государства Средней Азии в рамках сотрудничества Шанхайской организации сотрудничества (ШОС). Укрепление российско-китайского сотрудничества предопределило неправомерные ограничения деятельности Фалуньгун в России. В частности, книга "Чжуань Фалунь" автора Ли Хунчжи, отчет правозащитников Дэвида Мэйтаса и Дэвида Килгура, а также два информационных листка о преследованиях в Китае были включены Министерством юстиции Российской Федерации в список "экстремистской" литературы на основании не вступившего в силу решения Первомайского районного суда Краснодара.

27 октября Первомайский районный суд Краснодара признал экстремистскими материалы и издания "Фалунь Дафа". В ходе заседаний рассматривались книга "Чжуань Фалунь", "Отчет о проверке утверждений об извлечении органов у последователей Фалуньгун в Китае" и два информационных листка - "Фалунь Дафа в мире" и "Всемирная эстафета факела в защиту прав человека". Иск удовлетворен в полном объеме, экстремистскими материалами признаны все эти издания. Суд принял во внимание ответы экспертов, усмотревших в материалах "Фалунь Дафа" "высказывания, выражающие негативную оценку, неприязненное отношение к конкретным религиозным группам и религиозно-философским направлениям", "создание негативного образа Китая, его общественно-политической системы", то, что "объектами критики и стигматизации... являются различные школы цигун, а также буддизм и другие восточные религии" и др. Признаком экстремизма судья назвал и то, что "выбор... индивида строго определен религиозными предписаниями". Эксперты нашли также, что свастики сходны с нацистской символикой до степени смешения "в восприятии европейцев". К аргументам экспертов, не усмотревших экстремизма в рассматриваемых материалах, суд "отнесся критически", поскольку эти исследования были "инициированы представителями заинтересованного лица, проведены не в рамках настоящего судебного разбирательства, без участия иных лиц, участвующих в деле". Это не первый судебный процесс по запрету материалов "Фалунь Дафа". Ранее тот же суд уже признавал их экстремистскими, но это решение, так и не вступив в силу, было отменено вышестоящим судом.

В 2011 году Набережночелнинский городской суд в Татарстане признал "экстремистскими" 13 материалов саентологов. Эти материалы в бумажном и электронном виде были изъяты в Набережных Челнах в ходе расследования дела об убийстве Л.М. и Л.Р. Ахметвалеевых. В сентябре 2010 года отделом по Закамской зоне ЦПЭ МВД по РТ совместно с УФСБ РФ по РТ они были переданы в городскую прокуратуру для проведения психолого-лингвистического исследования. 30 сентября 2010 года материалы были направлены на экспертизу в Москву, в Институт психологии РГГУ. 28 июня 2011 года по результатам психолого–лингвистического исследования прокуратура города Набережные Челны направила в городской суд иск о признании этой литературы экстремистской. 24 августа 2011 года Набережночелнинский городской суд удовлетворил иск прокуратуры, признав представленные материалы экстремистскими, и постановил направить копию решения суда в Министерство юстиции для включения их в федеральный список экстремистских материалов.

"Антиэкстремистский" предлог был использован и для попытки запрета книги кришнаитов "Бхагавад-гита как она есть", и для преследований язычников.

Более того, нарушениям в современной России подвергаются не только права верующих и религиозных объединений, но и принцип свободы мировоззренческого выбора как таковой, размываются демократические принципы светскости государства, составляющие основу конституционного строя.

В целом, среди проблем, с которыми сталкиваются религиозные объединения, следует отметить: неправомерные ликвидации (попытки ликвидации); неправомерные ограничения в распространении текстов и печатных изданий; проблемы приобретения помещений и земли под строительство культовых сооружений; неправомерные препятствия в проведении публичных мероприятий; неправомерные ограничения деятельности религиозных объединений, лидеры которых являются гражданами иностранных государств; неправомерное вмешательство органов власти и местного самоуправления в деятельность религиозных объединений; проблемы возвращения законной собственности религиозных объединений; распространение недостоверной и порочащей информации о деятельности религиозных объединений.

Особую опасность для общества представляют ксенофобия и насилие со стороны силовых структур государства по отношению к членам религиозных организаций. Фактически имеют место преследования за мировоззрение ("мыслепреступление"), а не за противоправные деяния. Нежелание привести государственную политику в соответствие с Конституцией РФ и силовое рефлексирование власти влечет массовые нарушения прав человека и лишь усугубляет ситуацию. Представляется, что противодействие преступным проявлениям на Северном Кавказе и других регионах РФ должно разрабатываться на основе соблюдения конституционных принципов свободы совести и светскости государства, и вне зависимости от того, какими мотивами эти проявления прикрываются.

Крайне опасными являются тенденции в сфере "взаимодействия" "традиционных религиозных объединений" и "силовых" ведомств. Эти тенденции способствуют созданию и воспроизводству атмосферы ксенофобии, нетерпимости, разобщения по мировоззренческому признаку, а в конечном итоге приводят к преследованиям, как на уровне коллективов "силовых" структур, так и на общегосударственном уровне.

Дальнейшее привлечение "силовых" ведомств для обеспечения "духовной безопасности", охраны "канонической территории", борьбы с иностранными "миссионерами" и "тоталитарными сектами" чревато еще более массовыми преследованиями по мотивам религии или убеждений.

Анализ законотворческого процесса выявляет продолжение и усиление антиконституционных тенденций, направленных на законодательное закрепление, с одной стороны, системы "специальных" государственных льгот и привилегий (в том числе прямое государственное финансирование в целом ряде областей) для "основных" религиозных организаций, а с другой – неправомерных ограничений в отношении "неосновных" конфессий (под предлогом борьбы за "духовную безопасность", против "религиозного экстремизма", "сект", "иностранных миссионеров" и т.п.).

Все упомянутые тенденции направлены на закрепление государственных конфессиональных предпочтений и/или на "специальные" ограничения и контроль мировоззренческой сферы, основанные на неправовых принципах и терминологии: "религиозный экстремизм", "религиозная экспансия", "духовная безопасность", "традиционная религиозная организация", "секта", "ваххабизм", "миссионеры" и т.п.

Что касается уровня деятельности органов государственной власти, правоприменения и судебной практики, то анализ ситуации 2011 года в области свободы убеждений, совести и религии выявил дальнейшее углубление кризиса реализации гражданами России свободы мировоззренческого выбора, намеченного ранее.

Очевидно, что системные антиконституционные процессы на законодательном уровне не могли не предопределить массовых системных нарушений прав и свобод человека на уровне деятельности органов государственной власти, правоприменения и судебной практики. Здесь следует особо отметить доминирующую роль российских правоохранительных органов в недобром деле нарушений конституционных прав верующих и религиозных объединений.

ФЗ "О противодействии экстремистской деятельности" был принят в 2002 году. В сентябре 2008 года президент Д. Медведев принял решение о создании департамента МВД по противодействию "экстремизму" (пресловутого "центра Э"). Федеральный список "экстремистских" материалов к концу 2011 года превысил 1000 наименований.

В 2011 году продолжились санкции в отношении библиотек в связи с наличием в их фондах книг, включенных в Федеральный список "экстремистской" литературы. Кроме того, на сайте Минюста РФ размещен перечень общественных и религиозных объединений, иных некоммерческих организаций, в отношении которых судом принято вступившее в законную силу решение о ликвидации или запрете деятельности по основаниям, предусмотренным Федеральным законом "О противодействии экстремистской деятельности".

Распоряжение Генеральной прокуратуры РФ, МВД РФ и ФСБ РФ от 16 декабря 2008 г. посвящено борьбе с "экстремистскими" идеями. Оно так и называется "О совершенствовании работы по предупреждению и пресечению деятельности общественных и религиозных объединений по распространению идей национальной розни и религиозного экстремизма". В 2011 году продолжилось усиление роли ФСБ России в "антиэкстемистской" борьбе.

Генеральная прокуратура России также наращивает усилия на ниве борьбы с "религиозным экстремизмом", в т.ч. в республиках Северного Кавказа. Вероятнее всего, сотрудников прокуратуры не учили, что противоправные деяния некорректно связывать с мировоззренческой сферой, и они не знают, что в России нет мусульман, идентифицирующих себя как "ваххабиты". В том числе по упомянутым причинам массовые преследования мусульман являются в значительной мере предопределенными.

По всей России едва ли не ежедневно проходит огромное количество "антиэкстремистских" мероприятий, в т.ч. "научных" и "правозащитных".

В 2011 году продолжилась неправомерная передача музейных зданий и ценностей. Например, 1 июля 2011 года в Рязани состоялся митинг, организованный Общественным комитетом в защиту музея-заповедника "Рязанский кремль". На площади Победы, несмотря на жаркую погоду, собрались активисты Движения в защиту Рязанского кремля. Участники надели желтые шарфы, с недавнего времени ставшие символом, идентификационным знаком движения, и развернули плакаты и транспаранты с лозунгами "Кремль – не квартира архиерея. Верните музей рязанцам!", "Музеи – ДНК нации", "Нет православному Талибану! Защитим музей от выселения!", "Музеи – да! Реституция – нет!", "Россия идет назад во тьму церковного средневековья!" В ходе акции проходил сбор подписей в поддержку музея, раздавались листовки и свежий номер газеты "За кремль!" – орган Общественного комитета, начавший выходить с прошлого года. В митинге приняли участие представители общественно-политических движений и партий, как правого, так и левого толка.

В резолюции участников митинга за сохранение музея-заповедника "Рязанский кремль" от 1 июля 2011 года говорится, что "рейдерская операция по уничтожению крупнейшего в регионе и единственного особо ценного объекта культурного наследия – музея-заповедника "Рязанский кремль" - продолжается. Как определила независимая юридическая экспертиза (НЭПС), разорение музея идет в нарушение Конституции и федеральных законов РФ, а также вопреки мнению ученых и широкой общественности. Министр культуры РФ А.А. Авдеев подписал приказ, разрешающий дележ коллекций государственного музея, причем самая ценная часть коллекции древнерусского искусства будет передана в фиктивный музей Рязанской епархии РПЦ МП в бессрочное безвозмездное пользование. Это очередное прямое нарушение закона "О музеях" (№ 54 ФЗ). 30 июня, решением городской Думы г. Рязани, одна из исторических построек Рязанского кремля – хозяйственное здание 17-19 вв. – передана в собственность епархии РПЦ МП. Городская администрация отказалась передать этот памятник музею-заповеднику, хотя он расположен на территории музея и входит в архитектурный комплекс Кремля. Ангажированные депутаты нарушили даже лоббистский закон о передаче памятников № 327 ФЗ, не проведя должной экспертизы и не обеспечив необходимые условия сохранности здания. Над ним нависла реальная угроза уничтожения. С многочисленными нарушениями процедуры городская Дума Рязани утвердила изменения в Генеральный план застройки города. Несмотря на протесты участников общественных слушаний, высказавшихся за сохранение зеленой зоны на ул. Соборной, депутаты пускают этот квартал под строительство здания для музея. Прокуратура не реагирует на многочисленные обращения общественности, касающиеся сохранения музея в Кремле. Если про преступление молчат правоохранительные органы – единственным способом общественного противодействия остается уличный протест. В Рязани проходили и будут проходить протестные акции..

9 сентября 2011 года, несмотря на протесты общественности, началось принудительное изъятие предметов государственной коллекции из фондов Рязанского кремля. "В нарушение закона, по приказу министра культуры Авдеева, - сообщают сотрудники музея, - музей передал епархии [РПЦ МП] в бессрочное пользование 41 древнюю икону". Сотрудники государственного музея "Рязанский кремль" призвали всех жителей Рязани, кому небезразлична судьба музея, выйти вечером на череду одиночных пикетов в знак протеста против начавшегося разорения музейного фонда.

Следует отметить, что многочисленные конфликты и протестные выступления, связанные с нарушениями принципа светскости государства и равенства религиозных объединений, являются особенностью 2011 года.

Например, 16 сентября 2011 года в Саратове произошли столкновения местных жителей с рабочими, которые приехали для выкопки деревьев. В рекреационной зоне планируется построить очередную церковь РПЦ МП. Около десяти местных жителей, в том числе дети, загородили собой деревья. Они намерены силой отстоять свое право на зеленую территорию. По словам местной жительницы Юлии Костюшиной, в этом сквере совсем недавно разбили газоны и благоустроили территорию, он фактически является единственным местом в округе, где можно было гулять с детьми. "А теперь говорят, что здесь будут строить церковь. Кстати, тут рядом расположен старый пятиэтажный дом и мы боимся, что строительные работы окончательно развалят его. Если уж вам нужна церковь, неподалеку расположена территория бывшего авиационного завода, там полно свободной земли, стройте", – рассказала Юлия Костюшина. Утром 16 сентября к защитникам сквера приехал представитель районной прокуратуры. Он объявил, что работы проводиться не будут. Однако местные жители не поверили прокурорскому обещанию и остались стоять в сквере. Автобус с рабочими и спецтехника также продолжали стоять поблизости. 15 сентября рабочие вырубили кустарник в сквере и часть деревьев. 16 сентября местные жители не дали продолжить работы.

17 октября 2011 года в Саратове прошел пикет против строительства храма в сквере на пересечении улицы Орджоникидзе и проспекта Энтузиастов. Жители Заводского района недовольны не только вырубкой деревьев на предполагаемой территории храма, но и близостью храма к жилым домам и месту прогулок. "Если здесь появится храм, - сказала одна из участниц пикета, - то будут проходить отпевания. А это будет не слишком уместно, потому что мы тут гуляем с детьми". "Я пришел на митинг со своей дочерью, трехлетней Алисой, - подчеркнул другой участник. - Мы постоянно гуляем в этом сквере. Я боюсь, что когда начнется стройка, здесь все загородят, и мы не сможем сюда приходить. Кроме того, в Саратове, на мой взгляд, достаточное количество храмов. И конкретно в нашем микрорайоне необходимости строительства новой церкви нет". В тот же день глава города Олег Грищенко пообещал лично заняться вопросом строительства храма в Заводском районе. Он предложил провести ряд встреч с жителями и представителями Церкви и предложить местной епархии выбрать другое место для строительства, "чтобы не уменьшать зону зеленых насаждений, которых и так мало".

Целый ряд протестных мероприятий прошел в Москве. Жители различных районов города выступали против строительства храмов РПЦ МП "шаговой доступности" и махинаций с обсуждением их проектов. Например, общественное обсуждение проекта строительства нового храма РПЦ МП по адресу Шестой Новоподмосковный переулок, владение 7, прошедшее 4 апреля 2011 года в управе Войковского района Москвы, сопровождалось нарушениями. Презентация проекта проводилась по "устаревшему" плану микрорайона, на котором нет ни детского сада, ни четырех 14-этажных домов, соседствующих с рассматриваемым участком. Жители выражают свое возмущение тем, что из 200 человек, принимавших участие в обсуждении, только семеро были жителями района. Остальные – специально собранные прихожане Всехсвятского храма РПЦ МП на Соколе.

Российский журналист, пишущий на религиозные темы, Борис Клин посвятил очередной эфир на сайте газеты "Комсомольская правда" 25 мая 2011 года обсуждению "патриаршей программы" строительства в удаленных от центра Москвы районах 600 или, по крайней мере, 200 новых храмов РПЦ МП. По словам журналиста, "в некоторых местах, где сейчас пытаются построить храмы, возникли конфликты с частью местных жителей, которые не хотят строительства храма, потому что из-за этого пострадают парки, скверы. В частности, такова ситуация в Восточном Дегунино, в Строгино". По словам слушателей, позвонивших в прямой эфир, в парковой зоне Строгино, где российскими законами запрещено любое строительство, представители РПЦ МП предполагают построить не только храм, но и целый комплекс зданий, включающий гостиницу.

А в сентябре 2011 года стало известно, что москвичи, обеспокоенные строительством металлического забора, прилегающего к территории церкви св. Тихона Задонского, расположенной на особо охраняемой территории парка Сокольники (Майский просек, д. 7), направили письмо в Государственную инспекцию по контролю за использованием объектов недвижимости города Москвы. Территория храма была огорожена в 2004 году, однако, как сказано в письме, "некоторое время назад неустановленная структура начала строительство капитального металлического забора, охватывающего территорию, в несколько раз большую территории, занимаемой храмом". Жители города просят руководство Госинспекции "провести целевую проверку на предмет соблюдения требований по использованию земельных участков, установленных правовыми актами города Москвы, разрешительными документами, утвержденной проектной и иной документацией, определяющей условия использования земельных участков". В тексте письма указано, что ни руководство парка, ни прот. Артемий Владимиров, настоятель храма, комментариев инициативной группе москвичей не дали.

В некоторых случаях протестные акции увенчались успехом. Так, в сентябре 2011 года Пермская художественная государственная галерея, которая размещается в Спасо-Преображенском соборе, добилась отмены проведения богослужений в музее. Несколько пермяков в начале сентября написали открытое письмо, адресованное российскому правительству, а также правительству Пермского края, с просьбой вмешаться в конфликт РПЦ МП и музея. В письме, в частности, отмечалось, что в рамках перехода галереи в собственность РПЦ МП в музее начали проводиться службы. Во время богослужений в музее использовался огонь, из-за чего руководство ПГХГ было вынуждено убрать из галереи около 20 произведений живописи XVIII - начала XIX веков. 20 сентября в своем блоге представители ПГХГ написали, что им также удалось снять "икону со стены музея". Открытое письмо за две недели подписали около 500 человек, включая пермских ученых, культурологов и историков; сбор подписей продолжается.

А в Москве распоряжением правительства города от 1 ноября за подписью мэра столицы Сергея Собянина отменено решение о предоставлении земельного участка для строительства храма Рождества Христова общине РПЦ МП в Строгино. Решение связано с активным противодействием строительству местных жителей, по мнению которых, храм в парке лишил бы детей единственного места, где они могут кататься на санках и на лыжах.

Среди государственных механизмов защиты прав и свобод судебная практика должна занимать центральное место. Однако в современной России этого не происходит, поскольку судебная практика по делам, связанным с реализацией права на свободу совести, не оказывает существенного положительного влияния на ситуацию в данной сфере.

Деятельность Верховного суда Российской Федерации является отражением кризиса судебной системы России и способствует увеличению количества обращений к международным механизмам защиты прав и свобод. Конституционный Суд РФ не дал надлежащей оценки антиконституционному законодательству в сфере свободы совести, что предопределило вопиющую неэффективность всей судебной системы России в деле защиты свободы совести. Массовые и системные нарушения свободы совести привели к значительному количеству обращений в Европейский Суд по правам человека в Страсбурге.

Анализ материалов судебной практики по делам связанным с реализацией права на свободу совести, подтверждает гипотезу о том, что решение проблемы реализации прав в данной сфере лежит не только в области правоприменения. Прежде всего, необходимо глубокое научное переосмысление проблемы и совершенствования правовой базы законодательства.

Защита конституционной свободы совести Аппаратом Уполномоченного по правам человека в РФ является недостаточной и неадекватной, что говорит о необходимости реформирования Отдела защиты свободы совести в этом Аппарате. Те же самые замечания касаются деятельности региональных омбудсменов и Комиссий по правам человека при главах исполнительной власти в субъектах Российской Федерации, а также Общественной палаты РФ.

Прокуратура РФ не только не предпринимает адекватных мер для защиты, но напротив, выступает инициатором системных нарушений конституционной свободы совести в Российской Федерации.

Таким образом, деятельность государственных правозащитных структур в области свободы совести нельзя считать удовлетворительной.

В сложившихся реалиях единственной силой, способной инициировать позитивные изменения в сфере защиты свободы совести, является правозащитное движение и независимые научно-исследовательские организации. Однако их деятельность не всегда является достаточной и адекватной.

Представляется, что имеющее место в экспертной и правозащитной среде использование неправовых терминов и ксенофобских ярлыков не только не способствует достижению свободы совести и толерантности, но напротив, разжигает религиозную рознь и нетерпимость.

Деятельность религиозных объединений и конфессионально ориентированных структур в сфере защиты свободы совести и вовсе не выдерживает никакой критики. Приоритет прав личности, чужд их природе, так как они ориентированы на доктринальные установки и корпоративные интересы. Нередко некоторые из них выступают непосредственными гонителями и/или инициаторами гонений инаковерующих.

Однако, это не помешало Межрегиональной общественной организации "Центр религиоведческих исследований" А. Дворкина получить государственный грант на осуществление проекта "Оказание помощи людям, пострадавшим от тоталитарных сект" в сумме 2 500 000 рублей. Организатором конкурса проектов некоммерческих неправительственных организаций в сфере защиты прав и свобод человека, правового просвещения населения выступила Межрегиональная правозащитная общественная организация "Сопротивление". Возможно это случайность, но руководителем МПОО "Сопротивление" является Ольга Костина - супруга начальника управления по внутренней политике администрации президента Константина Костина.

Несмотря на то, что некоторые конфессионально ориентированные структуры позиционируют себя научными и правозащитными, они в принципе не способны генерировать объективную позицию. Более того, выявлена международная система манипулирования "религиоведческим" сообществом и создания препятствий научному обмену со стороны упомянутых структур.

Здесь следует отметить, что в силу ряда факторов религиоведение оказывает значительное влияние на ситуацию в сфере свободы совести. В то же время проблемы религиоведения и религиоведческого сообщества являются весомым фактором кризиса научного осмысления, и реализации свободы совести.

Более того, имеется значительное количество фактов превращения ученых-религиоведов в некий обслуживающий персонал властных групп, религиозных и профессиональных корпораций. Серьезными проблемами являются ангажированность, методологическая безответственность, соглашательство и конформизм отдельных ученых и структур. Это позволяет говорить о завершении формирования феномена "латексного религиоведения" в России.

Приходится признать, что использование религиоведческих познаний в юриспруденции является не вполне корректным. Сама перспектива развития религиоведения связана только с возрастанием плюрализма методологических подходов. Не менее важным фактором развития религиоведения должно стать дистанцирование не только от теологии, интересов различных корпораций, но и от политических заказов государства.

Впрочем, рассчитывать на защиту свободы совести со стороны иных мировоззренческих организаций также не приходится, поскольку они, как правило, выступают против усиления любого влияния религии не только в государстве, но и в обществе.

Таким образом, можно сделать вывод, что реализация свободы совести в современной России находится в глубочайшем системном кризисе, неразрывно связанном с крушением демократических ценностей и институтов.

Более того, кризис реализации свободы совести лежит в основе деструктивных процессов на Северном Кавказе и в других регионах России, чреватых социальной катастрофой и распадом федеративной системы нашей страны.

Многие годы российская идеологическая машина, как и все в России, накачанная "нефтедолларами", залепляла глаза на нарушения прав и вселяла уверенность если не в светлое будущее, то хотя бы в тучном настоящем. Доступность гаджетов в обмен на гражданские свободы – вот современная формула власти. Вместо реформирования политики, реформируется риторика. От "вертикали власти" к "открытому правительству". От "суверенной демократии" и "сырьевой сверхдержавы" к "стабильности" и "модернизации".

О том, что успешное развитие экономики взаимозависимо с открытостью политики, а они обе зависят от соблюдения прав человека, до многотысячных митингов никто "на самом верху" не вспоминал. А ведь права человека являются воплощением свободы, крайне важной для самореализации и самоопределения личности. Это значит, что от реальности прав человека зависит не только успешность экономики, но и то, как будут использоваться ее плоды.

Пелена с глаз упала 4 декабря 2011 года, когда прошедшие думские выборы показали не только воровскую суть избирательной системы России. Вся страна узнала, как власть "имеет в виду" ее граждан. Даже отпетые оптимисты поняли, что Киплинг может быть сильнее Гете. А уже 10 декабря и в Кремле стало ясно, что идеологемы "стабильности" и "модернизации" больше не работают.

Всероссийское турне пояса Богородицы с 20 октября по 28 ноября с раздачей 4 млн освященных поясков, организованное при активном участии самого В. Путина и широко освещаемое в государственных СМИ, а также традиционная предвыборная мобилизация лояльных конфессий были приурочены к избирательному циклу 2011-12 гг.

Не только прямые фальсификации и использование административного ресурса, но также и системные нарушения конституционных принципов свободы совести и светскости государства и политическая коррупция в отношениях государства и религиозных объединений делают невозможными проведение свободных, честных и легитимных выборов. В результате фактически имеющей место покупки за государственный счет политической поддержки влиятельных религиозных объединений "Единая Россия" получила неправомерные преимущества в связи со злоупотреблениями служебным положением в области отношений государства с религиозными объединениями.

Кстати, не только "ЕР", но и иные парламентские партии занимают деструктивную позицию в сфере свободы совести. Более того, даже программные документы партий "Яблоко" и "ПАРНАС", позиционирующих себя демократическими, о свободе совести не упоминают.

Что касается поиска направлений для изменения ситуации к лучшему, то системный характер проблемы реализации свободы совести подразумевает необходимость системных мер для их решения на всех упомянутых уровнях. Прежде всего, необходимо формировать адекватное научное поле – "вытащить" тему свободы совести из узкого круга устаревших научных подходов, политических и корпоративных интересов.

В Резолюции экспертного круглого стола "Свобода совести в Российской Федерации. Итоги 2011 года", состоявшегося 10 декабря 2011 года в Центре и музее им. А.Д. Сахарова при участии "Портала-Credo.Ru", говорится о необходимости постоянной системной работы в сфере свободы совести.

В качестве первоочередных, не терпящих отлагательства мер необходимо добиваться:
• полной отмены антиэкстремистского законодательства — Федерального закона "О противодействии экстремистской деятельности", изменений в законодательство всех уровней, внесенных в связи с его принятием, соответствующее законодательство субъектов Российской Федерации, а также списков "экстремистских" организаций и литературы;
• упразднения института государственной религиоведческой экспертизы, в т. ч. Экспертного совета для проведения государственной религиоведческой экспертизы при Министерстве юстиции Российской Федерации, Научно-консультативного совета по изучению информационных материалов религиозного содержания на предмет выявления в них признаков экстремизма при Министерстве юстиции Российской Федерации, а также экспертных советов при органах исполнительной власти в субъектах Российской Федерации;
• отмены соглашений (договоров) о сотрудничестве государственных органов различных уровней и религиозных организаций;
• прекращения антиконституционных "экспериментов" и процесса их законодательного закрепления, направленных на введение преподавания конфессионально ориентированных дисциплин в государственной (муниципальной) системе образования Российской Федерации;
• прекращения процесса законодательного закрепления института войсковых священников в Вооруженных Силах России;
• отмены Федерального закона "О передаче религиозным организациям имущества религиозного назначения, находящегося в государственной или муниципальной собственности" и прекращения незаконной передачи государственной собственности и культурных ценностей религиозным объединениям;
• прекращения публичного участия государственных чиновников в религиозных обрядах, использования предметов культа и религиозной символики в государственных организациях и документах;
• недопущения использования религии в избирательных и рекламных кампаниях.
Для реализации вышеупомянутых задач на базе МХГ начато формирование координационной группы.

В конечном итоге, ведущая роль в защите свободы совести в современной России принадлежит гражданским организациям, которые, не смотря на указанные проблемы и некоторую недооценку данной проблематики, в принципе способны к конструктивному сотрудничеству.

В завершение следует отметить, что именно мировоззренческая свобода, свободное формирование картины мира и, как следствие, определение своего места в нем, является необходимым условием успешного и устойчивого развития многонационального и поликонфессионального общества.

Каждый отдельный человек являет собой составную часть всех социальных систем, и вследствие этого взаимодействия в мировоззренческой сфере имеют, в большей или меньшей степени, отношение ко всем иным взаимодействиям и всему тому, что составляет жизненный опыт человечества. А значит искажения в этой сфере, являются одной из первопричин, предопределяющей социальные потрясения.

Идеология неограниченной власти, пытающаяся подменить свободу человека, всегда бессильна. Но мы упрямо продолжаем ждать от государства решения проблем, ему не подвластных без преодоления этой подмены.

Практическое воплощение свободы мировоззренческого выбора для каждого призвано освободить дух индивида и разорвать цепи идеологий, стремящихся "замкнуть" человека на необратимость господства власти одних людей над другими.

Сергей Бурьянов,
для "Портала-Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования