Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Комментарий дняАрхив публикаций ]
Распечатать

…Плюс митрополизация всея Руси. Патриарх Кирилл (Гундяев) реструктурировал многовековое административно-территориальное деление РПЦ МП. Что это даст?


Итак, двухдневное заседание Священного Синода РПЦ МП (что чрезмерно долго для Патриарха Кирилла – он и Поместный Собор в один день уложил) совершило историческую реформу. Оно положило начало делению Московского патриархата не просто на епархии, но и на митрополии, состоящие из нескольких епархий. Причем в качестве пробного полигона были избраны 10 субъектов Российской Федерации – очень разных как по размерам, так и по численности населения, и по количеству приходов. Напомним: это родная для Патриарха Мордовия, Приморье, Хабаровский и Красноярский края, Свердловская, Ростовская, Оренбургская, Рязанская, Саратовская и Иркутская области.

Совершим для начала исторический экскурс. В период классической христианской империи в Византии структура территориально-административного деления Церкви следовала структуре деления государства. Действительно, в столичном городе каждой большой провинции располагался митрополит, которому подчинялись епископы городов более мелкого, как бы мы сейчас сказали – районного, значения. В столице же империи находился Архиепископ-Патриарх, который до известной степени управлял митрополитами, редко вмешиваясь во внутренние дела их митрополий. При той структуре, пожалуй, наибольшую власть имели полуавтономные митрополии, на базе которых потом вырастали целые автокефальные Церкви (как это было и с Киево-Московской митрополией, если корректно так ее называть). Постепенно, по мере того как площадь православной империи сжималась как шагреневая кожа, а на территориях митрополий, захваченных мусульманами, начинались более или менее жестокие гонения на христиан, число епархий начало резко сокращаться. Так, в условиях "не до жиру, быть бы живу", сформировалась современная греческая модель: каждая епархия стала митрополией, а зависимые от митрополитов единичные епископы, аще где таковые есть, перешли на положение викариев. Высокая Порта кардинально усилила роль Патриарха, превратив его в главу всего православного миллета Османской империи. Говорить в таких условиях о независимости митрополий и, тем более, о чьих-то посягательствах на автокефалию стало невозможно – оттуда и берет свое начала нынешняя неразрешимая для "мирового православия" проблема порядка предоставления автокефалии, которая не дает собраться так называемому Восьмому Вселенскому Собору.

В таких внешних условиях оказалась и номинально Киевская, а фактически Владимирская и Московская митрополия Константинопольского патриархата. На протяжении почти полутора веков после захвата Константинополя турками она вела фактически автокефальное существование, чего не мог легализовать Константинопольский Патриарх, дабы не выказать тем нелояльность султану через церковно-каноническое возвышение "Третьего Рима". Таким образом, почти полтора века Московская митрополия находилась в расколе со своим патриархатом, пока в 1589 году не представился подходящий момент для легализации автокефального статуса Константинополем. Легализация эта произошла с некоторыми оговорками, а спустя еще почти сто лет между дочерним и материнским патриархатами возникла не разрешенная до сего дня проблема "канонических территорий" - спор за юрисдикцию над Украиной, главной территорией Киевской митрополии. В ХХ веке этот спор усугубился развитием так называемого "константинопольского папизма", когда Вселенский патриархат стал трактовать свой статус несколько выше, чем статус остальных автокефальных Церквей, которым (как, например, Албанской) только Константинополь может давать святое миро.

А что же все это значит в контексте вчерашней административно-территориальной реформы РПЦ МП? То, что Русская Церковь вообще не имела в своем историческом опыте "трехчинной" территориальной системы: половину своей истории она была одной из митрополий Константинопольского патриархата, в состав которой входили подчиненные этой митрополии епархии, а другую половину – копировала новую греческую систему, в которой грань между епархиями и митрополиями стерлась. Это привело, помимо прочего, к своеобразному "переосмыслению" на Руси греческих архиерейских титулов. Когда фактическим главой автокефальной Церкви был Московский Митрополит, он наделил ряд наиболее почетных епархий статусом архиепископий, а когда этим главой стал Патриарх, соответственно, эти почетные епархии превратились в митрополии, другие, менее почетные, в архиепископии, а остальные остались епископиями. Таким образом, по крайней мере последние 450 лет, звания "архиепископ" и "митрополит" остаются в Русской Церкви исключительно наградными, и даются они за "выслугу лет", либо за особо высокую должность (как, например, председатель ОВЦС МП), либо вообще по коррупционным мотивам. И вот на такую-то стародревнюю традицию замахнулся теперь Патриарх Кирилл!

Впрочем, нет, был в истории Русской Церкви эпизод, когда подобная реформа почти состоялась. Как несложно догадаться, эпизод этот был связан с революционными событиями 1917 г. и происходил в рамках общей демократизации Церкви. Поскольку многие русские архиереи прислали в ответ на запрос Предсоборного Присутствия 1906 г. свои отклики с пожеланием разделить огромную Церковь на несколько митрополичьих округов, проект такой реформы разбирал Всероссийский Поместный Собор 1917-18 гг. И Собор сочувствовал этой реформе. Ведь, во-первых, территория России необъятна, и Патриарху с другими органами Высшего церковного управления трудно иметь постоянный контакт с каждой епархией. Во-вторых, митрополии воспринимались как дополнительный демократический институт в Церкви, поскольку, разумеется, их возглавители могли выбираться лишь путем голосования паствы. В-третьих, и тогда, как и сейчас, стояла задача приблизить епископа к пастве, чтобы между ними наладилось постоянное живое общение (снова – в духе демократических идей того времени!), чтобы епископ перестал быть загадочной культовой фигурой, восседающей где-то далеко в золотых палатах. Тем не менее, Собор 1917-18 гг. этой реформы не осуществил. Некоторые говорят: "Не хватило времени". Но, скорее всего, верх одержал другой приоритет: было решено резко увеличить число викарных епископов, в идеале поставив такого епископа в каждый уездный город. Права викарных епископов при этом расширялись, а епархиальный архиерей становился аналогом митрополита, надзирающего за ними. Очень похоже на нынешнюю реформу Кирилла. Видимо, в 1917-18 гг., в условиях начавшейся Гражданской войны, трудно было понять, по каким кордонам делить на митрополии всю эту хаотичную махину России.

Однако "наиболее демократическое крыло духовенства" - обновленцы – об идеи митрополий не забыли, и реализовали ее на своем Соборе в 1923 г. Их юрисдикция действительно разделилась на несколько крупных митрополий, соответствующих, скорее, современным федеральным округам РФ, нежели субъектам Федерации. Таким образом, Патриарх Кирилл пытается нащупать некий срединный путь между Собором 1917-18 гг. и обновленцами.

Первое время, после прихода Кирилла на патриаршество, казалось, что он разворачивает свою церковно-административную реформу по двум лекалам: путинской "вертикали" и Ватикана. Резкое увеличение числа Синодальных учреждений приблизило структуру руководящего аппарата РПЦ МП к ватиканской, а создание послушных Межсоборного присутствия (которое, подобно, Госдуме принимает в первых-вторых чтениях абсолютно лояльные Патриарху документы) и Церковного суда (чьи решения вступают в силу лишь после утверждения Патриарха) – к "путинской". Одновременно сводится на нет роль Поместного Собора, смысла которого Кирилл вообще не видит, считая его случайным порождением революционной стихии столетней давности.

Но дальнейшее развитие реформы в РПЦ МП не пошло по лекалам федеральных округов Владимира Путина. И это несколько запутывает суть происходящего. На примере 10 "тестовых" регионов мы видим, что новые митрополии становятся фактически тождественны старым епархиям; в их составе выделяются одна-две (и не больше!) новых провинциальных епархий, которые весьма зависят от главы митрополии, седящего в областном (краевом, республиканском) центре. Получается, что епископы, назначенные в районные центры, хоть и именуются епархиальными, но больше напоминают викарных – правда, с расширенными полномочиями – так, как это предусматривалось для викариатств Поместным Собором 1917-18 гг.

Обращает на себя внимание тот факт, что далеко не самые крупные епархии превращены в митрополии. Например, в Хабаровской епархии было около ста приходов, в Красноярской – и того меньше. А наиболее мощные епархии – например, Московская и Санкт-Петербургская – так и остаются епархиями, равными по статусу каким-нибудь новоучрежденным Орским и Гайским. В двух названных епархиях приходов больше, чем во всех новых митрополиях вместе взятых. Странно также, что новые митрополии строго не выходят за границы субъектов РФ. Например, Амурская митрополия (бывшая Хабаровская епархия) включила в себя всего две епархии на территории Хабаровского края, в то время как в нее же явно просится состоящая из 10 с небольшим приходов епархия Еврейской автономной области, входившей, кстати, при советской власти в Хабаровский край. Таким образом, если Кирилл и дальше начнет развивать реформу в этом духе, то постепенно просто все епархии превратятся в митрополии, и реформа ничего не даст с точки зрения упрощения управления или выстраивания "вертикали". Зато она даст десятки, а то и сотни новых епископов, формально правящих, а фактически викарных, чьими голосами легче манипулировать на Соборах. (Викарные епископы в РПЦ МП не имеют права решающего голоса на Соборах.)

Безусловно, приходит на мысль и тема Украины, как ключевого бастиона в схватке Москвы и Константинополя за "мировое православие". Не раз писалось и говорилось, что УПЦ МП, имеющая фактически автокефальные права, является "Ахиллесовой пятой" Московской патриархии. Формирование ее епископата никак не зависит от Москвы, все епископы назначаются украинским Синодом, зато на Соборах РПЦ МП они имеют право решающего голоса наравне с российскими епископами. За последние 15 лет украинский епископат Московского патриархата увеличился в четыре раза – в каждой области Украины действует по несколько епархий УПЦ МП. Конечно, качественно от этого епископат УПЦ МП проигрывает, зато количественно Киев может конкурировать с Москвой. От дробления мелких епархий в России на еще более мелкие ее епископат, конечно, тоже начнет "мельчать", и всякие "аморальные истории" с участием молодых епископов опять начнут будоражить прессу. Давно подмечено, что у Патриарха Кирилла довольно короткая "скамейка запасных" и слабая команда, так что с епископами может получиться то же самое, что было со священниками в 90-е гг. Из-за резкого увеличения числа приходов тогда повсеместно рукополагались шофера, кладовщики, бывшие парторги, отставные военные и т.д., что довольно существенно исказило облик российского духовенства. Не то же ли самое начнется теперь с епископами, в которые избираются даже не архимандриты, а игумены и иеромонахи, в том числе недавно начавшие свое служение? Безусловно, кадровый состав епископата РПЦ МП советского периода можно много и справедливо критиковать, но не придется ли о нем еще ностальгически вспомнить, глядя на десятки новых младо-епископов?

Как видно из журналов синодального заседания, дробление епархий всегда происходит "по прошению" правящего архиерея этих епархий. С одной стороны, такие поступки этих архиереев кажутся нелогичными – дробить епархию, которая и так не приносит особого дохода – зачем? Но, с другой стороны, такие прошения становятся новым тестом на лояльность епархиальных архиереев Патриарху. Теперь если кто не напишет такого прошения, то будет считаться "жлобом", который не хочет пожертвовать частью своих "конвертиков от приходов" ради выполнения "миссионерского императива" Кирилла – сделать Церковь и, соответственно, епископов "ближе к народу". Деление Рязанской епархии, которую возглавляет давний соратник Кирилла архиепископ Павел (Пономарев), на три епархии и создание из нее митрополии – тревожный "звоночек" не столь близким к нынешнему главе РПЦ МП архиереям соседних епархий – Владимирской, Тульской, Калужской (последней – в особенности, хотя, казалось бы, именно там, в отличие от остальных, уже есть готовый митрополит).

В общем, структура РПЦ МП все усложняется. Не будем сейчас трогать Синодальные учреждения, остановимся на территориальном делении. Есть единая поместная Церковь, в которую входит несколько автономных Церквей, причем степень их автономии разная. Самая автономная – Украинская, затем – Японская, затем, пожалуй, Эстонская и Молдавская. Только Украинская может полностью самостоятельно учреждать новые епархии и ставить туда епископов без ведома Москвы. Свои Синоды, помимо Японской, Эстонской и Молдавской, имеют еще Латвийская и Белорусская Церкви. Но последняя предпочитает скромно именоваться Белорусским экзархатом. Патриаршие экзархаты также есть в Средней и Западной Европе и в Латинской Америке, но они не имеют никаких Синодов, и епархии, входящие в их состав, напрямую подчинены Москве. Создано два митрополичьих округа – в Казахстане и Средней Азии. Они имеют чуть больше самостоятельности, чем экзархаты. Учрежденные же в России митрополии – это не митрополичьи округа, но лишь подобные им объединения епархий. Параллельно с этими 10 митрополиями, на остальной территории России действуют десятки епархий, не входящих ни в какие экзархаты или митрополии. Можно было бы сказать, что это напоминает административно-территориальное деление Боснии и Герцеговины, если бы ее "рыхлая конфедерация" включала бы в себя десятки, а то и сотни субъектов. В общем, такая картина весьма запутывает структуру РПЦ МП, а значит, и усложняет ее управляемость.

Тяжело все время что-то критиковать, поэтому позволим себе смелость высказать одно конструктивное предложение. А что, если действительно разделить всю РПЦ МП примерно на 20 митрополичьих округов и предоставить им максимальную самостоятельность, как автономным или даже автокефальным Церквам? Заодно и поныне действующий Указ Патриарха Тихона № 362 удалось бы выполнить…

Александр Солдатов,
"Портал-Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования