Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Комментарий дняАрхив публикаций ]
Распечатать

Православие или смерть – выбор экспертизы. В Москве оправдали судебным порядком лозунг ревнителей православия


Как известно, "нет ничего нового под солнцем". И часто то, что вчера было "плохо", сегодня "хорошо", а завтра – "экстремизм". В общем, "суета сует и всяческая суета".

20 апреля, в день рождения небезызвестного Адольфа Алоизовича Шикльгрубера, в последние предпасхальные дни, Люблинский районный суд города Москвы отказался удовлетворить представление Люблинской межрайонной прокуратуры о признании футболки с надписью "Православие или смерть" и соответствующей православной символики "экстремистским материалом". Дизайн этого шедевра декоративно-прикладного искусства был разработан художественной мастерской студии "Русский символъ", действующей при так называемом "Союзе православных хоругвеносцев" - черносотенной группировке, несколько лет назад, прославившейся, в частности, попыткой устроить драку и погром на экспозиции Федерации еврейских общин России (ФЕОР) во время межконфессиональной выставки "С верой, надеждой и любовью в третье тысячелетие".

Хотя суд и признал некоторые изобразительные элементы дизайна злополучной футболки подпадающими под действие ряда положений закона "О противодействии экстремистской деятельности", в целом было решено, что лозунг "Православие или смерть" не заключает в себе смыслового содержания экстремистского характера. При этом суд основывался на результатах двух независимых экспертиз, одна из которых была проведена старшим научным сотрудником Института Европы РАН к.ф.н. Р.Н. Лункиным, а другая - комплексная психолого-лингвистическая и религиоведческая - О.Д. Маланцевой, Ю.А. Сафоновой, Н.А. Сладковой и профессором М.О. Шаховым.
Прежде чем обратиться к выводам уважаемых экспертов, давайте посмотрим на все с точки зрения обычной здравой логики. Лозунг "Православие или смерть", если рассматривать его как требование, предъявляемое другим людям, предлагает выбор крайности, а крайность по латыни - это и есть "extremum".

К.ф.н. Р.Н. Лункин, как выяснилось, в своем исследовании раскрывает исторические и богословские корни лозунга "Православие или смерть" и делает вывод, что "представленный материал не несет в себе негативных коннотаций, и в целом негативной нагрузки, не содержит в себе каких-либо признаков, возбуждающих религиозную рознь и межрелигиозную вражду, а также не содержит призывов или побуждений к религиозной розни и вражде".

Далее эксперт рассказывает суду, что "монахи трактовали этот лозунг как отстаивание православия как спасительной веры в противовес духовной смерти души без православной веры, готовность последовательно отстаивать свою веру до самой смерти. В России лозунг "Православие или смерть" с 1990-х годов стали использовать православные консерваторы, сторонники монархических движений, противники экуменизма, а также православные музыканты и актеры (Константин Кинчев, Иван Охлобыстин) и священнослужители (игумен Сергий (Рыбко)). "Православие или смерть" стал символом приверженности религиозному консерватизму, просто православию как религии в целом, православию как единственному спасению России".

По мнению Романа Лункина, "восприятие лозунга "Православие или смерть" во многом зависит от его религиозной, богословской интерпретации в православном сообществе. К примеру, патриарх Московский и всея Руси Кирилл призывал опасаться проповедников, использующих слоган "Православие или смерть!" и трактующих его как борьбу с инакомыслящими: "Если мы слышим горячие призывы к борьбе, к разделению, к спасению православия даже до смерти, когда мы слышим слоган: "Православие или смерть!", – нужно опасаться подобных проповедников". "Никогда Господь не говорил: "Мое учение или смерть!", – подчеркнул Святейший Патриарх Кирилл. – Ни один апостол не провозглашал: "Православие или смерть!", потому что православие – это жизнь вечная, радость во Святом Духе, красота жизни. Смерть же – это тлен, результат грехопадения и диавольского действия" ("Интерфакс-Религия", 9 марта 2009 г.).

Вместе с тем, трактовка этого лозунга как спасения от гибели и смерти именно в православии была также дана протодиаконом Андреем Кураевым: "Православие или смерть - это математическая формула для России сегодня. Не нужно вести миссии среди чужих, нужно обращать в веру хотя бы своих, - сказал отец Андрей в ходе лекции в Украинском католическом университете во Львове" ("Интерфакс-Религия", 21 сентября 2007 г.). Священник Георгий Рощин (ныне - заместитель председателя Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви и общества) отмечал: "Сам по себе этот слоган ведь ничего плохого не декларирует. Смысл высказывания в том, что верующий человек ставит религиозные ценности выше собственной жизни, об этом говорит и Евангелие. Такая фраза раскрывает нам смысл веры, внутреннее стремление человека к Богу" ("Московский комсомолец", "Вера, одежда, любовь", 21.08.2008)".

Думается, что после прочтения этих обширных цитат нельзя не задать вопросы: почему вывод об отсутствии "негативных коннотаций" делается лишь на основе анализа возможного восприятия этого лозунга в православной среде, причем даже не среди большинства верующих, а в достаточно узком сегменте последователей православия определенного толка, отличающихся высоким уровнем практики и вовлеченности в церковную жизнь? Как на основе таких заключений можно делать вывод о подпадании или неподпадании данного под норму общеуголовного права и секулярного права вообще?

Эта экспертиза была приобщена к делу 8 июля минувшего года. А в марте 2011 года было представлено комплексное заключение психолого-лингвистического характера. В нем отмечалось, что "лозунг "Православии или смерть!" означает внутренний духовный выбор для последователей православной веры – или сохранение веры или гибель (смерть). Лозунг не обращен "вовне", к неправославным и не предполагает принуждение кого-либо становиться православным под страхом смерти и не содержит призыва к преследованию или истреблению неправославных". Кроме того, в экспертизе подчеркивается: "Мысль о том, что отпадение от православной веры хуже смерти, выраженная в анализируемом лозунге, не может рассматриваться вне контекста – фундаментальных основ православного учения об исключительной роли Церкви в деле спасения души… утверждение об исключительной важности принадлежности к Православию для спасения души имеет богословское значение. Это увтерждение не изобретено авторами лозунга "Православие или смерть!". С лингвистической точки зрения, высказывание "Православии или смерть!" не является противопоставлением одной группы лиц другой: "Расположение фразы "Православие или смерть!" именно на майке позволяет предположить, что, скорее всего, в контексте рубрики "Антирелигия" фраза "Православии или смерть!" будет интерпретироваться понимающими читателями как выражение жизненной позиции человека, одетого в эту майку, либо у иного адресата эта надпись будет вызывать недоумение и интерес".

Утверждение, что данный лозунг направлен как бы внутрь православной среды, а не вовне ее, не аргументирован. Лозунг этот размещен не во внутрихрамовом пространстве и не на окладе предназначенной для молитвенного поклонения иконы. Он размещен на очень заметной части одежды, предполагающей эмоциональное восприятие слогана самым широким кругом лиц, а не только и не столько православными. И восприниматься он будет не так неопределенно и расплывчато, как полагают эксперты-психолингвисты, а вполне определенно. Прежде всего, в силу самого высокого и жесткого уровня категоричности. Лично я, как гражданин светского государства, записавшего в своем Основном законе примат международного права, предпочел бы в соответствии со ст. 18 Всеобщей декларации прав человека, предусматривающей возможность менять религиозные и политические убеждения, менее категоричные и более гибкие формы выбора. Но выбор смерть или принадлежность к определенной конфессии - это перебор.

Эксперты утверждают, что в данном лозунге не содержится противопоставления одной группы лиц другой, по принципу превосходства, исключительности и т.п. Действительно, напрямую это из текста лозунга не следует. Однако обратимся, к ст. 1 ч. 1 (пункт в) закона "О противодействии экстремистской деятельности", в котором говорится, что под понятие "экстремистской деятельности" подпадают также публичные призывы к осуществлению указанной деятельности, а также публичные призывы и выступления, побуждающие к осуществлению указанной деятельности. Побуждение, в отличие от прямого призыва, - это фактор, мотивирующий более косвенно ту или иную деятельность (в нашем случае - экстремистскую), однако имеющий прямую логическую связь с видимыми проявлениями такой деятельности. В нашем случае речь не идет о каком-то выборе некоего внешнего объекта материальных реалий типа "мясо" или "Мерседес", но о выборе определенной социальной категории, каковой является религиозное, национальное и политическое сообщество, что предполагает не только определенное мировоззрение, но и аффиляцию с определенной группой людей, причем в контексте жесткого противопоставления другой группе. Точно так же логика экспертов не позволит нам увидеть никакого экстремизма, скажем, в лозунге "Deutschland uеber alles". Ведь в нем формально не противопоставляются друг другу группы людей. А фактически?

Эксперты, наверное, справедливо утверждают, что этот лозунг символизирует исключительное значение православия для бессмертия души и естественное отношение православных к своей религии, как к абсолютному выражению истины и высшей ценности. Вот только лично у меня тогда возникает вопрос: почему подобное естественное отношение к своей религии мусульманского богослова Саида Нурси, выраженное в его трудах в куда более мягких и обтекаемых формулировках, заставило другой московский суд - Коптевский - признать его труды "экстремистскими", в том числе и за "пропаганду исключительности ислама". Наконец, ни одна религия в первоисточниках своих не ставит вопрос о следовании ей в форме столь категоричного императива. Христианство, например, делает акцент на потере, либо обретении души для вечной жизни, а в исламе говорится о возможности при определенных обстоятельствах отдать жизнь при защите религии Аллаха - это богоугодный поступок, но ни в коем случае не условие полноты веры.

Да, многие, поистине сверхъестественные, чудеса творятся порой в российских судах по делам, так или иначе связанным с религией. Но сейчас не о них, а об экспертизе, которая в таких делах играет часто ключевую роль в формировании доказательной базы. Описываемый прецедент очевидно подтверждает все более растущую тенденцию к тому, что такие экспертизы проводятся не только на "заданную тему", но не исключено, что и с заранее заданным результатом.

Валерий Емельянов, ИАЦ "Время и мир",
для "Портала-Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования