Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Комментарий дняАрхив публикаций ]
Распечатать

Уроки для России. Религиозный фактор сыграл на парламентских выборах в Египте свою предсказуемую роль. И что из этого вышло?


В эти дни в Египте впервые проходят демократические выборы в нижнюю палату парламента (Народное собрание). Многие отмечают, что это первые по-настоящему свободные выборы за всю многотысячную историю страны.

Голосование за политические партии и независимых кандидатов, баллотирующихся в Народное собрание, проходит в три этапа: разные регионы Египта голосуют в разные дни. На данный момент проголосовали Каир, Александрия и другие крупные города. Однако в связи с нарушениями, выявленными на многих избирательных участках, в Каире проводится повторное голосование.

Тем не менее, по результатам первого этапа выборов можно подвести некоторые предварительные итоги. Лидерами среди партий стали три главные силы: "Свобода и справедливость" (созданная знаменитой исламистской организацией "Братья мусульмане"), "Египетский блок" (объединивший три наиболее секулярно ориентированные и либеральные партии – "Партия свободные египтяне", "Аль-Тагаммуа" и "Социал-демократическая партия Египта") и "Нур" (партия салафитов (в России часто называют их ваххабитами)). Причем если первые две силы лидируют вполне предсказуемо, третья – партия салафитов – оказалось "темной лошадкой", поскольку никто не рассматривал салафитов всерьез, по крайней мере, не в качестве политической силы.

"Братья мусульмане", демонстрирующие лидерство на этих выборах, являются не только отлично организованной, но и достаточно популярной силой в египетском обществе. Тем не менее, предвыборные заявления лидеров партии о том, что они выступают за гражданское, а не религиозное государство лишь увеличили их идеологический разрыв с салафитами, выступающими за обращение к истокам ислама и "религиезацию" общества, и позволили партии "Нур" оттянуть на себя часть наиболее радикально настроенного электората.

Однако в Каире и других городах страны отмечались многочисленные факты фальсификации выборов на избирательных участках, а также нарушения законов об агитации представителями именно исламистских партий. Так, имеются данные о том, что женщины в никабах (мусульманская женская одежда, скрывающая тело и лицо, кроме глаз) отказывались показывать свои лица работникам избирательных участков или маркировать пальцы специальными чернилами, что позволяло им голосовать несколько раз. Но главное – представители "Братьев мусульман" и салафитов проводили активнейшую агитационную кампанию непосредственно перед входом на избирательные участки, в то время как любая агитация запрещена в Египте за 48 часов до начала голосования и в течение всего избирательного времени.

Несмотря на то, что светский "Египетский блок" вошел в тройку предварительных лидеров, результаты секуляристов могли бы быть гораздо лучше. Главной ошибкой светских сил стало проведение демонстраций на площади Тахрир непосредственно перед выборами с требованием отставки Высшего военного совета, правящего на данный момент страной, тогда как исламисты, байкотировавшие эти выступления, вовсю готовились к выборам и вели полномасштабную агитационную кампанию. Второй ошибкой стал раскол среди светских партий Египта, многие из которых не вошли в коалицию "Египетский блок", а решили участвовать в выборах самостоятельно, набрав, таким образом, недостаточное число голосов.

Характерно, что в каирском районе Гелиополис, где традиционно проживает основная часть египетской интеллигенции, предварительные результаты выборов показали решительную победу "Египетского блока" и провал исламистских партий.

Что касается нового игрока на политической арене Египта – салафитов, – то они уже выступили с неоднозначными и противоречивыми заявлениями. Так, спикер партии "Нур" Мохаммед Нур, пытаясь успокоить христиан-коптов, заявил, что "касание хотя бы одного волоса копта противоречит нашей программе". В то же время он отверг все опасения, связанные с намерением салафитов якобы запретить продажу алкоголя в стране: "Вероятно, тысяч двадцать из восьмидесяти миллионов египтян пьют алкогольные напитки. У сорока миллионов человек нет чистой воды. Как вы полагаете, в парламенте я буду заниматься людьми, у которых нет питьевой воды, или теми, кто выпивает?" - прокомментировал он эти опасения.

В то же время другой представитель салафитского движения Абдель Монеим Эль-Шахат вызывал возмущение в среде интеллигенции, заявив в телеэфире, что Нагиб Махфуз – великий египетский писатель и Нобелевский лауреат по литературе – в своих произведениях поощряет проституцию, распущенность и атеизм. В ответ на это заявление писатель и литературный критик Хувейда Салех сказал, что "мы (египтяне) делали революцию не для того, чтобы люди, подобные Эль-Шахату, попирали символы нашей культуры".

Таким образом, налицо стремительный рост главного конфликта, сотрясающего египетское общество вот уже несколько десятилетий, – конфликта религиозно ориентированных граждан и секуляристов. А вовсе не межконфессионального христиано-мусульманского конфликта, как настойчиво повторяют российские и западные политологи.

Мона Халиль, Каир,
для "Портала-Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования