Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Комментарий дняАрхив публикаций ]
Распечатать

Традиции и педофилия. Начиная критиковать классику мировой литературы с точки зрения «традиционных ценностей», неплохо бы разобраться, в чем на самом деле заключается эта традиция


Я долго ждал, когда же, наконец, кто-нибудь из коллег отреагирует на литературоведческие откровения многоуважаемого о. Всеволода Чаплина. Однако никто почему-то не вызвался, а, между тем, пропустить подобный информационный повод было бы непростительно.

Для тех, кто сумел пропустить новость, которую несколько дней мусолил весь русский Интернет, напомним суть дела. Выступая на радио "Эхо Москвы", о. Всеволод, среди прочего, высказал претензии к творчеству двух признанных классиков мировой литературы - Владимира Набокова и Габриэля Гарсии Маркеса, заявив, что их наиболее известные произведения, "Лолиту" и "Сто лет одиночества", необходимо "проверить" (?) на предмет пропаганды педофилии.

Слово "педофилия" употребляется сегодня в разных значениях, однако приведенные примеры, к счастью, позволяют не гадать, что имел в виду о. Всеволод. Он имел в виду секс с девицей, уже вошедшей в период половой зрелости, однако не являющейся совершеннолетней с точки зрения государственного законодательства. И в связи с этим сразу возникает несколько вопросов.

Прежде всего, неужели "Лолита" и "Сто лет одиночества" - уникальные за всю историю человечества две книги, где описывается подобная, с точки зрения нынешних норм ряда стран, уголовщина? Возьмем, к примеру, Вильяма нашего Шекспира, самую известную его трагедию. Как все мы помним, беседуя с кормилицей своей дочери, мать главной героини, донна Капулетти, жалуется:

"Четырнадцать ей скоро.
Так вот подумай. Дочери семейств
Почтенных здешних и моложе даже
Становятся уж матерями".

А солнце нашей поэзии, Пушкин А.С.? Открываем его роман, который несколько лет назад всем народом читали по телевизору в прайм-тайм, и что мы там видим?

"Да как же ты венчалась, няня?"
— Так, видно, Бог велел. Мой Ваня
Моложе был меня, мой свет,
А было мне тринадцать лет".

Причем, если с англиканина Шекспира взятки гладки, то с няней и ее Ваней все происходило по прямому благословению Русской Православной Церкви (если, конечно, считать ее преемницей РПЦ МП) – и в полном соответствии с канонами! Вот что пишет известный специалист по церковному праву, протоиерей В.Г. Певцов: "Каноны древней Церкви не определяют возраста, не ниже, или не свыше которого дозволен брак; Церковь следовала в этом отношении законам государства. Законы же греко-римские, определяя наступление естественной зрелости в 14 лет для мужского пола, и в 12 лет - для женского, требовали, чтобы браки заключались не ранее, как по достижении женихом и невестой этого возраста. Последние памятники Византийского законодательства определяют, чтобы жених был не менее 15, а невеста - не менее 13 лет от роду. И те и другие постановления перешли в Россию через Кормчую книгу (гл. 48, гр. 4, ст. 2 и 4; гл. 49, 2 ст. 1, ст. 50) и имели законную силу, хотя в нашей стране физическая зрелость достигается позже. Впрочем, Стоглавый Собор запретил мужчинам вступать в брак ранее 15 лет. В XVIII веке Св. Синод из обоих указанных в Кормчей книге предельных возрастов жениха и невесты назначил для браков последний, т.е. для жениха 15-летний, а для невесты - 13-летний".

О том, насколько серьезно относилась Русская Церковь к этим канонам, красноречиво свидетельствует эпизод, описанный Евгением Анисимовым в его монографии "Кнут и дыба". Когда при Елисавете Петровне власти решили ограничить применение пыток к несовершеннолетним, "Сенат поспорил с Синодом: первый считал, что нужно отменить пытки людям, не достигшим семнадцати лет, а Синод был убежден, что пытать можно с двенадцати лет, так как с этого возраста люди уже приносили присягу и женились".

При этом, как нетрудно заметить, о разнице в возрасте между женихом и невестой в канонах ничего не сказано. Так что пушкинский Ваня вполне мог оказаться старым вдовцом или бобылем – никаких возражений против подобной связи ни у кого бы не было.

Понятно, что подобная политика была вполне оправданной, поскольку в прежние времена социальное взросление наступало раньше. Если Иван III в двенадцать (!) возглавлял армию против татар, то логично, что и жениться он мог раньше нынешних оболтусов. Тем не менее, у светского общества подобная практика вызывала шок уже в позапрошлом столетии. А уж про нынешние времена и говорить не приходится.

Поскольку, как писал Жаботинский, "всегда, найдется где-нибудь газетный пошляк", который припишет мне Бог весть что, поясню – я, разумеется, не утверждаю, что современная Церковь одобряет подобную практику (как не одобряет ее, к примеру, современный иудаизм, хотя в Талмуде в этом смысле есть очень соблазнительные пассажи). Однако, пускаясь в разбор неправильных литературных произведений и критикуя современные нравы с точки зрения "традиционных ценностей", стоит прежде выяснить, в чем эти самые традиции заключаются. Иначе есть опасность оказаться в незавидной роли обитателя стеклянного дома, бросающего камень в соседа.

Евгений Левин,
для "Портала-Credo.Ru"

 


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования