Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Комментарий дняАрхив публикаций ]
Распечатать

"Нельзя в России никого будить!" Костромское и удмуртское дела напомнили о несостоятельности идеи независимого суда в административно-командной системе


Когда-то митрополит Кирилл (Гундяев), разрабатывая "Основы социальной концепции" РПЦ МП, искренне рассчитывал с помощью нового документа сохранить в Церкви дух здорового традиционализма (а вместе с ним подлинного консерватизма) и - одновременно - начать постепенный отход от будоражащей неокрепшие "неофитские" умы эсхатологии, прочно завязанной на монархическую идею. Провозглашение приоритета теократии над монархией вкупе с канонизацией царской семьи должны были положить начало нормальной традиционной церковной жизни, что называется, "с чистого листа". И без излишней "соборноправной" демократии.

Реформа митрополита Кирилла образца 2000 года замышлялась как преобразование без пересмотра или просто даже систематизации церковного наследия. Такие пересмотры или систематизации чреваты, как принято считать в РПЦ МП, непременными "нестроениями" и даже чем-то пострашнее - расколами. Как бы в подтверждение правоты своего начинания нынешний Патриарх не раз давал понять, что в истории Церкви всегда было так: в разные периоды что-то актуализировалось, а что-то тихо уходило на задний план или даже отмирало.  

Но до самого конца патриаршества Алексия II, то есть без малого всё последующее десятилетие, ожидавшаяся "новая жизнь" сама собой как-то не очень складывалась. Точнее будет сказать, церковная жизнь оставалась в состоянии неопределённости: иерархи объявили о верности незыблемым православным устоям, но это не успокаивало церковных фундаменталистов и консерваторов, склонных во всём видеть подвох. Вместе с тем, даже такое положение дел давало возможность отцам реформы толковать его в духе дипломата Горчакова как необходимое "сосредоточение".

Возникали, конечно, и совсем уж неожиданные помехи делу "сосредоточения". Немало, например, удивил епископскую корпорацию демарш чукотского собрата. Впрочем, казус Диомида оказалось совсем нетрудно истолковать как необходимое "очищение", ведь епископ явно "хватил через край", а значит, особо и не рассчитывал на поддержку архиереев, которые, к слову сказать, ответили ему той же монетой.

По законам информационных технологий, "очищение" не обошлось без приобретения РПЦ МП дивидендов. Будто следуя так и нереализованному желанию неуёмного Никиты Хрущёва, обещавшего показать в телетрансляции на весь мир последнего попа (по роли, разумеется, дикого обскуранта), государственные и огосударствленные телеканалы принялись взахлёб рассказывать о странностях чукотского епископа Диомида и параллельно этому цитировать "нормальных" епископов и священников.

Уже в качестве Патриарха Кирилл придал процессу систематизации должное административное ускорение. Инструкции, коим уже несть числа (буквально обо всём на свете), спускаются одна за другой сверху вниз. И, напротив, имущество, согласно патриархийному и епархиальным распоряжениям, отписывается снизу вверх. При этом духовенство лишено возможности отстаивать свои гражданские права в светских судах (к примеру, трудовые споры), как и решать там же проблемы внутрикорпоративных имущественных отношений. Нет (и не может быть?) у лиц духовного звания и собственного профсоюза. Светскую власть объявленное в одностороннем порядке церковной корпорацией фактическое поражение в правах российских граждан не слишком заботит. Разумеется, вопрос "где начинается отделение Церкви от государства и где оно заканчивается" простым не назовёшь, но за все 20 лет существования постсоветской России власти его даже не пытались поставить. Неписаной нормой считается представление, выраженное однажды "диаконом всея Руси" Андреем Кураевым. Смысл его таков, что ежели что-то учредила Церковь – значит, это по её ведомству, а если нет – тогда это светское учреждение. Чем отличаются внутренние порядки в Церкви и вне её и как соотносятся между собой обе системы – сия "высшая математика" недоступна пониманию ни чиновников, ни юристов, ни уж тем более иерархов РПЦ МП.

Правда, в последние годы у РПЦ МП появилась собственная судебная инстанция. Долго обходились без неё, но на момент учреждения церковных судов откладывать решение вопроса было, с одной стороны, ни к чему - по причине свершившегося закрепления привилегий епископата, а, с другой, и нельзя. В отсутствие возможностей для обращений в светские органы какой-то выход недовольству должен быть создан внутри самой системы.

Учреждённые при Алексии II церковные суды начали работать при Патриархе Кирилле. Что происходит в реальности в епархиальных судах (де факто - архиерейских), было не слишком понятно - учитывая новизну самого института, специфику дел, привычку членов церковной корпорации решать все сколько-нибудь значимые вопросы за закрытыми дверями. Было не слишком понятно, пока в широкое обсуждение не вышла история костромского игумена Харитона (Просторова). Заседание церковного суда по его делу если и проводилось, то уж точно с грубейшими нарушениями установленной процедуры.

Более открыт общецерковный суд РПЦ МП - по крайней мере, в том отношении, что с его материалами может познакомиться каждый желающий. Правда, в случае о. Павла Адельгейма он сразу же продемонстрировал фактические пределы своей компетенции, отказавшись выносить решение по существу жалобы священника на правящего архиерея. Не каждый священник, конечно, решится выяснять отношения с епископом в общецерковном суде, для этого надо иметь, как минимум, диссидентский опыт. Поэтому так значимы апелляции к церковному суду отказавшихся поминать Патриарха Кирилла за богослужением троих священников из Удмуртии со вполне обычными биографиями. Начав с непоминания, свой протест одним лишь непоминанием (как это делали их предшественники) они не ограничили.  

Происходящее с позиций иерархии, наверняка, оценивается как вызов существующей системе. В широком смысле, безусловно, это так. Но одновременно это и необычный для РПЦ МП конфликт с очевидной демонстрацией договороспособности "низов" (типологически совсем другая история, чем последний конфликт иерархии с непримиримыми Боголюбовскими фундаменталистами). Ведь консервативно настроенные клирики призывают не к установлению Царства Божия на земле, а апеллируют к созданной иерархией же церковно-правовой системе.

Михаил Жеребятьев,
для "Портала-Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования