Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Комментарий дняАрхив публикаций ]
Распечатать

Где тонко, там и рвется. Абхазия – очередное слабое звено российской церковной дипломатии


Московский патриархат располагает, пожалуй, самой мощной в мире церковно-политической структурой. Не испытывает квазигосударственная Церковь России и недостатка в финансировании. Вот, может быть, с кадрами некоторая проблема есть – творческих людей, увлеченных высоким идеалом служения Церкви ради торжества Божией правды на земле, в многочисленных структурах патриархата не хватает. Такое уж ныне прагматичное время, да и политико-экономическое положение РПЦ МП не настраивает на романтический лад. Если не принимать за "национальную идею" ностальгическое празднование 9 мая, то придется признать, что монетократия, власть денег и вера в их огромную, чудотворную силу, стали подлинной национальной идеей на значительной части постсоветского пространства.

После того как во главе РПЦ МП встал "эффективный менеджер" подобный образ мыслей и ценностный ряд открыто артикулируется в церковной политике. Патриарх Кирилл признает, что прошло время безвозмездного труда церковных работников "во славу Божию", и что для реализации неких "миссионерских императив" нужна солидная финансовая подпитка, экономическая база. Отсюда – передача в собственность Церкви огромной недвижимости, государственное финансирование программ преподавания религии в школе и духовного окормления армии, создание "эндаумент-фонда", шефство госструктур над монастырями и наиболее значимыми приходами. При решении вопросов внешней политики патриархия также привычно опирается на экономический ресурс российского государства.

Для россиян не секрет, что войну в Чечне и отделение Кавказа от России удалось остановить лишь за счет постоянного закачивания в "мятежный регион" многомиллиардных субсидий из Москвы. Не секрет и огромные суммы, вкладываемые в восстановление Абхазии и Южной Осетии, независимость которых РФ признала сразу после завершения своей победоносной войны с грозным противником – Грузией. Даже за дипломатическим признанием "новых независимых государств" со стороны Науру или Никарагуа стоит все тот же финансовый ресурс. Власти микроскопического острова Науру даже и не скрывали, какую сумму они получили от России за признание независимости двух грузинских регионов.

По линии Московского патриархата в создание независимой Абхазской епархии также были вложены средства. Невзирая на то, что РПЦ МП признает юрисдикцию Грузинской Церкви над Абхазией, в Сухуми и на Новый Афон постоянно присылаются священники соседней Майкопской епархии. Более того – в Абхазию был направлен главный пиар-ресурс РПЦ МП протодиакон Андрей Кураев, который в последние месяцы не раз проводил успешные спецоперации в "горячих точках" постсоветской экумены. Хорошо памятны его осенние выступления в Молдове, благодаря которым удалось загасить "очаг нового раскола" в лице консервативного Общества блаженной Матроны Московской. Вот о демарше трех удмуртских священников, прекративших поминовение Патриарха Кирилла, увы, в Москве заранее не знали, а то бы мы имели пример успешной "деятельности о. Андрея по пресечению раскола" и на территории одного из центральных регионов России. Официально, в Абхазии с осени прошлого года о. Андрей читает лекции в местном университете, ездит на мопеде и живет в гостеприимном доме благочестивой семьи, перебравшейся в "страну души" из душной Москвы. Неофициально – контролирует процесс формирования автокефальной Абхазской Церкви, автокефалия которой будет настолько же подлинной, насколько подлинным является государственный суверенитет Абхазской Республики.

Если принять о. Андрея за "смотрящего", то главной точкой опоры Москвы непосредственно в среде Абхазской Церкви является священник Виссарион Аплиаа. Он служит в Пицунде еще с советских времен, когда носил более удобную для русского языка фамилию Плиа. Пройдя через череду испытаний и юрисдикционных поисков в начале 90-х, в разгар грузино-абхазской войны, о. Виссарион, в конце концов, пришел к выводу, что только Московская патриархия способна реально поддержать и защитить Абхазскую Церковь. О. Виссарион часто бывает в Москве, сослужит с местным духовенством и даже с Патриархом, хотя канонический статус абхазского священника остается неопределенным. На своих службах в Абхазии он возносит имя московского первосвятителя, хотя никаких отпускных грамот Грузинский патриархат ему не давал. Впрочем, такая линия поведения вполне вписывается в официальную политику нынешних абхазских властей, которые выполняют любые указания Москвы и, по сути, являются более лояльным Кремлю регионом, чем иные субъекты РФ.

Столь "узкая и марионеточная" позиция о. Виссариона – представителя старой советской генерации духовенства – не вызывает симпатий у молодого поколения абхазского клира, сформировавшегося в условиях независимости и стремящегося инкорпорировать Абхазскую Церковь в систему "мирового православия", а не низводить ее на уровень заштатной епархии РПЦ МП. К тому же у молодого поколения не вызывают особых восторгов разрушение соборности, жесткая централизованная "вертикаль", слияние с плутократической властью, коммерциализация и прочие системные пороки, которые присущи государственной Церкви России. В общем, ими руководит стремление вывести Абхазию и ее Церковь на широкий мировой простор, вместо того, чтобы банально "шакалить у российского посольства".

Кто бы что ни говорил, а Церковно-народное собрание 15 мая в Новом Афоне стало главным национальным событием в Абхазии. В нем участвовало около двух тысяч человек – гигантское по масштабам маленькой страны число. Вот она, реальная соборность, о которой россияне и не мечтают! Собрание приветствовали многочисленные политические лидеры, в том числе официальные лица Абхазии. Председатель собрания – иеромонах Дорофей (Дбар), закончивший МДАиС и богословский факультет в Греции, – стал кандидатом во епископы. Организаторы мероприятия дали понять, что у них есть определенная поддержка властей, так что в скором времени будет зарегистрирована созданная ими новая структура – Священная митрополия Абхазии. Как название этой структуры, так и личные контакты инициаторов ее создания с Патриархом Варфоломеем указывают на приоритетность переговоров об автокефалии не с Москвой, а с Константинополем. Тем более, по мнению Вселенского патриархата, только он имеет право предоставлять Церквам статус автокефальных, так повелось издревле – почему "мировое православие" и не признает автокефалии Православной Церкви в Америке, дарованной ей Москвой. Но даже при таком великом "дерзновении" клирики, провозгласившие создание Священной митрополии Абхазии, подчеркивают, что они лично остаются в юрисдикции РПЦ МП.

В свое время перед православными в Абхазии стоял выбор, подобный их собратьям в Южной Осетии. Оказавшись меж двух огней "официального православия" - Москвой и Тбилиси, в юрисдикции которых находиться невозможно, - они выбрали неофициальную, истинно-православную юрисдикцию, хотя и самую мягкую по отношению к "официальному православию" ("Синод противостоящих" Митрополита Киприана (Куцумбы)). Теперь Истинно-Православная Церковь является официальной на территории Южной Осетии, хотя ее глава, епископ Георгий (Пухатэ), не прочь войти в Московский патриархат, но в Москве не могут придумать, как это осуществить.

Московская патриархия и ее фактический представитель в Абхазии – о. Виссарион Аплиаа – крайне раздраженно отреагировали на собрание в Новом Афоне. Поскольку иеромонахи Андрей (Ампар) и Дорофей (Дбар) формально числятся заштатными клириками Майкопской епархии РПЦ МП, к ним могут быть применены канонические прещения. Правда, иеромонах Андрей успел перейти в Элладскую Церковь, где служил на приходах, но история эта темная – Москва может и не признать законным этот временный переход. "Большое искушение" новопровозглашенная митрополия и для абхазских властей. С одной стороны, эта организация глубоко национальная по духу, а принцип "незалежной державе – незалежна Церква", который оказался ключевым для судеб украинского православия, близок любым суверенным властям, даже марионеточным. С другой стороны, основная часть абхазского духовенства, объединенная вокруг о. Виссариона, Священную митрополию никогда не признает без прямого и конкретного указания из Москвы. Поскольку промосковская группа служит в Абхазии непрерывно уже два десятилетия, да и абхазские власти настолько зависят от Москвы, что не смогут принять вполне самостоятельное решение по церковному вопросу, то, скорее всего, Священная митрополия не получит поддержки властей. Дело, в конце концов, может закончиться тем, чем оно закончилось в аналогичной ситуации в Эстонии в 1996 году, – дележом приходов между Константинопольским и Московским патриархатами. Если эта модель работает во многих странах мира, то почему она не может сработать в Абхазии?

В любом случае, как бы эта история ни закончилась, мы имеем дело с очередной утратой позиций Москвы в очередном постсоветском регионе и с экспансией Константинополя, который олицетворяет в православном мире Запад – то есть США и весь "агрессивный блок НАТО".

Александр Солдатов,
"Портал-Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-21 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования