Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Комментарий дняАрхив публикаций ]
Распечатать

Застенчивая реформа. В решениях Архиерейского Собора РПЦ МП в целом одобряется курс Патриарха Кирилла, но с оговорками


Согласно действующему Уставу РПЦ МП, периодичность проведения Архиерейских Соборов определена как один раз в четыре года. Фактически этот орган церковного управления является теперь главным и важнейшим в Московской патриархии – роль Поместного Собора, как атавизма революционных веяний начала ХХ века, сведена к одному ритуалу – избрания нового Патриарха. При Алексии II, после стабилизации церковной жизни в середине 90-х, уставная периодичность Архиерейских Соборов соблюдалась "по максимуму" - 2000, 2004, 2008 гг. Патриарх Кирилл явно усиливает роль этого органа церковного управления, созывая архиереев ежегодно (в прошлом году роль Собора играло Архиерейское совещание, также приуроченное ко дню интронизации Кирилла, а в 2009-м, накануне избрания Патриарха, состоялся полновесный Архиерейский Собор).

Как известно, современная архиерейская среда в России отличается двумя принципиальными качествами – консерватизмом и прагматизмом. В общем-то, консерватизм является непременным условием архиерейского прагматизма, потому что любая резкая ломка сложившихся форм сопряжена с риском. В России медленно, но верно развивается процесс клерикализации – не столько общества, сколько официальной политической жизни. Клерикализация имеет и серьезную экономическую основу в виде срастания церковной и светской бюрократий, замешанного на общем бизнесе с коррупционной составляющей. Вместе с тем, внешне неизменные формы церковного благочестия воспринимаются обществом как своего рода "знак качества" церковной организации: да, широко известно, что церковная "верхушка" срослась с олигархией, но обряды исполняются верно, "по-старинному", а значит ставить под сомнение истинность этой "верхушки" оснований нет.

Патриарх Кирилл – не совсем типичный представитель этого архиерейского сословия. В чистом виде "на кафедре" он провел не так много времени – с 1984 по 1989 гг., после своего увольнения с поста ректора Ленинградских духовных школ и до назначения на ключевой в РПЦ МП пост председателя ОВЦС. Но и в течение этого 5-летия будущий Патриарх поддерживал активные внешние контакты и участвовал в экуменической деятельности. Именно экуменизм, являющийся порождением западной религиозной культуры, сформировал Кирилла как церковного политика. И неудивительно, что на протяжении двух лет его патриаршества как церковное сообщество, так и невоцерковленная часть российского общества, ждут от него реформ. Так и слышится отовсюду: "Перемен, мы ждем перемен!"

Однако реформаторство Патриарха Кирилла носит скорее косметический характер, оно не затрагивает устоявшихся форм церковной жизни, многие из которых замешаны на формально-ритуальной религиозности, не подразумевающей сознательной духовной жизни и искреннего интереса к истинам своей веры. Известен принцип, который высказывал духовный наставник будущего Патриарха митрополит Никодим (Ротов) в беседах со своими ставленниками-архиереями: "Ничего не меняй в епархии в течение первого года после назначения". Митрополит Никодим, безусловно, вошел в церковную историю как реформатор и проповедник обновленного видения христианства в духе Второго Ватиканского собора и левацкого "богословия освобождения". Но и его реформаторство, при всем масштабе личности Никодима, мало повлияло на общий облик официального русского православия, так и оставшись частным экспериментом, забывшимся вскоре после смерти Ленинградского митрополита на приеме у Папы Римского. Как заметили в консервативной церковной среде и вскоре после интронизации Кирилла, "Патриарх вытесняет в нем кардинала", то есть белый куколь московского первосвятителя подавляет всем весом своей традиционности смелые порывы реформатора-западника.

На смену программе церковных реформ, с которой ассоциировался Кирилл в первый период своего патриаршества, приходит сугубо политическая программа, венцом которой в народе начинают считать избрание Патриарха на пост президента, что стало бы наивысшим аккордом "симфонической музыки" официального русского православия. Патриарх все смелее и активнее вторгается в разные сферы сугубо светской жизни – вплоть до предложения назначить церковных комиссаров-советников во все политические партии. Нынешнее решение Архиерейского Собора относительно возможности участия священнослужителей, пусть и с оговорками, в политических выборах и в деятельности парламентов разных уровней – важный элемент политической программы Патриарха. Оно фактически отменяет знаменитое решение Священного Синода РПЦ МП от октября 1993 года, запрещавшее священникам активное участие в политической жизни. Естественно, что именно это решение Собора привлекло больше всего внимания светского общества и СМИ. Тем более, что принято оно накануне не такой уж очевидной и предрешенной выборной кампании 2011-12 гг. в России…

Обращает на себя внимание, что значительная часть формулировок решений Архиерейского Собора составлена в стиле "одобрить инициативу Патриарха, но счесть невозможной ее реализацию в полном объеме". Одновременно констатируется невысокий уровень дисциплины в архиерейской среде: "С сожалением отметив, что отдельные определения Архиерейских Соборов, Архиерейских Совещаний и Священного Синода не получают должного исполнения, Освященный Собор полагает особо важным, чтобы управляющие епархиями, а также председатели Синодальных отделов, комитетов и комиссий озаботились тщательным ознакомлением… с решениями Священноначалия. Каждому правящему архиерею и руководителю Синодального учреждения надлежит разработать порядок исполнения подлежащих его ведению решений органов управления". Одна из важнейших и знаковых инициатив Патриарха также признана трудноисполнимой "на нынешнем этапе": "Собор указывает на необходимость активизации работы по введению на приходах Русской Православной Церкви штатных оплачиваемых должностей педагога, социального работника и ответственного за работу с молодежью. Вместе с тем, учитывая неизбежные трудности в осуществлении этого решения, на первом этапе эти должности следует вводить в крупных городских приходах". Явно не оправдывает себя излюбленный административный прием Патриарха Кирилла – принятие разного рода концепций, доктрин и программных документов по самым разным вопросам церковной и общественной жизни. Опыт показывает, что большинству церковных деятелей они остаются неизвестны и непонятны – христианство, особенно восточное, вообще невозможно зарегулировать разного рода инструкциями и детальными предписаниями, оно слишком многогранно, а часто и дуалистично для этого.

Итак, безусловно, при новом Патриархе происходят какие-то перемены в церковной жизни РПЦ МП – реабилитируется экуменизм, заимствуются какие-то формы западного миссионерства, растет профессиональный уровень церковных СМИ, как-то начал функционировать церковный суд. Вместе с тем, резко ограничена самостоятельность прихода, введена церковная цензура в издательской сфере, прекращен диалог с украинскими "раскольниками" и начато их силовое подавление. При этом, безусловно, акцент в деятельности высшего руководства РПЦ МП сместился в сторону светской политики – здесь из уст Патриарха и руководителей Синодальных отделов звучат довольно смелые заявления. Похоже, что секуляризация Церкви является неизбежным спутником клерикализации политики.

Владимир Меньшов,
для "Портала-Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования