Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Комментарий дняАрхив публикаций ]
Распечатать

Кому нужен президент Мубарак? Религиозное измерение египетских событий


На телеэкране — немолодой и очень импозантный араб. Пытаясь перекрыть толпу, он кричит прямо в камеру: "Мы ненавидим аль-Барадеи! Мы любим Мубарака! Мы – христиане!" Еще месяц назад представить себе таких слов не могли даже самые искушенные аналитики.

Катастрофические и великие события, происходящие сейчас в арабских странах, на устах у всех: политологов, экономистов, военных специалистов. Религиоведы тоже не остаются в стороне, так что включу и я свой голос в хор пикейных жилетов.

События последнего времени в очередной раз подтвердили мнение о том, что арабский мир остается единым вне зависимости от государственных границ. Начавшись в Тунисе всего месяц назад, сегодня панарабская революция или, как говорят на Западе, Arab world protests,охватывает всю северную Африку и значительную часть Ближнего Востока. Наибольшего успеха протестующие достигли в Тунисе — правительство пало, президент бежал. На "втором месте" - Египет и Йемен, где президенты еще на месте, но уже отказались идти на следующие выборы. На "третьем" - Иордания. Там пока все обошлось отставкой правительства. Впрочем, Иордания - королевство, и Абдалла II (прямой потомок Пророка, английский офицер и фанат Стартрека) вряд ли оставит пост в трудный час.

Это если мерить по успеху. А по масштабу событий Египет, безусловно, опережает всех соседей. 2 февраля на улицы Каира вышли сотни тысяч людей (иногда говорят и о миллионах), армия отказалась кого-либо поддерживать и выжидает, полиция совершенно бессильна, президент публично пообещал отдать власть осенью следующего года.

И вот тут-то выяснилось, что египетское общество неоднородно. В то время как одни требуют, чтобы Мубарак немедленно покинул пост, другие неожиданно проявили готовность его поддержать. И в этом конфликте религиозное измерение имеет далеко не последнее значение.

Араб = мусульманин?

Говоря о Египте, нормальный человек думает об исламе. Ну ладно, сначала он думает о курорте, о пирамидах, фараонах и всем прочем, а потом уж об исламе. Но все-таки ему в голову редко приходит, что 8 % населения Египта — христиане. Между тем это так, и по некоторым оценкам их число даже превышает 10-ю часть населения 80-миллионной страны. Это почти как мусульмане в России, где ислам — респектабельная религия, входящая в число "традиционных", а государство прикладывает немало сил для поддержания именно такого имиджа ислама вне зависимости от действий его внутренних радикальных группировок. В Египте ситуация иная. Ислам там - государственная религия, а права христиан существенно ограничены если не по закону, то в силу общественных настроений.

Чтобы разобраться в причинах этой ситуации, придется заглянуть в учебники истории. Полторы тысячи лет назад Египет был не просто христианской страной, а одним из главных центров христианского мира. Первые общины в крупнейшем городе региона (и вообще в одном из самых больших в античном мире) Александрии появились, возможно, еще в I веке. Согласно преданию, проповедь христианства там начал сам евангелист Марк. Первоначально, вероятно, новое учение распространялось в среде многочисленной иудейской общины, однако уже ко времени Миланского эдикта Александрия вошла в тройку самых влиятельных центров христианства вместе с Константинополем и Антиохией. Местная община породила длинный ряд великих богословов, среди которых Климент, Ориген, Дионисий, Афанасий Великий и Кирилл Александрийский.

В 451 году в Халкидоне (теперь это турецкая территория) был проведен IV Вселенский Собор, осудивший монофизитскую ересь. Монофизиты видели в Иисусе только Божественную природу, в то время как Вселенская Церковь исповедала в Нем и человеческую. Несмотря на запрет, монофизитская Церковь Египта (ныне известная как Коптская) продолжала свое существование и была чрезвычайно популярна. Борьба двух Церквей в этом регионе — отдельная и интересная история, но нас сейчас она совершенно не интересует.

Куда важнее то, что в 641 году в Египет вторгаются арабы. Со смерти Пророка Мухаммеда прошло всего 9 лет, но новое арабское государство уже здорово потрепало своих соседей и в первую очередь — Византию, та почти без боев сдала завоевателям самую хлебную и богатую из своих провинций. Местное население не оказывало арабам никакого сопротивления.

Надо сказать, что мусульманские династии средневековья — будь то Омейяды, Аббасиды или Фатимиды, последовательно владевшие Египтом, хотя и не показались бы нам сейчас образцом толерантности, все же были куда более религиозно терпимы, чем их нынешние последователи. Христиане, как и все иноверцы в халифате, были обложены очень высокими налогами, но силой в ислам, как правило, никого не загоняли. Экономическое ли давление давало свои плоды или культурное, но в скором времени большинство христиан, принявших решения Халкидонского Собора, в Египте перешло в ислам. А вот монофизиты стали называть себя коптами, восприняли арабские традиции и просто включили в свои ряды множество арабов, но от христианства не отказались. И сегодня 90 % египетских христиан принадлежат к Коптской Церкви Александрии, а из оставшихся значительная часть входит в Коптскую же католическую Церковь (часть монофизитов, вошедшая в унию с Римом и отказавшаяся от прежних богословских взглядов). Остаток приходится на долю разнообразных протестантов.

Сегодня копты говорят на арабском и во всем, за вычетом религиозных взглядов, являются такими же арабами, как и все остальные египтяне. Но именно эти взгляды создают костяк их образа жизни — от домашних традиций до татуировок креста, которые многие копты наносят на руку после крещения.

В середине XIX века казалось, что для коптов начались изменения к лучшему. В 1855 году была отменена джизья, тот самый налог для иноверцев. После 1914 года Египет стал английским протекторатом и получил законы о веротерпимости. Однако хорошие времена не продлились долго. Уже в 1922 г. в Египте вновь устанавливается мусульманская королевская династия и, хотя англичане контролируют действия местных властей, копты вновь оказываются ущемлены. В 1954 году, когда происходит переворот и Насер приходит к власти, а английские войска уходят, давление на христианскую общину в Египте начинает быстро нарастать. С начала 70-х годов антикоптские настроения в обществе становятся нормой.

Приход к власти Мубарака ситуацию не улучшает, а ухудшает: за время его правления христиане в Египте более полутора тысяч раз подвергались нападениям, в числе которых были и теракты. Самый крупный из них унес жизни 81 человека.

В последние два года ситуация стремительно накаляется. В январе 2010-го в Наг-Хаммади (дорогом сердцу каждого религиоведа находкой там крупнейшего собрания гностических текстов) произошло нападение на коптскую общину. 9 человек погибли. В конце апреля 2010-го в Мерса-Матрух прошел громадный коптский погром — 3 000 мусульман разнесли весь христианский квартал, сожгли несколько десятков домов, разграбили магазины. 400 членов местной общины вынуждены были забаррикадироваться в церкви и чудом остались живы. Одиночные нападения давно уже не счесть. 1 января 2011 года, всего месяц назад, когда в Тунисе полным ходом шли беспорядки, в Александрии была взорвана коптская церковь, 21 человек погиб, 79 получили ранения. Наконец 11 января (до начала волнений в Египте оставалась неделя) полицейский-мусульманин обстрелял группу христиан. Один человек погиб, пятеро было тяжело ранено.

Власти при этом не предпринимали серьезных попыток изменить ситуацию. Более того, на юридическом уровне они только закрепляют религиозное неравенство. Переход из ислама в христианство по египетским законам невозможен, переход наоборот — только приветствуется. Дети из смешанных семей автоматически считаются мусульманами и не могут получать христианского образования.

Сейчас, во время волнений, коптская община расколота на две части. Одни на площадях требуют свержения Мубарака. Но другие поддерживают его, хотя еще месяц назад справедливо винили в притеснениях. Почему?

Мусульманин = фундаменталист?

Ответ прост и лежит на поверхности. Куда больше, чем Мубарак, христиан пугают мусульмане-фундаменталисты. Именно они все эти годы и устраивали теракты и погромы против коптов. Сейчас фундаменталисты в Египте ближе к власти, чем когда-либо.

Нельзя, впрочем, сказать, что раньше они были от нее далеко. Наиболее авторитетная фундаменталистская группа, "Братья-мусульмане", в 2005 году получила в египетском парламенте 88 мест, то есть примерно пятую часть. Сейчас — 14, и только из-за жестких мер правительства. И это при том, что официально "Братья-мусульмане" в Египте запрещены и вынуждены выдвигаться то в союзе с другими партиями, то в качестве самостоятельных кандидатов.

Поняв, что из официальной политики их выдавили, "Братья-мусульмане" сделали ставку на уличные волнения. На протяжении последнего полугода их демонстрации происходили постоянно. Хотя нельзя сказать, что только они выводят сейчас людей на улицы, все же именно ими устраиваются самые громкие акции.

Правительство тоже, видимо, связывает волнения в первую очередь с их деятельностью и шире — с тем движением мусульманского фундаментализма, которое они представляют. В самом начале событий были арестованы 5 видных деятелей "Братьев-мусульман", но 1-2 февраля из тюрем сбежали сотни их сторонников.

В чем суть идеологии "Братьев-мусульман"? Это радикальное суннитское движение, призывающее к возвращению шариата и вообще полному возврату государства к религиозным ценностям и традициям. В принципе они хотели бы построить единое арабское государство, но пока не заглядывают так далеко. Принципиальным их отличием от многочисленных фундаменталистских групп является осуждение террора и готовность участвовать в политических дискуссиях. Это осуждение, впрочем, достаточно неоднозначно: "Братья-мусульмане" просто слишком большая организация, чтоб все ее члены имели одинаковую точку зрения на какой-либо вопрос. В настоящий момент движение это очень популярно и авторитетно не только в Египте (там оно было основано), но и во всех мусульманских государствах Северной Африки и Ближнего Востока. Палестинский "ХАМАС", в данный момент частично находящийся у власти, так же уходит корнями в "Братьев-мусульман".

Политическая дискуссия в арабских странах сильно отличается от привычной нам. В ней много религиозной риторики и, пока лидеры дебатируют в парламенте, рядовые члены часто сходятся стенка на стенку. Так что от действий "Братьев-мусульман" страдают далеко не только копты.

Более того, в Египте достаточно сильно движение тех, кто в принципе не хотел бы оказаться под властью фундаменталистов. Ситуация в Палестине и Ливане слишком наглядно демонстрирует, чем это может кончиться. Но среди египетских политиков нет тех, кто не поддерживал бы "Братьев-мусульман" как минимум по двум пунктам. Во-первых, все они терпеть не могут Мубарака и его затянувшуюся власть. Во-вторых, все они хотели бы улучшить ситуацию в Палестине. Далеко не все готовы ради этого "сбросить евреев в Средиземное море". Но большинству хотелось бы переиграть результаты Войны Судного дня. Важен тут и религиозный аспект конфликта, хотя его сложно отделить от национального. (Аналогию легко можно найти в нашей истории: помогая Сербии, Россия всегда поддерживала как братьев-славян, так и собратьев-православных).

Так, например, "Движение 6-го апреля", популярное среди молодежи и организованное преимущественно через Интернет, придерживается демократических и прозападных взглядов во всем, что не касается проблем Палестинской автономии и сектора Газа. Есть и другой пример: наиболее яркий лидер демонстрантов, лауреат нобелевской премии мира Мохаммед аль-Барадеи — юрист, экономист, политик и интеллектуал, далекий от фундаментализма. Однако сейчас он вошел в союз с "Братьями-мусульманами" и очень вероятно, что в случае его прихода к власти они получат немало мест в правительстве.

Еще вчера казалось, что эта перспектива воспринимается "на ура" большинством населения страны. Но сегодня бои между сторонниками и противниками переворота вылились в серьезные столкновения с сотнями раненых. А значит, есть те, кого такая перспектива не радует. Поддерживающие Мубарака в Египте сейчас - это не те, кто поддерживает его самого — таких в стране уже почти не осталось. Это, прежде всего, те, кто хочет мирной передачи власти, потому что это единственная возможность избежать кровавых потрясений. И, может быть, единственная надежда христиан-коптов, а заодно и израильских иудеев, для которых приход к власти ближайших союзников "ХАМАС" может обернуться нешуточными проблемами.

Константин Михайлов,
для "Портала-Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования