Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Комментарий дняАрхив публикаций ]
Распечатать

Православный Кавказ поднимается. Первый конфликт руководства Московской патриархии с кавказской паствой стал хорошим уроком: «Здесь не забалуешь!»


Итак, очередная драма противостояния церковного народа и иерархии РПЦ МП из-за перемещения "хорошего батюшки" закончилась полной и безоговорочной победой церковного народа. Назначенный на недавнем заседании Священного Синода РПЦ МП управляющий вновь образованной Осетинской епархией архиепископ Зосима, сам никакого отношения к осетинскому народу не имеющий, был спешно отозван в Москву, где ему указали на недопустимость административно-командного метода управления в столь сложном и противоречивом регионе. Виновник чуть было не вспыхнувшей во Владикавказской епархии гражданской войны – архимандрит Антоний, наместник Аланского монастыря (тоже не этнический осетин) – остается на своем месте, а не переводится в Дагестан, как повелел было архиепископ.

Вообще, сюжет этот – перевод любимого батюшки и протесты горячо любящей паствы – классический для новейшей истории Московской патриархии. Это один из важнейших инструментов подавления священноначалием зачатков народной соборности, то есть общинной демократии в Церкви. С точки зрения экклезиологической, прав в таких конфликтах по большей части народ – ведь священник обручается со своей приходской паствой, как епископ со своей епархией, и только тяжелые канонические преступления священника (епископа) могут его с паствой разлучить. Причем, преступления, не произвольно выдуманные священноначалием, а тщательно рассмотренные в порядке канонического судопроизводства компетентным церковным судом.

Сама эта практика постоянных переводов священника с прихода на приход, а епископа с кафедры на кафедру, имевшая, конечно, место и ранее, особенно активизировалась после захвата власти в Московской патриархии митрополитом Сергием (Страгородским). Несколькими годами ранее такие переводы стали активно практиковать обновленцы – церковная структура, как сейчас признается всеми, созданная и полностью контролируемая советской властью через свои спецслужбы. Как история происхождения этого явления, так и его внутренние цели и смысл свидетельствуют о его нецерковном, точнее – антицерковном характере. Частично опубликованные документы ОГПУ содержат ряд свидетельств о том, что и законного местоблюстителя патриаршего престола Митрополита Петра (Полянского), и законных его заместителей, включая Сергия, власти отвергали, в частности, и потому, что те отказывались совершать перемещения епископов по указаниям ОГПУ. Возвращение же митрополита Сергия к церковному управлению весной 1927 г. было обусловлено тем, что он согласился не только задекларировать по-новому понятую "лояльность" советской власти (то есть подчинение ей легальной церковной структуры), но и осуществить эту "лояльность" на практике. Уже осенью 1927 года Сергий начал "автоматом" увольнять со своих кафедр всех арестованных или сосланных епископов, никак не разбираясь в действительности обвинений, им предъявлявшихся, а потом, в связи с этим, – перемещать остававшихся на свободе епископов с кафедры на кафедру. Может, сейчас, когда принято оправдывать все поступки Сергия, кто-то и скажет, что это был очередной "мудрый" шаг, избавлявший епископов от слишком тесного срастания с местными церковными кругами, среди которых могли встречаться и "кулацкий элемент", и антисоветские настроения. Суд истории свидетельствует об обратном: сергиевские епископы были все равно расстреляны, несмотря ни на какие перемещения. А безбожная власть действительно преследовала цель разрушить соборную связь между пастырями и паствой, редуцировав Церковь до бюрократического аппарата и профессиональной прослойки священнослужителей. Как, собственно, Церковь теперь и воспринимается большинством россиян.

Практика бесконечных перемещений епископов и священников просуществовала все советское время и, чуть сбавив обороты, существует и сегодня. Теперь она не служит прямо целям безбожной власти, а укрепляет патриарший центр, делая невозможным создание каких-либо альтернативных ему центров, либо проникновение мирян с их разными взглядами и чаяниями к делам реального церковного управления. Это один из методов выстраивания "вертикали" Патриарха Кирилла, исполнения его "миссионерского императива". Хотя практика перемещения клириков, а особенно епископов, явно противоречит канонам Православной Церкви, она хорошо защищена "симфонией" церковной и светской власти, причем последняя почти всегда (была?) готова исполнить неканоническую волю власти церковной вполне "светскими" методами – омоновской дубинкой, арестом, уголовным делом, а то еще и чем-нибудь похуже.

Во время зарождения чахлой российской демократии, в начале 1990-х гг., имели место случаи относительно "успешного" отстаивания паствой своих пастырей от неканонического произвола церковного руководства. Почти все эти случаи заканчивались сменой пострадавшими общинами юрисдикции, то есть, на языке Чистого переулка, уходом их в "раскол". Примерно к 1993-94 гг. ситуация была вновь взята под контроль, и с того момента "уход в раскол" стал тождествен потери храма, социальной маргинализации и готовности стать исповедником или мучеником. Можно вспомнить истории с архимандритом Валентином (Русанцовым) в Суздале (храм, с которым он ушел из РПЦ МП, власти смогли отобрать лишь в 2009 году), архимандритом Адрианом (Стариной) (ныне митрополит УПЦ КП, а храм потерял вскоре после ухода), протоиереем Алексием Аверьяновым в подмосковном Валищеве и многие-многие другие. Одним из самых ярких "бунтов" монашествующих и поддерживающих их мирян против епископа был протест сестер Задонского монастыря Липецкой епархии в 1997 году против увольнения из обители их духовника архимандрита Петра (Кучера). Поскитавшись недолго по миру, перейдя даже на короткое время "в раскол", о. Петр и его матушки благополучно водворились в Боголюбском монастыре Владимирской епархии, "тишь да гладь" которого удалось разрушить лишь в прошлом году команде "эффективного менеджера".

Много знает новейшая церковная история и "неудачных" примеров такого рода. Например, при увольнении с Краснодарской кафедры архиепископа (ныне митрополита) Владимира (Котлярова) его верная паства несколько месяцев пикетировала Чистый переулок, добиваясь возвращения владыки. Сам иерарх от этой своей паствы отрекся (то есть осудил ее действия), и дальнейший протест потерял смысл. Собственно, до нынешнего осетинского инцидента отречение от паствы (действие, вообще-то, довольно подлое и с "общечеловеческой" точки зрения, не говоря уж о христианской морали) считалось в Московской патриархии единственно верной моделью поведения перемещаемого клирика, если за него вступался народ. Про то, как суздальскому архимандриту Валентину предлагали отречься от его бабушек, также пикетировавших патриархию, снят целый фильм. В случае с архимандритом Антонием из Аланского монастыря также имело место некое отречение, в мягкой форме, но оно не помогло священноначалию взять ситуацию под контроль – осетинский верующий народ все равно победил.

Думается, все дело здесь в Кавказе. Регионе, который больше всего пугает Москву, которому она платит многомиллиардные контрибуции, фактически признавая этим свое поражение в Российско-Чеченской войне. В Кремле есть осознание того, что распад империи и деколонизация национальных регионов начнется с Кавказа, поэтому власть панически боится любой ошибки, любой искорки, которая "может взорвать Кавказ". Очевидно, что в нашем осетинском деле последнее слово было именно за Кремлем, потому что архиепископ Зосима, приближенный к Патриарху Кириллу, считающийся одним из лучших исполнителей его "миссионерского императива", имел мандат "свыше" на наведение порядка в епархии. Но не вышло. Патриарх Кирилл вновь не угадал, чего от него хочет Кремль.

Кремль же пока настроен всячески ублажать и задабривать Кавказ, а Северная Осетия – не только единственная православная (в большинстве своего населения) Республика Кавказа, но и ворота в Южную Осетию, отторжение которой от Грузии является "делом чести" для Путина. Топорные действия церковного чиновника чуть не порвали хитроумную паутину, которую многие годы плел Кремль вокруг Кавказа и вокруг Осетии в особенности.

Так что, уважаемое священноначалие, не стоит "пробовать на зубок" Кавказ. Это тот регион, на котором базируется относительное единство огромной евразийской территории РФ. Не будите спящего льва, особенно если он уже подает признаки пробуждения…

Александр Солдатов,

"Портал-Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования